Общий список

КАРПЕНКО И.К.

(серия "Великие полководцы")

__________________________________________________

 

 

А молодость ушла впустую.

 

Тутмос III Менхепер-Ра

 

Правитель Египта (Та-Мера).

Жил в XVI-XV вв. до н.э.

Жил более 70 лет.

Правил 53 года и 10 месяцев.

Совершил не менее 23 походов.

 

Тутмос III был сыном Исиды, наложницы царя Египта Тутмоса II. После своего рождения, когда он достиг отроческого возраста, его определили на скромную должность в государственном храме бога Амона. И быть бы ему, скорее всего, жрецом, если б не внезапная смерть его отца. Тутмос II умер еще молодым, пораженный какой-то болезнью. От царицы Хатшепсут, дочери Тутмоса I и царицы Яхмос, он имел дочь, царевну Нефрура, а от наложницы Исиды сына Тутмоса. Других детей у него не было. А потому, когда Тутмос II умер, у египетской верхушки не было другого выхода, как посадить на трон его сына от наложницы.

Первые годы, после смерти отца, юный Тутмос III признавался единовластным правителем. Однако это длилось недолго. Опираясь на поддержку могущественного фиванского жречества и провинциальной знати, царица Хатшепсут, честолюбивая вдова покойного Тутмоса II, оттеснила от управления своего пасынка и забрала в свои руки всю полноту власти. Проводя исключительно миролюбивую политику и регулярно подкармливая армию, она перетянула значительную ее часть на свою сторону. Кто же из солдат откажется: жить хорошо и при этом не рисковать жизнью в сражениях. Ряд мероприятий проведенных царицей в пользу простого народа обеспечили Хатшепсут поддержку и в низах.

Значение Тутмоса настолько пало, что сановники считали возможным докладывать только Хатшепсут, забывая о царе. Убедившись в прочности своего положения, Хатшепсут пошла еще дальше: провозгласила себя царем (не царицей!) Египта (первый и единственный случай в истории страны). Тутмосу III по-прежнему позволялось величаться царем, появляться на столичных и храмовых празднествах, грести на них в священной лодке. Его величали «братом» царя Хатшепсут. И только. Никакой власти. Никакого влияния на дела.

Хатшепсут и, окружающие ее, вельможи так боялись усиления молодого Тутмоса, что предпочли потерять почти все завоевания Тутмоса I (он завоевал Ханаан, Финикию и Сирию до р. Евфрат) и Тутмоса II, лишь бы не дать возможности молодому царю во главе армии выступить на защиту интересов Египта.

Они знали, стоит Тутмосу появится среди воинов и он станет их любимцем. Невысокого роста, обладавший огромной силой, Тутмос был великолепным стрелком из лука и, похоже, незаурядным рубакой. Он любил армию, любил военное дело, разбирался в нем, его тянуло к подвигам и походам. Ну как такого пустишь к воинам. А потому молодого царя окружили людьми жрецов, закрыли ему доступ в боевые части, и, как следствие, отказались от какой-либо серьезной военной активности в Азии. Этим не замедлило воспользоваться враждебное Египту государство Митанни. Его агенты сначала помогли наиболее сильным владетелям Сирии и Ханаана (Палестины) выйти из под власти Египта, а потом завели с ними дружбу от имени «великого царя» Митанни. В результате очень быстро под властью Египта в Азии остались лишь Синайский полуостров, юг Ханаана (Палестины), «страна Негау» в Ливане и некоторые города финикийского побережья. Прочее было потеряно. Больше того: в Сирии – Ханаане начала складываться сильная антиегипетская коалиция государств.

И такое, невыносимое положение, Тутмосу пришлось терпеть до смерти Хатшепсут. В 21-й год «правления» Тутмоса III Хатшепсут умерла. Сразу же после ее смерти началось возмездие. Все ближайшие сподвижники покойной царицы, так или иначе ущемлявшие Тутмоса, были казнены или сосланы. Их имущество (в том числе усыпальницы – в Египте вельможи готовили их себе заранее) было конфисковано, их имена сбиты или стерты со всех памятников и стел. Определенные репрессии претерпело и жречество. Ставший единовластным царь четко показал всем: его опора армия, - и он не потерпит более ни малейшего неповиновения кого-либо.

Наведя порядок внутри страны, Тутмос начал готовить восстановление власти Египта в Ханаане (Палестине) и Сирии. В пограничную крепость Чилу начали стягиваться армейские части. К тому времени в Азии сложилась крупная антиегипетская коалиция, в которую вошли 330 владетелей Сирии и Ханаана (Палестины). Во главе ее стояли цари Кадеша и Мегиддо. Поддерживал ее и «великий царь» Митанни. Союзники возмутили последних египетских подданных в Ханаане. Во главе повстанцев встали жители Шарухена – бывшей опоры Египта в Ханаане. Несмотря на столь грозную ситуацию, Тутмос не торопился. Он выступил в поход в Азию лишь в конце 22-го года своего правления, когда был убежден в прочности своей власти в самом Египте. Тутмосу уже было за 40, а он шел в свой первый поход. 

Источники не сообщают нам, сколько воинов вел царь Египта в свой первый поход. Но мы можем рассчитать численность его войск, исходя из структуры египетской армии. В первом походе Тутмоса III, наверняка, участвовали все соединения «Войска Севера» - армии, на которую возлагалась защита азиатских владений Нильского государства.

«Войско Севера» при Тутмосе III состояло из трех корпусов (по егип.: меша): «первое войско Амона», «первое войско Ра» и «первое войско Сутеха» (в них не входили гарнизоны крепостей и пограничная стража).

Корпус имел в своем составе 400 боевых колесниц и примерно 4200 человек пехоты. Общая численность корпуса насчитывала чуть больше 5000 тысяч человек, не считая обозных.

Таким образом, армия Тутмоса III в его первом походе имела никак не менее 15000 тысяч человек (более 12 тысяч пехоты и 1200 боевых колесниц).

Продвигаясь со скоростью 18-19 км в день, египетская армия на 10-й день похода вошла в Газу (по-египетски «Схвачен властителем»), где местный правитель с покорностью принял царя Египта. На следующее утро выступили на север. Шли еще 7 дней со скоростью 17 км в день. В городе Ихем, у подножья хребта Кармел, где остановились на отдых, узнали, что армия союзников (в ее составе были также отряды сирийского государства Коде и Митанни) стоит в Мегиддо. Командовал ею царь Кадеша.

На военном совете  решали, как идти дальше. К началу совета от своих разведчиков Тутмос знал о враге все. Сколько его, как вооружен, знал, что  армия азиатов расположилась в боевом порядке от г. Танаах до южного угла долины Кина. Таким образом, перекрывался наиболее удобный для прохода египетской армии путь к Мегиддо: южный, через Танаах. Оставалось еще два пути. Через Джефти – он был удобен и выводил к северу от Мегиддо, но выходы из него прикрывали сильные отряды союзников. И через Аруну, напрямик. Это была узкая дорога, идущая по лесам горного хребта. Один крупный отряд мог остановить на ней продвижение всей армии. Мнения на военном совете разделились. Военачальники считали, что надо обойти Мегиддо либо с юга, либо с севера, Тутмос же решил идти напрямик, видимо, зная от разведки, что враг на этом пути его не ждет. И он оказался совершенно прав. Царь Кадеша и его военачальники рассуждали точно так же, как египетские военачальники Тутмоса: путь через Аруну слишком опасен, чтобы можно было по нему идти. И потому египтян ждали откуда угодно, но только не через Аруну.

В 18-й день 1-го месяца Жатвы 23-го года правления царя Тутмоса египетское войско вышло к Аруне. Впереди войска шел сам полководец, за ним по узкой дороге двигались колесницы и пехота. Участник этого похода так описывает переход: «Каждому был указан его походный строй. Лошадь следовала за лошадью, а его величество во главе своего войска». Ночь ночевали в Аруне, а на рассвете 19-го начали спуск в долину Кина, в которой стоял Мегиддо. Об опасности данного предприятия говорит тот факт, что когда авангард во главе с Тутмосом был уже в долине Кина, арьергард еще не выходил из Аруны. Серьезная атака сирийцев и египтян вряд ли бы что спасло. Но, судя по всему, Тутмос заранее выяснил военные таланты своих противников, и все рассчитал четко. Он был настолько уверен в успехе предприятия, что военачальникам пришлось уговаривать его подождать, пока все части армии спустятся в долину, а не идти к Мегиддо с одним авангардом. Сирийцы, похоже, узнали о присутствии египетских войск в долине лишь когда передовые египетские части вышли к южным окраинам Мегиддо. Это был 7-й час дня по египетскому времени (примерно 16-17 часов по-современному). Союзники были настолько растеряны появлением египетской армии у них на фланге, что так ничего в этот день и не предприняли. Произошло то, на что и рассчитывал Тутмос, переходя горы Кармела – боевой дух сирийцев был подорван.

Пользуясь полной бездеятельностью командования союзников, Тутмос развернул египетскую армию вдоль ручья Кина, таким образом, чтобы южный ее фланг был прикрыт холмом,  а северный подходил к Мегиддо с северо-западной стороны города. Таким образом, армия противников, смещенная к Танааху, отрезалась от Мегиддо. В центре с колесничными частями стал сам царь. Все построение напоминало голову быка: лоб посредине – рога по краям.

Таким образом, суть перехода Тутмоса через Аруну состояла в том, что он дерзким броском отрезал вражеские войска от Мегиддо (их основной базы, где были собраны большие запасы продовольствия на случай обороны города). Египетский полководец получил возможность занять наиболее удобную для себя позицию, и посеял своим неожиданным появлением растерянность и страх среди сирийского командования и их войск. Если бы Тутмос пошел по дороге на Танаах, ему пришлось бы сражаться с изготовившимся к битве противником, на заранее подготовленных союзниками позициях. Если бы Тутмос пошел через Джефти, с обходом Мегиддо с севера – это давало сирийцам время перейти на заранее подготовленные позиции и встретить египтян при подходе к Мегиддо. В обоих случаях ему пришлось бы вести сражение в невыгодных для него условиях с войсками, полными боевого задора.

Развернув свои войска, Тутмос дал предписание своему войску: «Готовьтесь, готовьте оружие, ибо утром мы вступим в сражение!».

Ночь прошла спокойно. Сирийцы и тут упустили возможность что-либо предпринять. Разве что передислоцировали свои войска – развернули их лицом к противнику.

Битва, развернувшаяся утром, судя по источнику, была скоротечной и для египтян труда не составила. Союзники побежали, едва египетские колесницы во главе с Тутмосом ворвались в их ряды. Некоторая часть из них (в том числе царь Кадеша и царь Мегиддо, бросившие под стенами города свои украшенные золотом и серебром, колесницы) укрылась за стенами Мегиддо. Жители втягивали беглецов на стены с помощью длинных одежд. Открыть же ворота чтобы принять бегущих не рискнули из-за находящихся рядом египетских отрядов. Понятно, что большая часть армии союзников в Мегиддо не попала, и тем самым силы защитников были ослаблены. По плану Тутмоса, воины его северного фланга должны были «на плечах бегущих» ворваться в Мегиддо, или же пользуясь всеобщим замешательством, взять город с налета. План был хорош, но имел один изъян. Полководец не учел алчности собственных воинов. Едва союзная армия начала разбегаться, египетские воины, вместо того, чтобы преследовать врага, перехватывать его и штурмовать Мегиддо, пока среди защитников царила полная растерянность из-за поражения своих, дружно кинулись грабить лагерь побежденных. Судя по всему, все попытки полководца навести порядок среди войск в тот момент, успехом не увенчались. А когда порядок в рядах армии Египта был, наконец, восстановлен, идти на штурм хорошо укрепленного Мегиддо стало безумием. Защитники к тому времени пришли в себя под энергичным руководством двух царей: Кадеша и Мегиддо.

После окончания сражения и грабежа, Тутмос горько упрекал своих воинов за жадность, которая сорвала возможность взять Мегиддо с налета. В своей речи он сказал, что захват Мегиддо был бы равен захвату тысячи городов. Высказав воинам все, что он думает об их поведении, полководец приступил к осаде. Он сразу определил, что осада будет длительной, а потому Мегиддо обнесли рвом и валом, а напротив главных ворот города возвели крепость под названием «Менхеперра, ловящий азиатов». Особое внимание войск было обращено на бдительность во время осады. Приказ по армии гласил: «Не дайте никому из них выйти за пределы этой стены (т.е. египетского укрепления), кроме тех, кто выходит постучаться в ворота крепости (т.е. сдается)».

 Как и предполагал полководец, осада затянулась аж на семь месяцев. Египетским воинам скучать не пришлось. Пока часть из них сторожила окруженных в Мегиддо союзников, прочие занимались грабежом близлежащих селений. За одним собрали весь урожай зерновых с окрестных полей. Только царская доля из собранного урожая пшеницы составила полтора миллиона литров, а сколько унесли воины никто не считал.

Убедившись в упорстве осаждающих, не надеясь на помощь союзников и друзей, жители Мегиддо, в конце концов, сдались на милость победителя. «Приползли на животах своих» - так отметил это событие участник похода. Тутмос был милостив к побежденным. Местные владетели вновь получили свои троны, но теперь, как данники, из его рук. А для гарантии их послушания, Тутмос забрал заложниками в Египет детей этих владетелей. В качестве добычи Тутмос забрал у побежденных всех их лошадей в количестве 2041 и все колесницы – в количестве 924. Как с насмешкой отмечает египетский летописец, из Мегиддо местные владетели разъезжались по домам верхом на ослах. Отправив добычу из Мегиддо и подношения в виде дани от окрестных владык в Египет с отрядом, Тутмос сам продолжил поход на север, к предгорьям Ливана. Еще три города-государства склонили свои головы перед победоносным египетским полководцем. Это были Йеноама, Иниугас и Херенкер. Их правители также отдали в заложники своих детей. Здесь же египетский полководец построил крепость «Тутмос – покоритель иноземцев».

Всего же Тутмос привел заложниками в Египет 87 детей. Если учесть, что в антиегипетской коалиции состояло 330 владетелей, то за первый поход Тутмосу удалось добиться подчинения своей власти только четверти из них. Надо понимать это были правители юга: Ханаана (Палестины) и части Ливана, в том числе, вероятно, и царь Кадеша.

Победу в этом походе очень торжественно отметили в Египте. Был учрежден праздник победы – его праздновали трижды. Провели серию других празднеств. Значительную долю захваченных богатств передали в дар храму бога Амона в Фивах.

Победа имела и другие последствия. Впервые за много лет в Египет с дружеским визитом прибыло посольство великой страны. «Великий царь страны Хатти» (хеттов) прислал свои поздравления и дары по случаю первого серьезного удара со стороны Египта по могуществу враждебного хеттам Митанни. Кто в этот момент правил в Хеттской империи то ли Циданта II, то ли Хуцция III, сказать трудно.

На следующий год (24-й) Тутмос снова побывал в Ханаане (Палестине) и южном Речену (Ливане) в своем втором походе. Он приходил сюда за данью. Видимо, правитель Египта решил, что завоеванные земли куда охотней выплатят положенную дань, если будут знать о присутствии по соседству египетской армии. За одним местным владетелям дали понять, что власть Египта пришла всерьез и надолго, и что поход на Мегиддо не был разовым мероприятием.

В этот же год Египет дважды посетили то ли послы Пузур-Ашшура III, то ли Эллил-нацира I, царя государства Ашшур (позднейшая Ассирия). Переговоры, надо думать, шли о совместных действиях против Митанни, в равной степени враждебной обоим государствам.

25-й год правления для Египта оказался особенным. По приказу Тутмоса, бывшего в своем третьем походе в Ливане и Южной Сирии (Верхнем Речену), в Египет было доставлено из Сирии и Ханаана (Палестины) множество растений и цветов, вероятно, для высадки их на берегах р. Нил. Возможно, в это же время Тутмос убеждается, что для прочного завоевания Сирии и борьбы с Митанни необходимо поставить под свой контроль морские коммуникации. Это давало возможность морем перебрасывать египетские части в нужную точку Сирии через финикийские порты и  не обременять их утомительной, почти 500 – километровой дорогой через земли Ханаана (Палестины) и Ливана. А для того чтобы взять под контроль морские пути, надо было захватить города Финикии, лежащие на берегу Средиземного моря.

26-й и 27-й годы правления ушли на реорганизацию северной Нильской флотилии из речной в морскую. Во главе ее был поставлен вельможа Небамон («начальник всех кораблей царя»), старый сподвижник еще Тутмоса II. Вероятно тогда же был совершен четвертый поход, в ходе которого под власть Египта были поставлены города Финикии от Акки до Угарита, а на базе их гаваней организованы стоянки для египетского флота.

В 28-й год против Египта восстали города северной Финикии, Ливана, Южной и Центральной Сирии (страны Джахи). Их возглавили царь Кадеша и царь Тунипа.

Пятый поход Тутмоса (в 29-й год его правления) был направлен против мятежников. Поход, вероятно, был морским. Тутмос высадился в северной Финикии и штурмом овладел городом Уарджет (Уарчет, Угарит?), в котором стоял тунипский гарнизон. Отсюда Тутмос атаковал город Тунип. Город пал. Царь Тунипа попал в плен и был уведен в Египет. Египетская армия, двигаясь через страну Джахи сразу же после окончания сбора урожая, захватила огромную добычу в виде зерна, вина, масла, фруктов, других сельскохозяйственных продуктов. Под конец похода египтяне вышли на Финикийское побережье в районе города Ардата. Город, видимо принимавший участие в восстании, был разграблен. В руки победителей в качестве трофея попали груженные финикийские суда. Добычи было столько, что, как отметила официальная египетская летопись, воины Тутмоса опивались вином и умащались маслом каждый день, «как в праздники в стране египетской».

Шестой поход (30-й год) являлся продолжением пятого. Шла борьба с мятежными владетелями. Египетская армия на этот раз появилась у Кадеша, центра восстания. Город брать не стали. Ограничились опустошением его окрестностей: срубили все деревья и забрали всю пшеницу с полей, - и по долине Елевфера вышли на финикийское побережье. Здесь Тутмос овладел городами Сумура и Ардата. 36 мятежных местных правителей попали в плен к египтянам во время этого похода и были уведены Тутмосом в Египет. 

Седьмой поход (31-й год правления) был морским и, судя по всему, носил инспекционный характер. Тутмос проверял, как готовы, созданные им по побережью Финикии стоянки флота и базы снабжения армии. Все оказалось на отличном организационном уровне. Летопись так описывает этот поход: «Все гавани, в которые прибывал его величество, были снабжены прекрасными хлебами, всякими хлебами, оливковым маслом, благовониями, вином, медом и всякими прекрасными плодами этой страны». В конце похода с налета взяли город Уллазу в долине Елевфера, связанный с мятежниками из Кадеша. Здесь попал в плен сын мятежного царя Тунипа, видимо, спасшийся во время пятого похода.

Седьмой поход показал, что Тутмос за девять лет военных и организационных мероприятий создал прочный плацдарм для наступления на Сирию и широкомасштабной войны с Митанни. Вопрос был не простой. В Северной Сирии в тот момент было несколько крупных и сильных царств, считавших себя данниками и союзниками Митанни. Это Мукис (столица г. Алалах), Ямхад (столица г. Халап) и Кархемыш на р. Евфрат. Серьезными противниками также являлись царства Коде и Ния (Ни, Нейя)(в озерной Нахарине). Митанни переживала период своего могущества. «Великий царь» Митанни входил в число наиболее могущественных властителей  тогдашнего мира. Военные и людские ресурсы Митанни ни в чем не уступали, а кое в чем даже превосходили египетские. Понятно, что для прямой войны с таким противником требовалась основательная подготовка. Именно 32-й год правления ушел на это. Не исключено, что удар по Митанни готовился комбинированный, с востока и запада одновременно. В этот год в Египте побывало посольство Эллиль-нацира I, царя Ашшура (Ассирии). Жаль, нам не известно о чем шли переговоры.

Восьмой (33-го года) поход был, по всей видимости, вновь морским. Так можно судить по анналам Тутмоса. Но предоставим слово летописи: «Его величество был в стране Ретену и прибыл водою в землю страны Нахарина (так египтяне называли Митанни)». Он шел к р. Евфрат знакомым египтянам маршрутом, по пути армии Тутмоса I, своего деда (через г. Ни?). Возможно, даже, что его проводниками были те ветераны, кто ходил в поход на Митанни вместе с Тутмосом I. Во всяком случае, Тутмос III вышел к р. Евфрат в том же месте, что и его дед (у г. Имар или г. Аразик?). Здесь он нашел стелу Тутмоса I и поставил рядом свою. Переправившись через р. Евфрат, он поставил еще одну стелу – символ побед египетского оружия, - теперь на восточном берегу великой реки. Не обнаружив рядом с собой вражеских отрядов, Тутмос пошел по левому берегу вверх по течению, разоряя по дороге города Митанни. Вероятно, именно в этот поход был разграблен г. Курамита. Либо появление на восточном берегу войск Египта было полной неожиданностью для митаннийцев, либо их силы отвлекли ассирийцы, но митаннийская армия (то ли царя Паратарны, то ли царя Парсадатара) появилась только тогда, когда часть их приевфратских городов была прекращена в прах и пепел. Тутмос разбил вражескую армию, но искушать судьбу, вероятно, не стал. Для первого раза было достаточно. Египетское войско переправилось обратно на западный берег и пришло в г. Ни. Здесь он поставил пограничную стелу, «того ради, что расширены были границы Египта». Местные владетели поспешили поднести дары победоносному полководцу. Кое-кто из них, вероятно, заранее разведал вкусы Тутмоса и сумел сделать ему приятное. Он преподнес царю Египта птиц: двух гусей и двух птиц неизвестной на берегах р. Нил породы. «Этот дар был наиболее приятен его величеству» - сообщает нам участник похода.

Переход египетского войска через р. Евфрат на коренные митаннийские земли и победы на восточном берегу произвели на современников сильное впечатление. В Египет с поздравлениями по случаю удачного похода явились посольства «великого царя страны Хатти» (хеттов), «великого царя» Вавилона (кого именно Улам-буриаша или Агума III можно только гадать), Эллил-нацира I, царя союзного Ашшура (Ассирии). Не надо объяснять какие торжества были устроены в Египте по случаю подобных побед.

В девятом походе (34-й год) Тутмос опять был в стране Джахе (Центральной Сирии). Его отряды овладели двумя городами, что не признали власти Египта. Третий город (в Нухашши) штурмовать не пришлось. Стоило армии Тутмоса появиться в стране Нухашши, как владетель этого города запросил мира. Мир был ему дарован, а царь Египта занялся приятным для его души делом. Следил, как рубиться и переправляется к берегу, и грузится на корабли Крита, Библа и Египта знаменитый ливанский кедр. Дерево было необходимо для грандиозных построек, начатых в Египте Тутмосом III. Не исключено, что в центральной Сирии Тутмос готовил базу для наступления на Северную Сирию и Митанни. Возможно, между делом флот Египта, поставил под свой контроль о. Кипр (по египетски: Ису). Так как с этого года подношения (дань) правителей Кипра царю Египта становятся регулярными.

В Египте Тутмоса ждало новое посольство из Ашшура, вероятно, Эллил-нацира I. По-видимому, снова обсуждалась возможность совместных действий против Митанни.

В 35-й год правления, Тутмос выступил в свой десятый поход. Митаннийцы и сирийцы готовили встречу. Египетский летописец так охарактеризовал ситуацию: «Собрал царь земли озер Нахарины (может здесь речь идет об озерной Сирии, а не Митанни?) войска с отдаленнейших концов земли. Их было великое множество». Не считая себя достаточно готовым к сражению, командующий армии Митанни и ее союзников всячески уклонялся от битвы. У г. Арайана (в земле царства Мукис) Тутмос все-таки настиг противника, а его воины, судя по всему, без приказа, поспешили атаковать. «Желая захватить имущество врага» - так разъяснил порыв армии Тутмоса египетский летописец. Тут у г. Арайана и выяснилось, что митаннийский полководец совершенно обосновано уклонялся от битвы с египетской армией. При первом же ударе египтян вся многочисленная армия Митанни обратилась в столь стремительное бегство, что на 180 захваченных лошадей и 60 колесниц, пленных египтяне взяли всего 10 человек. С этого места летопись разрушена, и мы можем только предполагать, чем закончился десятый поход, и как проходили одиннадцатый (в 36-й год) и двенадцатый (в 37-й год) походы. В эти годы (если судить, что царь Алалаха в 38-й год оказался в числе данников Египта) египетские войска завоевали царство Коде и царство Мукис (Алалах), и дошли до самой северной точки своего продвижения. На севере Сирии египтяне взяли город Самараву (позднейший Сам’аль). Другие их отряды, обогнув залив Искендерун (современное название), дошли до реки Джейхан (современное название; юго-восток Малой Азии) и недалеко от нее овладели городом Абарнани.

В 37-й год правителю непокоренного Кадеша, похоже, опять удалось разжечь пламя антиегипетского восстания в Ханаане (Палестине).

В своем тринадцатом походе (38-й год правления) Тутмос III штурмует город Иниугас, взятый им еще в первом походе и сам собирает дань в Ливане и Джахи (центральная Сирия).

В 39-й год, в четырнадцатом походе сражается с кочевыми племенами шасу (страны Негеб (в Ханаане) и Ретену).

Описание пятнадцатого похода до нас не дошло.

В шестнадцатый (41-й год правления) Тутмос развернул наступление на северную Сирию. На границе Нахарины (Митанни?) Тутмос разбил армию Митанни и ворвался на территорию царства Ямхад. К западу от Халапа (по египетски Хереб) Тутмос разбил армию Ямхада и захватил все царство. Затем наступила очередь царства Кархемыш. У Кархемыша армия местного правителя была разгромлена. Столица царства пала, а победоносный полководец перешел вброд р. Евфрат и разорил город Бурат, расположенный на восточном берегу. Возможно, в ходе этого похода Тутмос разорил город Кайнаб (Кинабу), восточнее которого египетские войска не заходили. Есть мнение, что именно во время этого похода на р. Евфрат состоялась встреча царя Египта с царем Вавилона (им, скорее всего, был Агум III).

В Египте (а может и в Сирии или на р. Евфрат) Тутмоса III с победой над Митанни поздравило посольство «великого царя страны Хатти» (хеттов; послов прислал то ли  Хуцция III, то ли Муваталли I).

Нанеся правителю Митанни столь решительное поражение и поставив под свой контроль всю Сирию, Тутмос приступил к решению проблемы, которая многие годы мешала египтянам прочно утвердиться на завоеванных землях. Тутмос занялся царем Кадеша.

В 42-й год правления, в свой семнадцатый поход, двигаясь вдоль берега Финикии, Тутмос разгромил города Ардата и Кан. После длительной осады (простояли все лето), он взял Тунип, который в очередной раз восстал против Египта. Отсюда совершили марш к Кадешу, в окрестностях которого взяли три города, захватив в них в качестве военнопленных семьсот воинов митаннийского царя.

В восемнадцатый поход (43-й год) Тутмос, наконец, взял Кадеш. Крепость Кадеша была снесена. Какова была судьба местного правителя нам не известно. Разгром наиболее стойкого очага сопротивления египетской власти в южной Сирии, отдал в руки Египта территории от крепости Чилу до Самаравы (позднейший Сам’аль) и р. Джейхан (название современное) в Малой Азии; от Кархемыша на р. Евфрат до Эдома и страны Негеб на юге Палестины.

О девятнадцатом походе (44-й год) источники информации нам не сохранили.

В 45-й год правления, в двадцатый поход, у г. Мериу в стране Тахси Тутмос III разгромил местных повстанцев, а в 46-м (двадцать первый поход) снова столкнулся с армией Митанни.

Армия царя Митанни Парсадатара была разбита Тутмосом за час. Опустошая все на своем пути, Тутмос перешел р. Евфрат, и вступил на землю Митанни. Как гласила официальная стела: «царь Нахарины бежал в другую страну». На земле врага Тутмос поставил очередную стелу. На обратном пути у г. Ни Тутмос затеял охоту на слонов. Египтяне, желая добыть слоновую кость, окружили стадо в сто двадцать животных. Тутмос неосторожно схватился с вожаком стада. Когда дело охотника стало плохо, ему на помощь пришел военачальник по имени Аменемхиб из царского сопровождения. Он напал на слона, прорубил ему хобот и бросился убегать, отвлекая слона от своего правителя. Слон поддался на уловку и гнался за Аменемхибом до тех пор, пока тот не скрылся в воде, проскочив в нее между двух скал. Проход оказался слону недоступным. Разумеется, подвиг не остался незамеченным. Спаситель был богато награжден. Вообще, Тутмос заботился о своих воинах и не скупился на награды для них. При нем даже существовали два ордена, которые давали особо отличившимся воинам: «Орден Льва» и «Орден Мухи». В Египет из этого похода, Тутмос, возможно, возвращался морем и по дороге подчинил своей власти какие-то острова в Средиземном море.

В 47-й год своего правления Тутмос выступил в свой последний, известный нам, азиатский поход (двадцать второй по счету). Он шел на Кадеш, жители которого опять восстали, и восстановили укрепления города. При появлении под городом египетской армии местный правитель пустился на хитрость. Навстречу приближающимся колесничим отрядам Тутмоса была выпущена кобылица, у которой, видимо, была течка, в расчете, что кони, идущие в упряжках колесниц сломают строй и смешают ряды. Но хитрость не удалась. Военачальник Аменемхиб, пешим догнал ее и распорол ей кинжалом брюхо. А когда, египетские войска окружили город и добровольцы из его войска были посланы проломить стену и ворваться в город, то отличился отряд, возглавляемый тем же самым Аменемхибом. Воины Аменемхиба проломили стену, и Аменемхиб первым ворвался в пролом. За ним его воины и Кадеш пал.

Источники не сообщают о походах последних лет правления Тутмоса, кроме одного.

В 50-й год своего правления, Тутмос во главе армии, посаженной на корабли Южной флотилии египетского флота, выступил в поход на юг, на страну Куш. Наместник юга «царский сын страны Куш» Инебни в срочном порядке расчистил канал у первого порога. Почти пятьсот километров по Нилу прошли от третьих порогов египетские воины. 269 селений были завоеваны ними в этом походе. Только за четвертыми порогами, добравшись до безжизненной, пустынной местности, Тутмос остановил свои войска, и установил пограничную стелу. Где-то здесь, у четвертых порогов, правитель Египта не отказал себе в удовольствии поохотиться на носорога.

Тутмос был невысок ростом и коренаст. Обладал большой силой. Из своего лука пробивал медную мишень в палец толщиной насквозь. Любил охоту. Помимо слонов и носорога охотился на львов и диких быков. Обожал птиц. Любил лошадей. В его конюшнях были собраны лучшие скакуны Египта. Был так же любознательным человеком. Именно по его приказу на стенах государственного храма бога Амона высекли изображения растений, птиц и животных, которых Тутмос встречал во время своих походов в Азию. Обладал художественным вкусом и любил красивые предметы. По его указанию и вкусу подчас изготовляли драгоценную утварь. А в минуты отдыха царь сам, бывало, набрасывал рисунки чудных ваз. Не чурался он, видно, и женского пола. Известен случай, когда он взял дань дочерью ханаанского владетеля. Тутмос любил истину и требовал ее от других. Не терпел взяточников и жадных сборщиков податей. Безжалостно их карал. Тутмос был не только талантливым полководцем, крупным завоевателем и великим правителем, но и всесторонне одаренным человеком. Его визирь Рехмир писал о нем: «Его величество был тем, кто знал, что происходит. Не было ничего, о чем бы он не был осведомлен; он был Тотом (имя бога знания) во всем; не было ни одной вещи, которой бы он не выполнил».

В Азии Тутмос завоевал 359 городов и селений. В Куше 269. Он угнал в рабство сотни тысяч азиатов и десятки тысяч кушитов. Так он хвалился в одной из своих последних надписей.

Когда Тутмоса хоронили, на его мумию положили надпись, что он за свою жизнь не убил ни одного человека. Если учесть, что египтяне за людей считали только египтян, то, может быть, это и правда. Казненных за преступления против царя в это число можно не включать. 

 

Известные нам и реконструированные походы Тутмоса:

Год 23-й. 1-й поход. В Ханаан (Палестину). Против антиегипетской коалиции. Победа у Мегиддо.

Год 24-й. 2-й поход. В Ханаан и Нижнее Ретену.

Год 25-й. 3-й поход. В Верхнее Ретену.

Год 26-28-й. 4-й поход. В Финикию.

Год 29-й. 5-й поход. На Тунип.

Год 30-й. 6-й поход. В Ретену. К Кадешу и Ардате.

Год 31-й. 7-й поход. В Финикию. На Уллазу.

Год 33-й. 8-й поход. Против Митанни к р. Евфрат. Победа на восточном берегу р. Евфрат.

Год 34-й. 9-й поход. В Джахи (Нухашши).

Год 35-й. 10-й поход. В Сирию, против Митанни. Победа у Арайаны.

Год 36-й (11-й поход) и год 37-й (12-й поход). В Сирию. Завоевание страны Мукис (Алалаха).

Год 38-й. 13-й поход. На г. Иниугаса в Ханаане.

Год 39-й. 14-й поход. В Ретену. Против шасу.

Год 40-й. 15-й поход. ?

Год 41-й. 16-й поход. Против Митании. Победы на границе Нахарины,  к западу от Халапа и у Кархемыша.

Год 42-й. 17-й поход. Против Тунипа и Кадеша.

Год 43-й. 18-й поход. Против Кадеша.

Год 44-й. 19-й поход. ?

Год 45-й. 20-й поход. В землю Тахси. 

Год 46-й. 21-й поход. Против Митанни. Победа над царем Митанни.

Год 47-й. 22-й поход. Против Кадеша.

Год 50-й. 23 (?)-й поход. На страну Куш. 

 

 

Общий список