Общий список

 

КАРПЕНКО И.К.

(серия "Великие полководцы")

__________________________________________________

 

 

Увидевший два моря.

 

Тукулти-апал-Эшарра I.

 

Правитель Ассирии.

Жил в конце XII – начале XI веков до н.э.

Правил 39 лет.

Совершил более 41 походов.

 

Когда на 37 году своего царствования ашшурской знатью был свергнут и убит великий завоеватель и полководец Тукулти-Нинурта I, Ассирия находилась в зените своего могущества. Спустя год, из-за бездарности Ашшур-надин-апала, сына и преемника Тукулти-Нинурты, она была уже вассалом Кар-Дуниаша (Вавилона). А спустя еще тринадцать лет, после неудачной попытки Эллил-кудур-уцура, другого сына Тукулти-Нинурты, восстановить независимость и величие Ассирии, в Ашшуре и других крупнейших городах страны стали вавилонские гарнизоны. За свое длительное правление Ашшурдан I (он правил 46 лет) дождался развала Вавилонской империи и в конце жизни даже захватил ряд городов Вавилонии. Однако новая вавилонская династия в лице Мардук-кабит-аххешу, правителя из Иссина, изгнавшего эламских завоевателей из Междуречья, восстановила власть Вавилона над Ассирией. В немалой степени этому способствовала междоусобица сыновей Ашшурдана I: Нинурта-Тукулти-Ашшура и Мутаккил-Нуску.

 Восемнадцатилетнее правление Ашшур-реш-иши I, сына Мутаккил-Нуску, отца Тукулти-апал-Эшарры I и царя Ассирии, прошло под знаменем борьбы против власти  Кар-Дуниаша (Вавилона). Несколько лет воевал Ашшур-реш-иши с вавилонянами. Сначала он сражался с царем Кар-Дуниаша (Вавилона) Нинурта-надин-шуми, а потом с его преемником, талантливым полководцем Набу-кудур-уцуром I. В боях с ними Ашшур-реш-иши отстоял независимость Ассирии. А это позволило перейти к политике восстановления былых ассирийских владений. На северо-востоке Ашшур-реш-иши завоевал горные земли лулумеев и кутиев, на северо-западе продвинулся до верхнего течения реки Тигр, подчинив своей власти страну Катмухи. Наверняка, юный Тукулти-апал-Эшарра (согласно доброй ассирийской традиции) был участником войн своего отца и прошел  хорошую школу подготовки будущего военачальника.

Когда Тукулти-апал-Эшарра взошел на престол сильного и сплоченного государства, оставленного ему отцом, мало кто из современников ожидал, что на трон Ассирии вступил воинственный и талантливый полководец, трезвый политик, который восстановит былой блеск и могущество Ассирийской империи.

За сто лет, прошедших со времени смерти Тукулти-Нинурты I, геополитическая ситуация в корне изменилась. Из пяти великих империй державших во времена Тукулти-Нинурты под своим контролем практически всю Переднюю Азию, три сошли со сцены.

Канула в вечность, разгромленная «народами моря» Великая «страна Хатти» (империя хеттов). После безжалостного разгрома Суз войсками Набу-кудур-уцура I, царя Кар-Дуниаша (Вавилона), ушла во мрак неизвестности империя Хатамти (Элам) – «царство Аншана и Суз». Великая Та Мера (Египет) под властью жрецов и ливийских наемников переживала период глубокого военного упадка и растеряла все свои владения в Азии.

Только Кар-Дуниаш (Вавилон), в котором после кровавого крушения касситской династии воцарилась Вторая династия Иссина, сохранил свое величие и блеск, как центр могущественного государства.

Едва вступив на престол, Тукулти-апал-Эшарра получил великолепный повод проявить свои воинские способности. Гонцы принесли в Ашшур весть, что двадцать тысяч воинов - мушков (греки называли их фригийцами) под руководством пяти вождей, спустились с гор стран Алзи и Пурулумзи и осели в области, подвластной Ассирии – стране Катмухи. Местные правители тут же воспользовались моментом и перестали платить дань в Ашшур.

Новый правитель Ассирии,  не медля, собрал колесницы и войска, и, не дожидаясь отставших, повел в трудный поход свою, закаленную в войнах Ашшур-реш-иши, армию. Перевалив через горы Кашияри (это ассирийцам, похоже, было не сложно – костяк их армии состоял из воинов, родившихся и выросших в горах Ассирии), Тукулти-апал-Эшарра обрушился на не ждавшего ничего подобного врага. Быстрое и неожиданное появление ассирийских войск позволило бить противника по частям. Первым делом Тукулти-апал-Эшарра атаковал наиболее опасную армию – мушков из Алзи и Пурулумзи. Сражение разгорелось у селений мушков. В открытой полевой битве ассирийские колесницы и отборная пехота смяли врага. Большая часть мушков осталась на поле брани, шесть тысяч спаслись бегством. Для устрашения противника Тукулти-апал-Эшарра велел собрать убитых врагов, отрубить им головы и сложить из них пирамиды у селений мушков. Запугивание подействовало. Оставшиеся шесть тысяч воинов - мушков тут же запросили пощады и согласились стать подданными Ассирии. Тукулти-апал-Эшарра милостиво дал свое согласие причислить воинов - мушков и их семьи к «людям страны». Таким образом, с мушками было покончено. Наступила очередь мятежников.

Катмухийцы укрепились в городе Шереше, расположенном в горах. Они рассчитывали, что по тем горным тропам, которые вели к городу, ассирийские колесницы не пройдут, но жестоко ошиблись. Ассирийского полководца, чья юность, по-видимому, прошла в горах, трудности пути не испугали. Он двинул первыми части саперов, которые медными кирками расширили горные тропы и сделали их проходимыми для колесниц и пехоты. Как показал этот и последующий походы Тукулти-апал-Эшарры, саперные части его армии были великолепно подготовлены и организованы.

Спокойно миновав труднопроходимые, с точки зрения местных военачальников, горы, Тукулти-апал-Эшарра перешл с войском р. Тигр и штурмом взял Шереше. Трупы убитых воинов Катмухи усеяли окрестные горы. Многие погибли в водах реки Тигр.

Задерживаться в разгромленной крепости ассирийский полководец не стал. То ли от пленных, то ли от своих разведчиков он узнал, что к Шереше движется помощь. Еще одна армия Катмухи, с армией союзных бабхийцев шли к реке Тигр, чтобы дать бой ассирийцам. Тукулти-апал-Эшарра принял тактически правильное решение. Сам выступил навстречу союзникам, видимо, перехватил их на марше и перебил у скал и гор реки Наме (приток р. Тигр). Одержав третью победу в войне, Тукулти-апал-Эшарра неожиданно появился у резиденции местного правителя. Иррупи Кили-Тешуб под своим городом дал бой ассирийцам. Проиграл его и попал в плен. Компанию ему составила вся его семья, захваченная при штурме города. Не задерживаясь и здесь, Тукулти-апал-Эшарра направился против еще одной армии недовольных ассирийским правлением.

Шади-Тешуб, правитель города Уррахинаш, расположенного на горе Панару, в который снесли изображения и статуи богов страны, и где укрылись многие жители Катмухи с семьями и имуществом, энергично готовился к обороне. Но стоило появиться под г. Уррахинаш ассирийским отрядам, что очередной раз переправились через Тигр на надувных козьих шкурах и плотах, как Шади-Тешуб сдался без боя.

Вероятно, как было тогда принято, он ткнулся лбом в землю или обнял ноги Тукулти-апал-Эшарры и из такого униженного положения вымаливал себе пощаду, обещая регулярно выплачивать дань. Его выслушали. Пощадили. Даже оставили царем в родном городе. Но всех сыновей, на всякий случай, увели с собой – в Ашшур. Дети – заложники были наилучшей гарантией преданности родителя.

После столь впечатляющих побед над основными силами местных правителей, прочая страна Катмухи сдалась без особого сопротивления. Страны Алзи и Пурулумзи также признали власть Ассирии. Но Тукулти-апал-Эшарра почему-то не удовольствовался этим. Оставив основные силы армии отдыхать и охранять захваченное, сам полководец с отрядом в тридцать колесниц и подразделениями ветеранов отправился в поход против «высокомерных» жителей страны Ишдиш. Добравшись до горы Арума, непроходимой для колесниц, Тукулти-апал-Эшарра оставил боевые повозки, и пешком, сам, лично повел свои войска в гору. Селения ишдишцев пали. Страна была подчинена власти Ассирии.

Уже первый поход показал, что Тукулти-апал-Эшарра грамотный военачальник, умеющий руководить войсками в крупных битвах; тренированный, неутомимый воин, способный вести свои отряды к вершинам самых высоких гор. А армия Ассирии отлично обучена, хорошо организована и состоит из отрядов боевых колесниц и пехоты, среди которой особо выделялись «ветераны» - отборные части, и отряды прекрасно подготовленных саперов. Последними ассирийцы выгодно отличались от армий своих противников.

Не успел Тукулти-апал-Эшарра вернуться в Ашшур и достойно отпраздновать победу, как новая весть пришла к нему. В ассирийскую область Шубару произошло вторжение. Армия касков, урумейцев и апишлайцев (греки назвали их апсилами, современное название - абхазы) в сто двадцать боевых колесниц и четыре тысячи воинов перешла реку Евфрат из страны Хатти (государство в Сирии со столицей в г. Каргамиш) и захватила ряд селений Шубару. Понадеявшись на эти войска, восстали Шубару, Алзи, Пурулумзи и Катмухи.

Собрав армию, Тукулти-апал-Эшарра выступил в свой второй поход на запад. Он шел по старой торговой дороге, идущей к югу от гор Кашияри на Харран по территориям Ханигальбата, бывшей Митаннийской империи, которую ассирийцы при Тукулти-апал-Эшарра уже называли страной шубарейцев. Местные жители без сопротивления подчинялись Ассирии, владетели срочно несли подношения опасному воителю. Надежда повстанцев – воины касков, урумейцев и апишлайцев – при появлении ассирийской армии сдались. Они просили Тукулти-апал-Эшарру включить их в число «людей страны» Ассирийской империи. Тукулти-апал-Эшарра был милостив: он никогда не отказывался от обученных воинов и боевых колесниц. Известие, что воины страны Хатти, на силу которых возлагалось столько надежд, приняли ассирийское подданство, подорвало дух повстанцев. Шубару, Алзи, Пурулумзи – одна за другой спешили подчиниться Ассирии и заверить в своей лояльности ее воинственного владыку. Лишь катмухийцы, понадеявшись на неприступность своего горного лагеря, решили сразиться. И вновь ошиблись. Тукулти-апал-Эшарра без особого труда поднялся во главе своих воинов на самые «высокие пики» и самые «тяжелые горные скалы» и разгромил повстанцев. А чтобы катмухийцам впредь было неповадно восставать, Тукулти-апал-Эшарра превратил Катмухи в провинцию Ассирии и посадил в ней своих наместников.

Если первые два похода были вызваны необходимостью: Тукулти-апал-Эшарра заставили идти на войну вторжения чужеземцев, то совсем иной характер носили следующие три похода царя Ассирии. Именно они показали широту мышления, размах завоевателя и полководческие способности Тукулти-апал-Эшарры. Все три похода носили завоевательный характер.

Вначале Тукулти-апал-Эшарра выступил на племена лулумеев, населявших обширные страны Хариа и Бабхи, расположенные в горах северо-востока между собственно Ассирией и озером Урмия. В ходе этого похода Тукулти-апал-Эшарра добрался туда, куда еще ни разу не ступала нога ассирийца. Он вел свою армию долиной между горами Идни и Айа. Но удобный для колесниц путь быстро закончился. Перед завоевателями из Ашшура предстали такие кручи, что с ними не смогли совладать даже знаменитые ассирийские саперы. Решение было принято жесткое: оставить в лагере боевые колесницы и дальше совершать поход пешим порядком. Царь сам шел пешком – куда могли деться его приближенные. Пришлось знатным ашшурцам, большинство из которых служили в отрядах колесниц и свите сопровождения царя, спешиваться и маршировать по горам наравне с рядовыми пехоты. Последние, в основном состояли из горных ассирийцев и чувствовали себя в горах лулумеев, как дома. Ловкие, выносливые, подвижные, великолепные охотники, они легко (в полном боевом вооружении), как горные козлы или снежные барсы, перепрыгивали с камня на камень, весело поднимаясь к заоблачным вершинам по едва приметным тропам. Воинам и военачальникам из равнинного Ашшура приходилось обливаться потом, на ходу изучая премудрости легкого передвижения по горным дорогам.

На горе Азу ассирийцев ждала объединенная армия бабхийцев. К сожалению, источники не сохранили нам описания боевых приемов и тактики действий Тукулти-апал-Эшарры, приносивших ему успех в горных сражениях. Известен лишь итог. Бабхийцы были разгромлены. Двадцать пять селений земли Хариа после этой битвы превратились в дым и пепел. Вожди страны Адауш пришли с дарами покорности. Продиктовав побежденным свои условия, Тукулти-апал-Эшарра повернул к реке Малый Заб. Там были разбиты на горе Арума объединившиеся отряды стран Сарауш и Аммауш, а селения непокорных преданы грабежу и огню. Были завоеваны страны Исуа и Дариа, расположенные на северном берегу р. Малый Заб. Обходя с востока владения Вавилонской империи (граница между империями проходила по среднему течению реки Нижний (=Малый) Заб), Тукулти-апал-Эшарра перешел реку и опустошил горные страны Мурраташ и Сарадауш. Их войска также потерпели поражение в горной битве, а селения были разграблены. Установив размеры дани, которая отныне накладывалась на местные племена, Тукулти-апал-Эшарра повернул на страну Суги, что принадлежала к многочисленным горным народам и племенам Хабхи.

На горе Хириха произошло жестокое сражение. Шесть тысяч воинов племен Химе, Лухи, Ариигри, Аламун, Тумни и Бабхи были опрокинуты пешими отрядами Тукулти-апал-Эшарры. Груды трупов местных воинов остались на скалах, а страна Суги признала власть Ассирии.

С большой добычей, состоявшей в основном из пленных, крупного и мелкого рогатого скота, и незамысловатой утвари горцев, вернулся победоносный полководец в свою столицу. Двадцать пять изображений и статуй богов горных племен лулумеев, захваченных ассирийцами во время похода, Тукулти-апал-Эшарра преподнес в дар богине Белет, супруге бога Ашшура – главного бога империи. Акт примечательный. Таким образом, Тукулти-апал-Эшарра показывал, что он подчинил власти Ассирии не только земли, богатства и народы, но и души этих народов.

Бои в горах лулумеев показали царю, что его войска готовы к большому походу на север, видимо, давно задуманного Тукулти-апал-Эшаррой.

Четвертый поход Тукулти-апал-Эшарры был направлен против многочисленных стран Наири, простиравшихся на север от Ассирии вплоть до Кавказского хребта. Этот поход по замыслу и реализации был самым дерзким и грандиозным предприятием ассирийского воителя. О маршруте этого похода до сих пор спорят исследователи. Шестнадцать больших гор, а точнее шестнадцать горных перевалов (более тысячи километров по горам, туда и обратно) прошли воины Тукулти-апал-Эшарры, пока дошли до пределов земли, а именно, к берегам «Верхнего моря заката» (=Черное море). Тукулти-апал-Эшарра перечислил эти горы: Элама, Амадана, Элхиш, Шерабели, Тархуна, Тиркахули, Кисра, Тарханабе, Элула, Хаитараеэ, Шахишара, Убера, Милиадруни, Шулианзи, Нубанаше, Шеше, - но локализовать их, привязать к современным названиям пока не удается. О трудностях похода сам Тукулти-апал-Эшарра  говорит так. Его армия шла «трудными тропами, тяжелыми перевалами, закрытыми путями, не проложенными стезями». Ассирийские саперы, очередной раз, демонстрируя миру свое искусство, «прокладывали медными кирками дорогу» в труднопроходимых местах, «рубили горные деревья и делали мосты» для колесниц. Разумеется, Тукулти-апал-Эшарра шел не наугад. Его разведчики заранее разведали все маршруты, а в штабе царя все взвесили. Оценили, каким путем лучше идти, сколько брать с собой повозок для перевозки оружия и военного снаряжения, сколько скота и зерна для пропитания армии, сколько надо саперов и шанцевого инструмента, чтобы довести не только пехоту, но и колесничные отряды до конечного маршрута следования и благополучно вернуться назад другим путем. Именно это поход показывает высокий уровень профессионализма и грамотности, как ассирийских штабных офицеров, так и самого командующего. Источники не сообщают о численности ассирийской армии в этом походе, но, наверняка, она насчитывала не один десяток тысяч воинов.

Армия Тукулти-апал-Эшарры шла на север к западу от озера Ван, к востоку от реки Евфрат. Ее воины поднимались к заснеженным вершинам и спускались в зеленые и жаркие равнины, где лакомились многочисленными плодами этой цветущей земли. Тонкие виноградные вина, яблоки, груши, сливы, айва, мясо и молоко овец, коз и коров, сыры различных видов, табуны отборных лошадей и мулов становились достоянием ассирийских воинов.

Понятно, что местные властители не собирались даром отдавать свое добро пришельцам. Двадцать три царя горных стран Наири и шестьдесят племенных вождей собрали двадцати двух тысячную армию, чтобы дать бой непрошеным гостям. Во главе ее стал Сиени, правитель государства Дайаэни (греки называли народ этой страны таохами), расположенного в долине реки Чорох.

Две армии сошлись среди гор. Воинов одной из них вело в бой желание защитить родную землю от наглых завоевателей, спасти своих близких от рабства, а дома от разорения, воинов другой – дерзкая отвага, вера в непобедимость своего храброго и неутомимого полководца, железная воля Тукулти-апал-Эшарры.

Талант военачальника, отлаженная система управления, превосходная выучка позволили ассирийцам одержать победу над армией храбрых, но наспех собранных воинов земель и племен Наири. В руки победителей попали командование и 120 боевых колесниц союзной армии. Разгром, похоже, был полный. Больше сражений в этом походе не было. Крупные города местных властителей падали под ударами ассирийских таранов или сдавались без боя. Итог был один – полное подчинение власти Ассирии. Правитель оставался на троне – сыновья уезжали в Ашшур. Они служили гарантией, что отцы в будущем не натворят глупостей и снова не возьмутся за оружие. Исключение сделали лишь для Сиени, главы коалиции. За непокорность и упорное сопротивление победоносным ассирийским отрядам, Сиени вместе с семьей в оковах был уведен в Ассирию. Позже его простят и даже вернут на царство. Но сейчас. Сейчас требовался пример: что ждет тех, кто желает воевать с великим полководцем.

Добравшись до берегов моря (в районе современного города Батуми?) Тукулти-апал-Эшарра был первый и последний ассирийский полководец, чьи воины вдыхали соленый ветер Черного моря, видели его то ярко синие, то чернеющие воды, омывали в них свое оружие.

Отдохнув на берегу моря и основательно обобрав местные торговые склады и рынки, превратив в рабов непокорных и, получив наложенную на побежденных контрибуцию, Тукулти-апал-Эшарра двинулся в обратный путь, уводя с собой табуны лошадей и мулов, многочисленный скот, принадлежащий местным обитателям. Среди трофеев особую ценность представляли черенки винограда, семена и саженцы фруктовых деревьев, которые ассирийские воины бережно везли с собой. Тукулти-апал-Эшарра разбивал в Ассирии фруктовые сады, стараясь облагородить суровые пейзажи своей Родины. Не менее бережно вели с собой в Ассирию отборных животных местных пород, чтобы развести такие же у себя дома.

Не исключено, что обратный маршрут ассирийского царя был несколько иным. В этой войне Тукулти-апал-Эшарра решал еще одну задачу: подчинить себе без большой войны сильное и богатое хетто-хурритское государство, располагавшееся к западу от верхнего Евфрата. Оно представляла собой осколок великой Хеттской империи и поэтому носила претензионное название «Великая страна Хатти». Столицей ее был город Мелид (Мелитена греков и византийцев). Местный правитель Алумара внимательно наблюдал за событиями к востоку от реки Евфрат, где все местные независимые владетели стали данники царя Ассирии. Наверняка, где-то в районе возможных переправ через великую реку стояли основные военные лагеря хеттов. «Великая страна Хатти» была готова дать отпор завоевателям с востока. Видимо поэтому, Тукулти-апал-Эшарра делает умный стратегический ход. Отправив часть армии с добычей в Ашшур, он сам вступил во владения Алумары с севера, откуда его не ждали, и неожиданно вышел к Мелиду. Обнаружив ассирийскую армию под стенами своей столицы, Алумара сдался без боя и выполнил все условия победителя: разоружился в нужной ассирийцам мере и обязался давать ежегодную дань то ли свинцовой, то ли магниевой рудой.

Тукулти-апал-Эшарра был не только великим полководцем, любившим войну и походы, не только разумным правителем, который любил свой народ, свою землю и заботился о их процветании: насаждал фруктовые сады, наполнял ее пастбища табунами коней, крупного и мелкого рогатого скота, улучшал их породу, разводил стада диких коз, оленей, антилоп, заботился об улучшении семенного фонда и урожайности зерновых страны, - он также любил охоту. Охота была его страстью. Тукулти-апал-Эшарра охотился везде, где только предоставлялась возможность. Только за первые четыре года своего правления он лично убил четырех диких быков, более девятисот львов (восемьсот из них, охотясь с колесницы, сто двадцать - будучи пешим), множество кабанов, антилоп, страусов и других животных.

А потому получив дань от Алумары, Тукулти-апал-Эшарра организовал себе отдых от ратных и политических дел, устроив большую охоту в местных лесах.

Замирив народы севера, увеличив едва ли не вдвое территории своей державы, Тукулти-апал-Эшарра обратил свое внимание на проблему, которая терзала Ассирию, начиная уже со времени его отца.

Племена ахламеев, или как их все чаще называли – арамеи, представляли собой серьезную угрозу для оседлых народов. Воинственные кочевники обитавшие в Сирийской пустыне, они продвигались крупными воинскими отрядами, опрокидывая на своем пути пограничные отряды, а то и армии государств, или же просачивались малыми группами со своими шатрами и семьями, со своими овцами и верблюдами, как на запад – в Сирию, так и на восток – за реку Евфрат, занимая степи и пастбища, нарушая коммуникации между городами. Они совершали грабительские набеги на селения и города оседлых народов, а при случае захватывали города  в свои руки. В Сирии они овладели богатым Дамаском и основали сильное царство Арам; по реке Евфрат захватили в свои руки большинство селений от г. Каргамиш (столицы еще одного хеттского государства в излучине реки Евфрат) до г. Рапику – пограничной северной крепости Вавилонской империи.

При Ашшур-реш-иши, опираясь на свои Евфратские поселения, арамеи начали продвигаться вглубь Ассирийской империи. Бороться с ними было тяжело, так как они были многочисленны, подвижны, действовали на большом пространстве мелкими группами, при случае легко объединяясь в серьезные военные отряды.

Изучив проблему, Тукулти-апал-Эшарра принял весьма грамотное военное решение: разгромить опорные базы – селения арамеев на р. Евфрат и к западу от него.

В своем пятом походе Тукулти-апал-Эшарра обрушился с сильной армией на город Армайю в устье р. Хабур, являвшийся одним из центров ахламейских племен. Разгромив армию арамеев, Тукулти-апал-Эшарра двинулся по восточному берегу р. Евфрат на север, снося и разоряя селения и стоянки арамеев на своем пути. Во время этого похода закладывались ассирийские крепости, формировались гарнизоны из подходящих воинов – будущих пограничников и опоры владычества Ассирии на Евфрате. Тукулти-апал-Эшарра добрался едва ли не до Каргамиша. Разгромив у излучины р. Евфрат еще одну армию арамеев, Тукулти-апал-Эшарра на кораблях из шкур животных переправился на правый берег реки и у подножья горы Биешри превратил в дым и пепел шесть городов, населенных воинственными кочевниками.

Здесь, отдыхая после ратных подвигов, Тукулти-апал-Эшарра позволил себе удовольствие. У г. Аразик, недалеко от горы Биешри, он охотился на слонов и поймал нескольких живьем. Развлечение, считавшееся в те времена, особо опасным. Но для Тукулти-апал-Эшарры оно было наградой за труды.

Это был первый поход Тукулти-апал-Эшарры против арамейских племен. Он являл собой начало длительной и тяжелой борьбы ассирийского правительства с арамейской угрозой. Задача, которую ставил перед собой Тукулти-апал-Эшарра: вытеснение арамеев на запад, за реку Евфрат, - вероятно, удалась. Царю Ассирии пришлось сражаться с этим серьезным врагом, у которого, как у мифической лернейской гидры вместо одной отрубленной головы тут же вырастали две новых, едва ли не всю жизнь. Только до 28 года своего правления Тукулти-апал-Эшарра совершил против арамеев двадцать восемь походов (по два в год). Он громил их в горах Ливана и в оазисе Тадмор, сражался с ними у г. Анат в Сухи и у крепости Рапику, в степях и на реках. Эти бои и походы представляли собой такое рутинное, не интересное занятие, что Тукулти-апал-Эшарра даже не описывает их – настолько они были привычны и не соответствовали представлению ассирийского царя о военной доблести и славе.

В ходе борьбы с арамеями ассирийцы прочно встали на реке Евфрат от границы Вавилонии до г. Каргамиш, превратив ее в хорошо укрепленную оборонительную линию от кочевников.

В свой шестой поход (в 4-й год своего правления) Тукулти-апал-Эшарра вновь направился на север. Правители стран Мусри (Мусасир/Ардини) и Кумени решили, что дань, которую требуют из Ашшура, слишком велика, а потому платить ее не следует.

Собрав армию Тукулти-апал-Эшарра прошел между горами Эламуни, Тала и Харуса, и начал жечь селения Мусри. Войска Кумени, которые пришли на помощь союзнику и соседу, были окружены в г. Арина, расположенному у подножья горы Аиса. Убедившись в бесперспективности обороны, жители города и отряды союзных куменийцев (две тысячи воинов) сдались без боя.

Восстановив власть Ассирии в Мусри, Тукулти-апал-Эшарра развернулся на Кумени. На горе Тала он разгромил двадцатитысячную армию царя Кумени и гнал ее остатки до горы Харуса. Сильно укрепленный город Хунусу – одну из лучших крепостей куменийцев – Тукулти-апал-Эшарра взял штурмом. Три большие оборонительные стены города были снесены; уцелевшие жители угнаны в рабство; город полностью разрушен. На его территории Тукулти-апал-Эшарра построил небольшой храм, в котором оставил свой указ, запрещающий впредь заселять это место.

Последней жертвой этой победоносной компании стала столица Кумени – г. Кибшуна. Когда ассирийская армия окружила Кибшуну, царь Кумени сдался. Он вышел из столицы и обнял колени победителя, вымаливая себе жизнь. Спасая себя и свою семью от заслуженной кары, царь Кумени снес до основания, выстроенные из кирпича, оборонительные башни и стены города, и выдал победителю триста семей зачинщиков и участников антиассирийского восстания. Тукулти-апал-Эшарра простил провинившегося правителя, но увеличил ему дань больше прежнего.

В своем следующем крупном походе Тукулти-апал-Эшарра перешел р. Евфрат и, пожалуй, вновь впервые в истории Ассирии, вышел теперь к берегам Средиземного моря. Государства Сирии и Финикии подчинились воле завоевателя. Тукулти-апал-Эшарра не торопился: серьезных противников в этом регионе у него не было. После ухода из Сирии воинов египетской и хеттских империй, местные народы так и не сумели создать единое и великое государственное образование. Занятые своими мелкими распрями, войнами и набегами, они так и не осознали, что независимы они лишь до первого появления у их границ крупных армий великих империй. Поэтому Тукулти-апал-Эшарра был больше занят бытовыми, чем военными, проблемами в этом походе. Рубили кедр в горах Ливана. Выкапывали поросль молодых деревьев, чтобы в больших корзинах с землей бережно перевезти их в Ассирию и насадить в парках Ашшура. Заготавливали стройматериалы, принимали подношения местных владетелей. Мимоходом Тукулти-апал-Эшарра завоевал государство Амурру, и вышел на берег моря. Любуясь безбрежными водными просторами, Тукулти-апал-Эшарра не спеша двигался по территории Финикии, принимая дань и заверения в покорности от местных правителей. Все побережье поспешило признать власть нового господина. Среди сдавшихся были крупнейшие торговые центры: Библ (Губла, Гебал), Сидон, Арвад. Тукулти-апал-Эшарра не отказал себе в удовольствии совершить морскую прогулку на кораблях Арвада (первый и один из немногих царей Ассирии, позволивших себе это) до г. Сумура (около 18 км). Не удержался, чтобы не поохотиться в море. Лично убил морского зверя nabiru (какое-то морское животное: дельфин, тюлень или другое). Короче, это получился не поход, а сплошное удовольствие. Вот что значила слава великого полководца.

По пути домой Тукулти-апал-Эшарра прошел мимо г. Каргамиш. Местный хеттский правитель Ини-Тешуб покорно преподнес дань, и обязался в будущем поставлять в Ашшур кедровые балки. Город Энзата, чьи жители взялись было за оружие, был разгромлен.

В своем следующем походе Тукулти-апал-Эшарра вновь перешел р. Евфрат. Он прошел мимо Мелида, где получил подарки и дань от Алумары и с территории его государства неожиданно обрушился на страны Энзите, Ишуа и Сухму, отпавшие было от Ассирии. Тактика нападения с неожиданной для врага стороны себя оправдала. Повстанцы были разгромлены и территории между реками Арацани (к северу от нее) и Евфрат вновь вошли в состав владений Тукулти-апал-Эшарры.

Были и другие походы в горы: на лулумеев, на страну Адауш и т.д.

Величие Тукулти-апал-Эшарры, как полководца, проявилось также в крупной войне с Вавилонской империей – Кар-Дуниашем. Инициаторами этой войны были цари Кар-Дуниаша (Вавилона), которые мечтали восстановить свою власть над Ассирией, превратить ее в своего данника, как это было до правления Ашшур-реш-ишши.

Для Тукулти-апал-Эшарры она была особенной в том, что впервые в его военной практике ему противостоял достойный противник, равный по силе и сходный по методам ведения войны. Вавилоняне были опасны еще и тем, что на юге и востоке их войска стояли на границах исконных земель Ассирии и могли нанести урон исконно ассирийским селениям – опоре и ядру империи Тукулти-апал-Эшарры. От вавилонских крепостей на р. Нижний Заб до Ашшура (столицы государства) было каких-то два-три дневных перехода для пехоты (!), что уж говорить о боевых колесницах.

Именно поэтому первая военная задача, которая стояла перед ассирийским командованием – это безопасность ассирийских городов и селений от набегов вавилонских отрядов. А для этого надо было лишить противника опорных баз на р. Нижний Заб.

Однако, на первом этапе войны ассирийцы в основном оборонялись.

Сначала Набу-кудур-уцур, окрыленный своей блестящей победой над империей Хатамти (Эламом), выступил «для завоевания Ашшура» и тем самым развязал войну между двумя государствами. Шел 6-й год правления Тукулти-апал-Эшарры I.

Описания этого похода не сохранили ни ассирийские, ни вавилонские источники. Известно только, что Набу-кудур-уцур Ашшур не завоевал, а по возвращении из похода был убит своими вельможами.

Потом Эллил-надин-апли, сын Набу-кудур-уцура повторил поход отца, но также не добился успеха, а по возвращению в  Вавилон был свергнут своим дядей Мардук-надин-аххе и лишен жизни.

В 10-й год правления Тукулти-апал-Эшарры I новая вавилонская армия выступила на Ассирию. Ее вел Мардук-надин-аххе, новый царь Кар-Дуниаша (Вавилона). Мардук-надин-аххе добился серьезного успеха. Он взял штурмом и разграбил крупный ассирийский центр – г. Экаллат. В качестве добычи царь Кар-Дуниаша унес с собой особый трофей – статуи богов Адада и Шала, богов-покровителей г. Экаллата.

Почему Тукулти-апал-Эшарра не защитил Экаллат, что помешало ему это сделать, нам не известно.

Ассиро-вавилонские отношения следующих 14-15 лет не известны: источники о них не сохранились.

Резкая активизация военных действий на вавилоно-ассирийском фронте приходится на последние годы правления Мардук-надин-аххе.

Теперь нападающей стороной выступила Ассирия. Примерно в 25-й – 26-й годы своего правления Тукулти-апал-Эшарра развернул наступление на вавилонян. Ассирийскому командованию надоела близость вавилонских крепостей (на реке Нижний Заб) к главным городам и столице Ассирии.

Видимо, в связи с этим Тукулти-апал-Эшарра свой поход на вавилонян направил к вышеназванной реке. Здесь его встретила армия Кар-Дуниаша, которую Мардук-надин-аххе вел лично.

На прибрежной равнине выстроились друг против друга для сражения армии равных по силе империй. Они имели сходное вооружение, сходные военные приемы. Разница была лишь в том, что костяк ассирийской пехоты составляли выходцы с гор, умевшие прекрасно сражаться на крутых склонах вершин, а костяк вавилонской – жители равнин, с легкостью сражающиеся, как в песках пустыни, так и в камышовых зарослях болот Нижней Месопотамии.  Наверное, впервые в боевой практике Тукулти-апал-Эшарры ударную силу его войска составляли не отборные пешие отряды, а колесничные воины из знати Ашшура и иных городов Ассирийской империи. Пехота в сражении двух крупных армий на равнинных берегах р. Нижний Заб играла лишь вспомогательную роль.

Боевые колесницы выстроились в линии, как с одной стороны, так и с другой. Предчувствуя битву, всхрапывают и нетерпеливо роют копытом землю, облаченные в защитный доспех, упряжные лошади, с волнением смотрят в сторону врага, защищенные панцирями колесничные воины. Что будет, что ждет их впереди. Чем закончится лобовое столкновение тяжелых боевых повозок. И вот, наконец, сигнал – звук рога или рокот барабана. Сотни тяжелых, обитых кожей и металлом, повозок, влекомых парой скакунов, срываются с места. Вначале первая линия. Практически сразу за ней вторая. Пыль взмывает в небо. Тучи стрел устремляются в сторону врага. Лучники ведут непрерывный огонь. Щитоносцы прикрывают. Где-то падает убитая лошадь, и, тем самым опрокидывает колесницу, калеча и убивая свою напарницу. Где-то колесница просто переворачивается на полном скаку – возница не справился с управлением или налетели на высокий холм. И счастье воинов, если они успели выскочить из повозки. Если нет – поломанные руки и ноги, размозженные головы, тела убитых и изувеченных, но живых. У кого-то стрела сразила возницу и оставшийся боец либо выпрыгивает на землю из ставшей опасной повозки, либо отчаянно мчится вперед, посылая во врага стрелу за стрелой, увлекаемый в атаку неуправляемыми лошадьми. Как говорится, кому как повезло. Столкновение! Рукопашная копьями, мечами; расстреливание друг друга из луков в упор. И… не выдержавшие напряжения битвы вавилонские воины, разворачивают колесницы и бегут, спасая свои жизни. За ними мчится грозная лавина ассирийских колесниц. Мардук-надин-аххе понимает, что битва проиграна. Надо отступать. Тревожно ревут рога, бьют барабаны. И ощетинившаяся копьями вавилонская пехота и телохранители царя, окружившие со всех сторон боевую колесницу своего повелителя, начинают медленно покидать поле боя. Их особо и не преследуют. Воины победителя заняты более важным делом: грабят убитых и брошенный лагерь вавилонян.

Вероятно, так проходили эти сражения.

На р. Нижний Заб Мардук-надин-аххе был разбит и ушел с остатками войск на юг. Тукулти-апал-Эшарра принялся жечь и грабить вавилонские селения к югу от реки. Первым пал г. Армана, за ним г. Угарсаллу (опорный пункт вавилонян), последним, уже у р. Радан,  – г. Лубду – еще один опорный пункт Кар-Дуниаша. Тукулти-апал-Эшарра действует осторожно. Он не стремится наступать по равнинам, тянувшимся между нижними течениями Нижнего Заба и Радана, впадающими в р. Тигр. Он идет, прижимаясь к горам. Горы дело привычное и знакомое. Пусть только сунутся сюда вавилоняне – эти обитатели равнин.

Переправившись через р. Радан, ассирийская  пехота занимается привычным делом – штурмует и опустошает вавилонские селения у подножья гор Камулла и Каштилла. Наконец, округ разорен. Ассирийцы выступают в направлении крупного, хорошо укрепленного города Арзухина, раскинувшегося на берегу р. Радан, в ее среднем течении. У Арзухины армию Тукулти-апал-Эшарры встречает оправившаяся от поражения армия Мардук-надин-аххе. Вновь выстраиваются в линии боевые колесницы. За ними строится пехота. Нам не известно, как и что происходило под Арзухиной, но, наверное, Тукулти-апал-Эшарра терпит, редкую в его военной деятельности,  неудачу. Его войска не смогли сломить сопротивление вавилонян под Арзухиной. Более того, путь по Радану на юг, к Вавилонии для воинов Тукулти-апал-Эшарры закрыт. А поход в самом разгаре. Что делать? Снова сразится с Мардук-надин-аххе, рискуя потерпеть полное поражение и остаться без армии? Вернуться в Ашшур с тем, что имеешь, и стыдиться смотреть в глаза своим воинам и согражданам? Своим подданным, наконец? Тукулти-апал-Эшарра находит иное решение. Он отступает от Арзухины на север, переправляется через р. Тигр и стремительным маршем идет через степи к р. Евфрат. Его путь лежит в страну Сухи, куда проникли вражеские отряды (то ли вавилоняне, то ли арамеи – можно лишь предполагать), и где никто не ждет появления главных сил ассирийской армии. Этот неожиданный ход полностью оправдал себя.

Появление самого Тукулти-апал-Эшарры, который, по слухам, сражался где-то за Тигром с царем Вавилона, вызвало шок. Враги не сумели собрать для отпора армию и ограничились обороной крепостей, городов и селений. Но что для воинов Тукулти-апал-Эшарры, бравших неприступные горные вершины, какие-то там укрепления равнин. Забава, не более. Первый удар наносится по крепости на острове, посреди р. Евфрат, г. Сапирату. Гарнизон очень рассчитывал на воды великой реки, и считали себя в безопасности. Но водные просторы Евфрата не преграда опытным пехотинцам. Они уже более двух десятков раз форсировали великую реку, и потому спокойно добираются до острова и с ходу берут Сапирату. Прочие селения Сухи ассирийцы без труда разоряли одно за другим, двигаясь на юг вдоль берега р. Евфрат до г. Химдану (Хиндану). От Химдану, нагруженные добычей, гоня стада скота и толпы пленных, радостные воины возвращаются домой. Поход удался!

Однако, сам полководец недоволен собой. Тукулти-апал-Эшарра прекрасно осознает, что проиграл компанию этого года, а потому, как дальновидный и предусмотрительный военачальник, критическим взглядом осматривает стены своей столицы: нет ли где слабых мест, не будет ли сюрпризов, окажись армия Мардук-надин-аххе под стенами Ашшура. Тукулти-апал-Эшарра не питает иллюзий. Он прекрасно понимает разницу между походами на союзы разноплеменных и разно вооруженных горцев севера, у каждого из отрядов которых свой вождь, и войной с могущественной империей, имеющей многочисленную, хорошо вооруженную и обученную армию, огромные ресурсы, единую систему организации и управления. Поэтому Тукулти-апал-Эшарра на случай возможных неожиданностей и неудач, срочно восстанавливает обветшавшую стену города Ашшура – ту часть городских укреплений, которую строили двести пятьдесят лет назад, еще при царе Ашшур-надин-аххе.

Зима и весна проходят в строительных работах. Одновременно, втайне от всех, армия готовится к большому походу. Полководец доволен. Мардук-надин-аххе беспечен, он обманулся. Он знает, что Тукулти-апал-Эшарра срочно укрепляет Ашшур, то есть готовится к обороне, а потому царь Вавилона не ждет нападения ассирийцев в этом году.

Тукулти-апал-Эшарра своими действиями убил сразу двух зайцев: укрепил слабые места оборонительных систем столицы и обманул врага.

Для Мардук-надин-аххе поход Тукулти-апал-Эшарры на Вавилон оказался полной неожиданностью. Царь Вавилона спешно собрал свои войска и встретил наступающего противника в Гураматти, местности на берегу р. Тигр, к северу от г. Аккад. Если судить по последующим событиям, сражение в Гураматти, где опять боевые колесницы, выстроившиеся друг против друга в линии, решали исход битвы, закончилось полным разгромом Мардук-надин-аххе. Здесь, видимо, полегла большая часть, выведенной на битву, вавилонской армии. Спасшиеся остатки вавилонских войск были столь ничтожны, что Мардук-надин-аххе в своем бегстве, похоже, пробежал мимо Вавилона, бросив одну из столиц государства (второй была г. Иссин) на произвол судьбы.

Во всяком случае, никто не препятствовал штурму и грабежу ассирийцами богатейших городов северной Вавилонии. Дур-Куригалзу, Сиппар-Шамаш, Сиппар-Ануниту, и, наконец, Вавилон попали в руки воинов Тукулти-апал-Эшарры, и были ими разграблены до основания. Роскошный дворец Мардук-надин-аххе был обобран до нитки и сожжен. Пленные исчислялись десятками тысяч, добыча была огромна. Золотые и серебряные вещи, драгоценные камни, изделия из бронзы и меди, тюки дорогих льняных и шерстяных одежд, тысячи кусков тканей, изделия ремесленников, продукты сельского хозяйства, табуны лошадей и стада скота – все, что можно было унести или увезти – забирали с собой ассирийские воины. Прочее предавалось огню и разрушению. Тукулти-апал-Эшарра не страдал манией завоевателя и трезво оценивал свои возможности. Он понимал, что времена Тукулти-Нинурты I миновали – Вавилонию ему не завоевать – а потому он решил максимально нажиться в этом грабительском походе. Опустошив Вавилон, ассирийский полководец повернул домой, на север. К югу от Вавилона лежали богатые, известные города: Борсиппа, Марад, Казаллу, Ниппур, Иссин и другие, - но Тукулти-апал-Эшарра не позарился на них. Он знал, где-то там спешно собирает новую армию Мардук-надин-аххе, жаждущий реванша. А потому, не рискуя добытым, Тукулти-апал-Эшарра повернул в Ассирию. По дороге, переправившись через р. Тигр, разграбил богатый г. Опис и спокойно вернулся домой, в Ашшур.

Этот поход по праву можно отнести к одному из самых удачных в военной биографии Тукулти-апал-Эшарры.

Вероятно, вскоре после этого война завершилась.

В 28-й год правления Тукулти-апал-Эшарры умер Мардук-надин-аххе. Его сын и наследник новый царь Кар-Дуниаша Мардук-шапик-зери поспешил заключить мир с Ассирией. К миру стремился и Тукулти-апал-Эшарра. Его войска требовались в другших местах. Можно предположить, что придти к миру империи заставил общий враг, одинаково опасный для обеих сторон – кочевые племена арамеев.

Мардук-шапик-зери занялся восстановлением Вавилона и экономики страны. Очень быстро он добился процветания государства и его граждан.

Нам практически ничего не известно о последних десяти годах правления Тукулти-апал-Эшарры. Именно в этот период его правления сложилась грозная для Ассирийской империи ситуация, потребовавшая напряжения всех сил государства. К этому периоду были потеряны завоевания к северу от озера Ван. Враги прорвались к исконным территориям Ассирии. Бои шли в горах Киррури, в верховьях реки Большой Заб. Снова огнем пожарищ полыхала территория Катмухи, куда прорвались отряды арамеев. Были захвачены часть селений коренной Ассирии. Враги наступали с трех сторон.

Описания последних войн и походов великого ассирийского полководца не сохранились. Но известно, что Тукулти-апал-Эшарра справился с нашествием арамейских племен, сохранил в целостности свои завоевания и передал своим сыновьям Ашаред-апал-Экуру и Ашшур-бел-кала великую империю.

В дни смерти Тукулти-апал-Эшарры Ассирийское государство простиралось от Средиземного моря на западе до горных хребтов, в которых начинались реки Верхний и Нижний Заб на востоке; от границ Вавилонии и среднего течения р. Евфрат на юге до южного берега оз. Ван и верховьев р. Евфрат на севере. Армия Ассирии была лучшей в мире.

Тукулти-апал-Эшарра был талантливым полководцем, жестким и расчетливым военачальником, умным политиком, лично храбрым, физически развитым человеком, видимо, любившим войну. Он лично участвовал во множестве мелких походах и набегах, о которых не считал нужным рассказывать народу и потомкам. Любил свою страну, свой народ. Делал все, чтобы сделать жизнь ассирийцев приятнее, сытнее и красивее. Ему нравились красивые растения. Он обожал охоту. Был любознательным человеком, жаждущим увидеть и познать побольше нового. Вечно занятый в походах и набегах, устройством завоеванных и ассирийских территорий, он, видимо, редко бывал дома, и не все знал о том, что творится в его собственном дворце. А когда, как-то это обнаружил, принял ряд очень жестких указов против распущенности «женщин дворца» и «дворцовых слуг и офицеров». Сотней ударов палкой грозит Тукулти-апал-Эшарра тому из мужчин, кто посмеет заговорить с оголенной (без набедренной повязки) женщиной дворца или будет подслушивать женские разговоры. Во избежание двусмысленных обвинений офицерам дворца и слугам запрещалось подходить к женщине дворца, с которой они беседовали, ближе, чем на семь шагов. Можно представить до чего дошли нравы во дворце, если царь был вынужден применять к ослушникам такие меры.

Не менее достойным человек был второй сын Тукулти-апал-Эшарры Ашшур-бел-кала (Ашаред-апал-Экур правил всего два года и не успел проявить себя). Талантливый полководец и умный государственный деятель, Ашшур-бел-кала во всем старался подражать отцу: сражался на тех же направлениях, появлялся с войсками в тех же районах, даже плавал на кораблях Арвада и как отец охотился на зверя nabiru. Был страстным охотником. Единственно, где Ашшур-бел-кала действовал совершенно иначе – это в отношениях с Вавилоном. В отличие от отца, Ашшур-бел-кала имел большую дружбу с царями Вавилонской империи: Мардук-шапик-зери и Адад-апла-иддиным. Дочь последнего Ашшур-бел-кала даже взял в жены. Но именно благодаря этой дружбе, Ашшур-бел-кала поставил Вавилонскую империю в зависимость от Ассирийской. И тем самым увеличил блеск и могущество империи, созданной отцом.

 

Известные нам крупные походы Тукулти-апал-Эшарры I:

1-4-й годы: 1-й поход: На мушков в Катмухи.

                    2-й: На Шубару, Алзи, Катмухи.

                    3-й: На лулумеев к р. Малый Заб.

                    4-й: На страны Наири и Мелид.

                    5-й: Первый на арамеев по р. Евфрат.

                    6-й: на Мусри и Кумени.

5-10-й годы: Поход на Сирию и Ливан.

                      Поход на Мелид, Энзите, Ишуа, Сухму.

                      Поход на лулумеев и страну Адауш.

6-й – 28-й годы: Война с Кар-Дуниашем (Вавилоном).

6-й год: Поход вавилонян на Ассирию.

10-й год: Поход вавилонян на Экаллат.

25-й – 26-й год: Поход на Кар-Дуниаша и Сухи. Сражения у р. Н. Заб и г. Арзухина.

26-й – 27-й год: Поход на Кар-Дуниаш. Разгром г. Вавилона.

29-38-й: Поход против арамеев, на Катмухи.

Кроме них в 5-28-й годы своего правления Тукулти-апал-Эшарра совершил еще 27 походов на арамеев (по два в год).                     

 


Общий список