Общий список

КАРПЕНКО И.К.

(серия "Великие полководцы")

__________________________________________________

 

Разгневанный лев.

 

Сенаххериб

 

Правитель Ассирии.

Жил в конце VIII – начале VII вв. до н.э.

Правил 24 года (705 – 681 гг. до н.э.).

Совершил более 12 походов.

 

Особенностью Сеннахериба, как полководца было то, что ему пришлось руководить войсками в очень крупных битвах.

Он был сыном и наследником царя Ассирии Шаррукина II, великого полководца, чьи армии наводили ужас на соседей, чье имя заставляло содрогаться сердца самых бесстрашных. Наверняка, Сенаххериб являлся участником военных походов отца (к сожалению, мы не знаем каких), и многому научился в них. Последующая деятельность Сеннахериба показала, что по своим военным талантам Сеннахериб, похоже, ни в чем не уступал отцу.

Царь Шаррукин II пал, защищая свой лагерь, во время похода на Табал. Известие о его смерти потрясло ассирийское общество. Исходя из того, что Шаррукин II взошел на трон Ассирии не совсем законно, кое-кто попытался оспорить власть у его наследника. Так в день оплакивания павшего царя градоначальник Калаха начал воздавать себе царские почести. Везирь по имени Хамби и группа преданных наследнику офицеров вовремя положили этому конец и спасли страну от гражданской войны.

12 кузаллу (=июль/авг 705 г. до н.э.) Сенаххериб вступил на трон Ассирии.

Первым делом он покинул город Дур-Шаррукин, который царь Шаррукин II стремился превратить в свою столицу и в котором проживал наследник трона. Но возвращаться в Калаху, прежнюю столицу, Сеннахериб не стал. Он перебрался в крупный город Нинуа (традиционное чтение – Ниневия), который провозгласил новой столицей государства. Вероятно, у Сенаххериба были натянутые отношения с родовой знатью Ашшура и Калаха, прежних столиц Ассирийской державы, а потому новый правитель предпочел им город, не имевший до этого статуса столицы и, соответственно, могущественной родовой аристократии.

Едва Сенаххериб вступил на престол, как судьба послала ему испытание.

Известие о гибели грозного Шаррукина II в далекой Малой Азии оживило вавилонян, вселило надежды на обретение желанной независимости и изгнание ненавистных оккупантов. Первыми поднялись жители Вавилона, главного города страны. Ассирийский гарнизон то ли был перебит, то ли бежал. Изгнав оккупантов, вавилоняне торжественно возвели на трон некого Мардук-закир-шуми, сына Арду. Это возмутило правителя Приморья (или «страны моря», как ее иначе называли, так как располагалась она на северном берегу Персидского залива) Мардук-апла-иддина. Семнадцать лет своей жизни Мардук-апла-иддин потратил на ожесточенную войну с Ассирией, считал себя единственно законным царем Кар-Дуниаша (так официально именовалась Вавилония, столицей которой был город Вавилон), титул которого он добыл в борьбе с ассирийской опасностью. Тут же, едва мелькнула надежда на изгнание врага и восстановление независимой государственности, какие-то круги вавилонской знати подсуетились и посадили на трон одного из своих. Получив об этом весть, Мардук-апла-иддин с отрядом вышел к Вавилону. Откуда он шел: из Бит-Якина – столицы Приморья, или, может, из далекого Элама, история умалчивает. Важно другое. Мардук-апла-иддина встречали восторженно. К его отряду сотнями, тысячами стекались добровольцы. Имя человека, который столько лет бескомпромиссно боролся с самим грозным Шаррукиным Ассирийским, было у всех на устах. Мардук-апла-иддин олицетворял собой надежду на свободу, являлся символом былой независимости. Само собой ворота Вавилона ему открыли без боя. Мардук-апла-иддин вступил в город, безжалостно убил Мардук-закир-шуми (последнему досталось царствовать всего 30 дней) и обратился ко всему Междуречью и соседям с призывом восстать против ненавистной Ассирии и сокрушить ее мощь.

На призыв откликнулись. В Вавилон потянулись отряды и обозы с оружием и продовольствием из арамейских (халдейских) княжеств нижней Месопотамии: Бит-Даккури, Бит-Якина, Бит-Амуккани, Бит-Шиллани, Бит-Шалли, арамеев с рек Укну и Тигр. К Мардук-апла-иддину примкнули племена сутиев, арабы Сирийской пустыни и так далее. Поднялось все Междуречье. Каждый город, каждое селение старались выставить или снарядить воинов в армию Мардук-апла-иддина.

Обратились за помощью к могущественному Эламу. Но тут была проблема. Царь Элама Шутрук-Наххунте хорошо лично знал Мардук-апла-иддина, его достоинства и недостатки. К тому же владыка Элама не забыл, во что его стране обошлась помощь Мардук-апла-иддину.

Сначала царь Хумбан-Никаш предшественник и дядя Шутрук-Наххунте, поверил заверениям Мардук-апла-иддина, и выступил в поход. В итоге тысячи эламских воинов полегли в безнадежном сражении с армией Шаррукина II в окрестностях города Дера. Эламиты пришли к Деру на соединение с армией Вавилона, а столкнулись с отрядами Ассирии. Мардук-апла-иддин со своей армией тогда задержался и не явился в срок, а узнав о поражении Хумбан-Никаша, трусливо отступил, бросив союзников на произвол судьбы. Хорошо Хумбан-Никаш сумел с остатками армии оторваться от ассирийцев и уйти в Элам. Потом сам Шутрук-Наххунте, решив, что он умнее покойного дяди, с войском явился на помощь Мардук-апла-иддину. Явился узнать, что его союзник уже остался без воинов и всю тяжесть борьбы с армией грозного Шаррукина II теперь придется вести отрядам Элама. В итоге на р. Укну Шаррукин одержал очередную победу, а Шутрук-Наххунте пришлось спешно отступать, бросив приграничные области Элама на растерзание ассирийцам. Несколько лет после этого вдоль всей границы Элама с Месопотамией шли бои между ассирийскими и эламскими войсками.

Так что, когда в город Мадакту, столицу Элама пришла весть, что Шаррукин II умер, что Мардук-апла-иддин занял Вавилон и готов нанести поражение сыну и преемнику погибшего царя Ассирии, Шутрук-Наххунте, похоже, выразил определенную долю сомнения в успехе начинания. Чтобы преодолеть эти колебания, Мардук-апла-иддин изъял золото из сокровищницы храма Эсагила, главного храма Вавилонии, и послал его в дар правителю Элама. Золото перевесило чашу сомнений. «Даже, если все окончится неудачей, возможные убытки уже возмещены», - так, видимо, рассудил Шутрук-Наххунте и принял решение помочь союзнику. Сам не пошел – в победу, видимо, не верил, - послал армию в 80.000 тысяч воинов. Вел ее главнокомандующий вооруженных сил Элама туртан Имбаппа.

Когда эламиты вступили в Месопотамию, ассирийские гарнизоны либо бежали, либо были разгромлены. В едином порыве жители Вавилонии и соседних народов объединились против ненавистных им воителей с севера.

В Ниневии трезво оценили угрозу. Шесть месяцев шла подготовка к походу против Мардук-апла-иддина.

Были отставлены в сторону все другие дела. Отложили месть Табалу за убитого Шаррукина II. Вывели остатки ассирийских отрядов из восставших наместничеств и царств Малой Азии: Хилакку, Куэ, Каска, Тил-Гаримму. Закрыли глаза на восстание Езекии, царя Иудеи, и его набеги на вассалов Ассирии в Палестине. Все внимание было обращено только на юг.

К столице стягивались отряды, призывали молодежь и ветеранов, готовили снаряжение и осадную технику, собирали информацию. Благо беглецов из Вавилонии хватало. Кому-то не нравилась власть Мардук-апла-иддина, кто-то считал, что лучше ассирийцы, чем эламиты, кто-то просто не верил в успех восстания и хотел заранее заручиться доверием будущих победителей. Так или иначе, беженцев встречали, опрашивали, делали выводы, и серьезно готовились к большой войне.

12 (вар.: 20) аб шаранима (11-й месяц года = январь-февраль) ассирийская армия, наконец, выступила из Ниневии в поход. Сенаххериб лично повел свои войска. Более ста тысяч ассирийских воинов шли на Вавилонию. И хотя источники не сообщают о численности армии Сенаххериба, мы можем ее примерно определить. Имбаппа привел 80.000 эламитов и 850 боевых колесниц. Наверняка, не меньше было собрано Мардук-апла-иддиным. Таким образом, союзная армия насчитывала никак не меньше 150.000 воинов. Учитывая, как быстро  союзники были разбиты под Куту, надо полагать, что ассирийская армия была не намного меньше.

Дальнейшие события показали, что ассирийское военное командование знало о противнике достаточно, чтобы грамотно спланировать ход компании. Прекрасно сработала ассирийская разведка, которой в Ниневии уделялось большое внимание. И это не удивительно. Сенаххериб имел возможность оценить важность этой структуры армии лично: несколько лет при жизни отца Сенаххериб отвечал за работу разведки против одного из опаснейших врагов Ассирии – царства Биаини (асс.: Урарту).

Если ассирийцы знали о союзниках почти все, то этого нельзя сказать о вавилонянах и эламитах. Их разведчики оказались не на высоте. Иначе трудно объяснить, почему атака ассирийцев на Куту оказалась для союзного командования полной неожиданностью.

Но все по порядку.

Сенаххериб шел вдоль р.Тигр, по старой военной дороге. По ней сотни лет продвигались армии Ассирии и Вавилона во время военных конфликтов между державами. Не встречая сопротивления, ассирийцы маршировали с примерной скоростью 25-30 километров в день.

Расположение вавилонян и их союзников было следующим. Основные их силы находились к северу от Вавилона. Одна армия из эламитов, арамеев и халдеев стояла лагерем у города Куту. Ею командовал вавилонянин Нергал-насир. Ему помогали туртан Имбаппа и десять эламских командиров.

В 10-12 километрах к югу от Куту в городе Киш, прикрывая Вавилон с севера, размещалась армия, которая состояла из вавилонян и эламитов. Ею командовали сам Мардук-апла-иддин и военачальник эламитов – левый туртан Тананна.

Для чего в этой ситуации был оставлен гарнизон из халдеев и арамеев в Сиппаре, сказать трудно. То ли Мардук-апла-иддин думал, что гарнизон Сиппара остановит ассирийцев, то ли сам рассчитывал перейти в наступление и ждал, когда подойдут все союзные отряды, а лагеря в Куту и Кише были лишь местом сбора войск. Этого мы не знаем.

Зато Сенаххериб очень грамотно воспользовался ошибками противника. Двигаясь вдоль р. Тигр, он переправил свои войска через канал Зуби и вышел к Сиппару. Сиппар, похоже, взяли мимоходом, не задерживаясь. После чего пошли на Куту. Основные силы ассирийской армии шли на г. Куту восточным берегом канала Ирнина. Часть войск была переправлена на западный берег и шла параллельным курсом к долине Киша. Им была поставлена задача перерезать дорогу между Кишем и Куту и держать ее до подхода основных сил армии. Сенаххериб решил воспользоваться ошибкой Мардук-апла-иддина и громить его войска по частям. Выдвигая войска на дорогу между Кишем и Куту ассирийский полководец рассчитывал, что они будут держать основные силы Мардук-апла-иддина, не пропуская их на Куту. Тем временем он успеет разгромить у Куту Нергал-насира, а затем, соединившись со своим заслоном, разобьет и царя Вавилона. Этот план требовал точности и согласованности действий ассирийских армий по времени. И в принципе он удался.

Битва происходила в месяце цибум (1-й месяц года = март-апрель). В то время, как часть армии Ассирии развернула боевые порядки в долине между Кишем и Куту, сам Сенаххериб с основными силами обрушился на отряды Нергал-насира, для которого появление ассирийцев у Куту оказалось полной неожиданностью. То ли Нергал-насир был застигнут врасплох, то ли в спешке не верно выстроил войска, но разбит он был достаточно быстро. В ходе сражения ассирийцы взяли город Куту. Большая часть его гарнизона и сам Нергал-насир попали в плен.

Тем временем Мардук-апла-иддин со своей частью армии, через ворота Замама, вышел из Киша и поспешил на помощь Куту, к которому ему пришлось пробиваться с боем. Ассирийских войск на дороге между Кишем и Куту оказалось недостаточно и они начали терпеть поражение. К Сенаххерибу был послан гонец с просьбой о помощи. К счастью для ассирийцев, когда прибыл гонец, Нергал-насир уже был разбит и его армия разбегалась. Выделив часть войск для преследования бегущих и добивания обороняющихся, Сенаххериб с основными силами выступил на помощь своим. Едва на равнине Киша, где армия царя Вавилона сражалась с военачальниками Ассирии, показался личный штандарт Сенаххериба, сообщающий о прибытии на поле брани самого царя Ассирии, как Мардук-апла-иддин струсил. Он бросил свои войска в разгар сражения и бежал, минуя Вавилон, в болотистую страну Гузуманну. Мардук-апла-иддин был так напуган, что даже забыл предупредить о своем бегстве собственную семью, которая находилась в Вавилоне.

В этой ситуации большое искусство и личное мужество проявил эламит, левый туртан Тананна. Несмотря на бегство командующего, Тананна еще долго сражался с превосходящими силами противника и сумел избежать разгрома. Таннане, похоже, удалось вывести из сражения часть войск в боевом порядке и оторваться от ассирийцев.

Пока Сенаххериб штурмовал Киш, Таннана ушел на юг и, скорее всего, после этого увел эламские отряды на Родину: кто станет сражаться за союзника, чей вождь трус. Малодушное бегство Мардук-апла-иддина в середине сражения подорвало веру эламских командиров в успех его начинаний и лишило вавилонян значительной части армии, состоящей из подданных Шутрук-Наххунте.

Киш пал, взятый штурмом (скорее всего ассирийцы ворвались в него на плечах бегущих). Захватив город, Сенаххериб переправился через р. Евфрат и пошел на Вавилон. Видимо, по дороге туда царь Ассирии столкнулся с отрядами Адину (сына жены Мардук-апла-иддина) и Баскану (брата арабской правительницы Иати’е), что спешили к Кишу на соединение с основными силами и не знали о поражении Мардук-апла-иддина. Адину и Баскану были разгромлены наголову. После этой победы Сенаххериб без боя занял Вавилон. Во дворце Мардук-апла-иддина царь Ассирии захватил в плен сыновей, жен, рабынь и придворных «приморского царя», и их имущество.

В ходе короткого отдыха, устроенного победоносным полководцем своим воинам в Вавилоне, Сенаххериб послал отряды в Гузумману поймать сбежавшего царя. Его искали в болотах пять дней, но так и не нашли. Мардук-апла-иддин бесследно скрылся.

Оставив гарнизон в Вавилоне и арестовав всех участников восстания, армия Сенаххериба широким фронтом повела наступление в направлении Персидского залива. По дороге ассирийцы покоряли, разоряли и завоевывали города и селения. Был взят штурмом город Хурсанг-каламма (его гарнизон из арабов, арамеев и халдеев большей частью попал в плен). Затем пришла очередь Борсиппы. Возможно, она сдалась без боя.

После Борсиппы под удар армии Сенаххериба попало княжество Бит-Даккури. 33 города и 250 селений княжества были разорены. Среди них известный город Марад. Ниппур был взят штурмом.

За Бит-Даккури в руины превратили 8 городов и 120 селений княжества Бит-Салли и 39 городов и 350 селений княжества Бит-Амуккани. В Бит-Амуккани особенно упорное сопротивление ассирийцам оказали города Ларак и Саррабану, превращенные победителями в развалины.

В княжестве Бит-Якин, из которого был родом Мардук-апла-иддин, пришлось брать штурмом 8 городов и 100 селений. Города Бит-Забидиа, Киссик, Ларса, Нимид-Лагуда, Урук-Куллаб, Дур-Якин, Эриду и Кар-Набу пали один за другим под ударами таранов ассирийских воинов. Лишь Ур, похоже, сдался.

Всего в четырех халдейских княжествах Сенаххериб покорил, завоевал и разрушил 88 городов и 820 селений. Из них 75 городов и 420 селений он взял штурмом. В наказание за сопротивление он опустошил их едва ли не полностью.

Большая часть следующего - 2-го года правления Сенаххареба, года, когда лимму Ассирии был  Нухшайи, наместник Какзу, - ушла на устройство Вавилонии и ликвидацию последних очагов восстания. Были завоеваны и разорены земли 17 арамейских племен, живущих по берегам рек Тигр и Укну. Получена дань от Набу-бел-шумате, правителя г. Харарате, а население области г. Хиримме полностью перебито за свое упорное сопротивление завоевателям. Область заселили заново, а на трон Вавилона был возведен марионеточный правитель – царь Бел-ибни, сын мастера-строителя из г. Шуанна.

Разместив по всей Вавилонии ассирийские отряды и восстановив систему управления завоеванных земель, Сенаххериб двинулся домой. Мардук-апла-иддина так и не нашли. Видимо, он, в конце концов, сбежал в Элам.

Дорого обошлась жителям Междуречья авантюра Мардук-апла-иддина. Только царская доля в добыче (без захваченного ассирийскими воинами и военачальниками) в этом походе составила 208.000 пленных, 7.200 лошадей и мулов, 11.073 ослов, 5.230 верблюдов, 80.100 голов крупного рогатого скота, 800.500 овец, не считая прочего имущества.

По возвращении в Ниневию царь Ассирии решил, что ему нужен новый царский дворец и дал распоряжение начать его строительство в Ниневии.

Пленные позволили начать ремонт и реконструкцию храмов: бога Сина, бога Шамаша, богини Нингал, богини Айа, богини Иштар-Госпожи Ниневии.

Второй поход Сенаххериба, вероятно, являлся продолжением первого. Он был направлен против племен, народов и государств, сочувствующих Мардук-апла-иддину, и, возможно, оказавших царю Вавилона вооруженную поддержку.

Вскоре после своего возвращения из Вавилонии в конце 2-го (703 г. до н.э.) – начале 3-го (702 г. до н.э.) года своего правления Сенаххериб выступил на восток в горы Загроса, на племена касситов и ясубигалайцев. «Высокие горы, трудные плоскогорья я проехал верхом, а колесницу, мое подножие, велел нести на плечах. Теснины я преодолел пешком, подобно туру», - так описывает Сенаххериб свое участие в походе. Три сильные крепости, расположенные в горах – Бит-Кимзах, Хардишпи и Бит-Кубатти – царь Ассирии взял штурмом. Город Бит-Киламзах Сенаххериб превратил в крепость и в оплот Ассирии во вновь завоеванном районе. Отсюда Сенаххериб внезапно повернул на страну Эллипи. Поэтому не исключено, что весь поход в горы Загроса был затеян с одной целью: подойти как можно ближе к границам владений Испабары, царя Эллипи, не вызывая у него подозрений о возможной агрессии.

Испабара, сын Талты, царь Эллипи, оказался крайне неблагодарным человеком. Когда в 15-й год правления царя Ассирии Шаррукина II (707 г. до н.э.) умер царь Эллипи Талта, то между двумя его сыновьями вспыхнула распря о власти. Тогда трон захватил Нибе, а Испабаре пришлось спасаться бегством. Испабара тогда прибежал в Ассирию и слезно просил Шаррукина II помочь ему с троном. Шаррукин дал изгнаннику армию. В жестокой сече под г. Марубишти, столицей государства, ассирийцы разгромили Нибе и союзных ему эламитов. Испабара был провозглашен царем Эллипи. Когда же, два года спустя, Шаррукин погиб, Испабара не только отложился от его сына Сенаххериба, но еще, похоже, послал отряды в армию Мардук-апла-иддина. Не наказать за подобную неблагодарность, значило, перестать уважать себя. А так как подготовка прямого похода на Эллипи привела бы к появлению у Марубишти большой эламской армии, Сенаххериб, видимо, придумал отвлекающий маневр. Готовить и проводить поход на далекие племена касситов, а оказаться на территории Эллипи.

Как и планировали в Ниневии, в Эллипи не ждали ассирийцев. Испабара, услышав про появление ассирийских отрядов, бежал в такой панике, что не взял с собой даже свое золото и серебро. Он спрятался, оставив страну беззащитной. Город Марубишти, г. Аккуду и еще 34 города с окрестными селениями были беспощадно снесены ассирийцами. Их жители уведены в плен, имущество захвачено. Ассирийцы угоняли и захватывали все, что могли: мужчин, женщин, детей, коней, мулов, ослов, верблюдов, крупный и мелкий скот. Что не могли унести или угнать, разрушали или сжигали. Только области г. Кумаххума, г. Ццирта, страны Бит-Барру и г. Иаддад, которые были присоединены к ассирийской провинции Хархар, избежали разгрома. Город Элензаш превратили в сильную ассирийскую крепость Кар-Сенаххериб. Царь Ассирии так подвел итог своего похода против Испабары: «До небытия я довел его и уменьшил его страну».

Отомстив неблагодарному, Сенаххериб завернул в земли дальних мидян, где взял богатую дань, а их народы включил в состав своего государства. Так закончился второй поход Сенаххериба.

После наведения порядка на востоке и юге, наступила очередь стран запада. Чашу терпения, вероятно, переполнило поведение жителей города Экрона. Последние вначале захватили своего царя Пади, верного союзника Ассирии, и выдали его царю Иудеи Езекии (тот с удовольствием отправил Пади в тюрьму), а потом пригласили к себе египтян. Шалости Езекии с набегами на соседей (пусть даже они подвластны Ассирии) это одно, а появление на землях подконтрольных (хотя бы на словах) Ниневии военных отрядов могущественной державы, коей являлась в то время государство Куш-Египет, - это другое. Такие игры грозили вылиться в большую войну с серьезным противником. Подобное требовало немедленной реакции. И в конце 3-го (702 г. до н.э.) – в начале 4-го (701 г. до н.э.) годов своего правления Сенаххериб выступил в свой 3-й самостоятельный большой поход.

Кампания была построена грамотно. В Ниневии учли, что наступать сразу на Иудею, наиболее могущественное из заигрывающих с Египтом держав, нельзя. Первым делом надо было перекрыть возможность египетскому флоту высадить крупный десант в одном из приморских городов Финикии и с его помощью разжечь антиассирийское восстание в Сирии, как это имело место во второй год правления отца Сенаххериба царя Шаррукина II. Тем более, что об антиассирийской деятельности царя Лули, правителя Большого Сидона, в Ниневии знали достаточно хорошо.

Поэтому армия Сенаххериба, видимо, двигалась не обычным путем, который все хорошо знали - через р. Евфрат, город Гаргамиш, - а каким-то иным. Во всяком случае, судя по реакции Лули, к Сидону, на берег Средиземного моря, она вышла достаточно неожиданно. Лули в панике бежал на остров Кипр, не оказав ни малейшего сопротивления. Все укрепленные города его царства сдались без боя и были заняты ассирийскими отрядами. На престол Сидона Сенаххериб посадил своего человека – некого Табаалума. Новый царь Сидона тут же отблагодарил владыку Ассирии хорошей данью. Заняв Сидон, в штабе Сенаххериба не обольщались, и потребовали доказательств верности от правителей всех крупных приморских городов Финикии и Палестины, а также от тех правителей Палестины, чьи земли граничили с Иудеей. Минихим из Самримуруны, Абдилити из Арвада, Урумилки из Библа поторопились поднести дань и заверить, что в их владениях египетский флот гавани для высадки десанта себе не найдет. Не отставали и владетели Палестины: Митинти из Ашдода, Каммунусунатби из Моава, Айярамму из Эдома, - срочно поднесли солидную дань, как демонстрацию своей преданности. Только Цидки, правитель Ашкалона, понадеялся на отряды из Куша и Египта. Пришлось выступить на Ашкалон из Сидона берегом Средиземного моря. Ашкалон был взят штурмом. Цидки и члены его семьи в оковах отбыли в Ассирию, а на трон разграбленного города Сенаххериб назначил Рукибти, брата глупца, выступившего против могущества Ассирии.

Ашкалон взяли вовремя. На подходе была египетская армия. Она состояла из войск Куша, Египта, Иудеи, Экрона и других союзных отрядов.

В окрестностях города Альтакку произошло крупное сражение. Костяк пехоты союзников составляли грозные египетские лучники. Палестинцы и кушиты, вооруженные копьями и мечами, вероятно, выполняли вспомогательную роль. Отряды колесниц – ударной силы армии – были укомплектованы рослыми чернокожими воинами царя Куша Шабаки и знатными египтянами. Не очень сильная конница Шабаки, собранная им из чернокожих уроженцев верховьев Нила, вероятно, прикрывала фланги армии.

Египтяне, надо понимать, применили свою излюбленную тактику. Они засыпали ассирийцев стрелами пехоты, а потом бросили в атаку колесницы, рассчитывая смять или рассеять расстроенные обстрелом ряды противника. Но что-то у них не получилось. Кушитские и египетские командиры не учли, что против них действует противник, знакомый с их военными приемами. Трудно сказать участвовал ли Сенаххериб лично в битве при Рапику (в 720 г. до н.э.), в которой его отец разгромил кушитского туртана Сибу (Шабаку - будущего царя?), но то, что в армии царя Ассирии еще оставались офицеры, участники той битвы – это бесспорно. От них Сенаххериб получил полную информацию о тактике и военных приемах египтян и кушитов. Знание противника – залог победы. Из скупых фраз, которые потратили ассирийские хронисты на эту битву, не ясно: то ли в ходе битвы Сенаххериб окружил часть армии союзников фланговыми ударами и взял ее в плен, то ли он заманил в засаду колесничные отряды Куша и Египта и, окружив, вынудил к сдаче. Но то, что значительная часть колесниц и колесничных воинов Нильской державы попали в плен – это факт. Армия Шабаки потерпела полное поражение.

И снова, как в Вавилонии, ассирийцы с хода взяли Альтакку. Его защитники из кушских и египетских отрядов были перебиты или захвачены. Затем пали города Тамн и Экрон. И наступила очередь Иудеи. Грабительские набеги Езекии на соседей вызвали бурю на головы его подданных. 45 (вар.: 46) укрепленных городов Иудеи пали. Их брали с помощью насыпей и таранов, штурмовых лестниц и лобовой атаки пехоты, подкопов и осадных башен – все арсеналы богатой военным опытом по овладению чужими крепостями ассирийской армии были пущены в ход. Иудеи храбро защищались, но… сдавали один город за другим. Были разграблены сотни селений. 200.150 жителей Иудеи стали пленниками царя Ассирии. Сам Езекия отсиделся за стенами хорошо укрепленного Иерусалима. Сенаххериб не стал штурмовать столицу страны. Он ограничился угрозами, получил от Езекии Пади, которого вновь назначил царьком в Экрон, и объяснил царю Иудеи, что если тот желает к себе хорошего отношения, то пусть пришлет 30 талантов (= 909 килограмм) золота и 800 талантов (= 24240 килограмм) серебра. После чего Сенаххериб раздал города и земли Иудеи соседним правителям: Ашдода, Экрона, Газы и Ашкалона, - и направился домой. Либо угрозы Сенаххериба возымели действие, либо сработала ассирийская разведка, но вскоре после ухода Сенаххериба, наемный арабский гарнизон Иерусалима и отборные части иудеев, на которые особенно рассчитывал Езекия, категорически отказались воевать на стороне царя против Ассирии. Перепуганному Езекии ничего не оставалось делать, как отослать в Ниневию не только затребованное золото и серебро, но и собственных дочерей, наложниц, певиц и певцов. После такого дара в Ниневии смилостивились и простили, зарвавшегося было, правителя.

В ходе этого похода включил в состав своей армии 10.000 лучников и 10.000 щитоносцев из числа плененных им воинов Сирии и Палестины.

После разгрома Мардук-апла-иддина Сенаххериб чувствовал себя настолько уверенно, что отправил своих военачальников в земли Куэ и Хилакку, чьи правители предприняли попытку отложиться от Ассирии и на страну Мана, где происходили какие-то события. Пленников из этих стран отправили на работы по строительству царского дворца в Ниневии.  

Пока Сенаххериб отдыхал от боев, в Вавилонии вновь начались события. Во-первых, Мушезиб-Мардук, правитель одного из городов Приморья, совершил наглый набег по владениям Ассирии. Во-вторых, Бел-ибни, царь – марионетка из Вавилона, решил проявить самостоятельность: затеял тайные шашни с Эламом. В-третьих, в своих владениях в Приморье вновь появился злейший враг Ассирии Мардук-апла-иддин, которого жители Дур-Якина пустили в свой город.

Встревоженный Сенаххериб собрал армию и быстрым маршем пришел в Вавилонию. Шел 5-й год его правления - год, когда лимму Ассирии был Метуну, наместник Исаны (700 г. до н.э.).

Серьезного сопротивления Сенаххериб не встретил. Мушезиб-Мардук без труда был разбит в болотах Приморья у г. Биттуту, где он укрывался. Увидев, что его войска терпят поражение, Мушезиб-Мардук бежал в Элам, бросив на растерзание ассирийцам своих сторонников. Мардук-апла-иддин, забрав все самое ценное из имущества, перебрался на кораблях в г. Нагиту в Эламе, расположенном на берегу Персидского залива, и предоставленного ему для проживания эламским правительством. При этом Мардук-апла-иддин «умудрился» оставить в Бит-Якине своих братьев, вместе с их семьями. Естественно, ассирийцы переловили их всех, хотя они и прятались в болотах и камышовых зарослях Приморья.

Разрушив Дур-Якин и другие города Мардук-апла-иддина, Сенаххериб арестовал известных ему сторонников эламитов по всей Вавилонии, и опустошил их владения. Выполов, таким образом, семена будущего мятежа и войны, царь Ассирии приказал схватить и отправить в оковах в Ниневию также и Бел-ибни, царя Вавилона. Новым правителем Вавилона и всего Кар-Дуниаша (или, как говорили ассирийцы «Шумера и Аккада») Сенаххериб назначил своего старшего и любимого сына Ашшур-надин-шуми. 20.000 лучников и 15.000 щитоносцев из числа воинов Нижней Месопотамии были включены в состав армии царя Ассирии в ходе этого похода.

Пять лет после этого в Вавилонии были тишина и покой.

Сенаххериб отдыхал от ратных трудов. В походы, где возникала необходимость (на греков-ионийцев в Киликии, город Тил-Гаримму в Табале и другие), посылал своих полководцев. Лишь раз в период с 5-го по 11-й год своего правления (700 – 694 гг. до н.э.) то ли в 6-й (699 г. До н.э.), то ли в 7-й (698 г. До н.э.)  Сенаххериб лично повел армию. Это было связано с новой угрозой большой войны, теперь на севере – с Биаини (ассирийцы называли ее Урарту). В ассирийской провинции Катмухи, по соседству с Биаини, началось восстание, возможно, не без подстрекательства царя Биаини. Чтобы разом закрыть вопрос и образумить неразумных, Сенаххериб обрушился на повстанцев всей мощью главных сил своей армии. Появление многочисленных и отборных отрядов ассирийской армии во главе с царем в приграничных областях, по-видимому, отрезвило правительство Биаини и отбило у него желание ввязываться с Ассирией в серьезную войну, а для жителей мятежных городов – Тумурри, Шарум, Эзама, Кибшу, Хальгидда и Кана – закончилось катастрофой. Города были разгромлены, жители уведены в рабство. Поход оказался не из легких. Мятежные города, точно «гнезда орла, первой среди птиц, устроены были на вершине горы Нипур», труднодоступной горы. Оставив большую часть армии (которую и взяли с целью устрашения северного соседа) у подошвы горы, сам Сенаххериб с избранными воинами гвардии отправился к вершинам горы Нипур. Но предоставим слово самому Сенаххерибу: «Ущелья, водопады, крутые обрывы гор на носилках я преодолел. Места, трудные для носилок, я прошел пешком, подобно горному козлу, по высоким вершинам и хребтам их. Там, где уставали колени мои, я садился на горные камни и пил воду из бурдюка ради утоления жажды». Мятежные города были разрушены, но… В этом заключалось отличие Сенаххериба, как военачальника, от его воинственных предшественников. Если Тукулти-апил-Эшарра I лично шел пешком во главе своих отрядов по самым крутым горам, перепрыгивая с камня на камень,  посмеиваясь над своими, непривычными к горным кручам, соратниками из равнинных городов Ассирии, то Сенаххериба несли на носилках рабы и телохранители. Он не утруждал свои ноги излишним трудом. И вообще, Сенаххериб любил воевать с комфортом, о чем свидетельствуют многочисленные изображения военных сцен его времени. На них (особенно во время осад и штурмов городов) царь изображен сидящим в кресле-троне, прикрываемый шатром или опахалами, что держат рабы. Из кресла он отдает приказы своим военачальникам. Может, с точки зрения придворного этикета он поступал верно, но это уже не был царь-воин, что личным примером, мужеством и неутомимостью вдохновлял своих воинов, как это делали Тукулти-апил-Эшарра I, Адад-нерари II, Ашшур-насир-апал II, Шульману-ашаред III и другие известные ассирийские полководцы.

Похоже, Сенаххериб не был большим любителем войны и сам, лично, в походы ходил лишь на стратегических направлениях, там, где без этого нельзя было обойтись.

Разгромив Катмухи Сенаххериб повернул на восток. Он шел на Манийа, царя г. Укки, мидянина. Манийа оставил свои города без защиты, а сам бежал. Владения Манийа, расположенные на горах Анара и Уппа стали достоянием царя Ассирии. 33 города Манийа, в том числе и Укку, захватили в ходе похода войска Ассирии. 20.400 лучников и 20.200 щитоносцев из числа пленных были включены в состав армии Сенаххериба.

Сенаххериб любил строить и много сделал для украшения столицы и процветания страны.

В 704 г. до н.э. (1-й год правления Сенаххериба), по приказу царя Ассирии построили дворец в городе Какзу. В 702 г. до н.э. (3-й год правления) начали строить дворец в Ниневии. В 699 г. до н.э. (6-й год правления) территория Ниневии была расширена и начали строить новую оборонительную стену вокруг города. Провел дорогу от города Бит-Ремима до города Элмуникина. Перестроил систему водоснабжения для городов Ниневия, Дур-Иштар, Шибаниба, Сули, Гирмуа, Алум-Лабир. Перестроил оборонительные стены Ниневии и Какзу.

В ходе работ в Ниневии Сен-ахха-ериб привел в порядок внешнюю и внутреннюю оборонительные стены города и 18 городских ворот, каждые из которых получил новое название. Так внутренняя оборонительная стена была названа: «Стена, чья мощь сокрушает врага». Внешняя стена получила название: «Это ужасает врага». Городским воротам Сен-ахха-ериб дал следующие названия. Семь ворот города вели на юг и восток. Это «Пусть правитель Ашшур будет в добром здравии» (ворота бога Ашшура в направлении города Ашшур), «Тот, кто повергает всех врагов» (в направлении земли Халзи), «Эллил установил мое правление» (ворота бога Шамаша в направлении земли Гагал), «Правление Сенн-ахха-ериб устанавливает тебя на пост с копьем» (ворота богини Нинлил в направлении города Кар-Нинлил), «Сделай династию Сен-ахха-эриба, как положение созвездя Возов» (это ворота богини Мулиссу, которые ведут к городу Кар-Мулисса), «Отборные зерна и стада животных есть в пределах этого» (в направлении города Шибагиба), «Принесение продуктов гор» (ворота в направлении земли Халаххи). Трое ворот города вели на север. Это «Адад даровал изобилие земле» (ворота бога Адада в направлении земли Амбаси), «Нинурта уничтожил моих врагов» (ворота бога Нергала в направлении города Тарбис (вар.: Тарбица)), «Наннар охраняет мою царскую диадему» (ворота бога Сина). Пятеро ворот города вели на запад. Это «Бог Эа, кто наполняет водой мои водоемы» (ворота, выходящие к реке), «Тот, кто приносит доходы» (ворота, выходящие на причал), «Дары суму’анитян и темитов внесены через них» (ворота, выходящие в пустыню), «Повелитель всех» (ворота оружия), «Бог Шар-ур, ниспровергатель врагов царя» (Hundari ворота). Ворота дворца назывались «Пусть строящий примирится». Ворота, которые вели в землю Бархалзи царь назвал: «Бог Ану – защитник моей жизни».

Расширил и перестроил улицы и главную площадь Ниневии. Особое внимание обратил на ширину и удобства улиц, городскую водосливную канализацию. Заботился, чтобы в домах горожан были бассейны. Разбил в городах (Ниневии и других) цветники и сады из фруктовых деревьев. Строил и реконструировал храмы и делал многое другое для благоустройства страны и столицы.

Утихомирив Катмухи, Сенаххериб совершил неожиданный ход. С отборными отрядами он совершил быстрый переход в далекую Мидию, где оказался под стенами г. Укку, столицы царя Манийи, который своими действиями беспокоил ассирийское правительство. Манийа в панике бежал и спрятался в горах. Сенаххериб взял штурмом Укку и разграбил 33 прочих города, а также окружающие их селения, расположенные во владениях мидянина. И снова, как в Катмухи «и сам я на носилках вместе с воинами моими превосходными в узкие их (мидян) проходы с трудом вошел, вскарабкался на неприступные горные скалы». Красноречиво.

В 11-й год правления Сенаххериба, в год, когда лимму Ассирии был Иллу-иттиа, наместник Дамаска (694 г. до н.э.), произошло событие, которое взъярило царя Ассирии и привело к большой, тяжелой и жестокой войне. Виновником его явился Набу-шуми-ишкун, сын бывшего царя Вавилона Мардук-апла-иддина, к тому времени тихо скончавшегося в землях далекого Элама.

Набу-шуми-ишкуну, который проживал с беженцами из Бит-Якина в эламских приморских городах Нагиту, Биллату и Хупапану, удалось убедить нового царя Элама, Халлуташ-Иншушинака, что если он начнет войну с Ассирией, то вся Вавилония примет его, как освободителя. Порекомендовал Набу-шуми-ишкун и подходящую кандидатуру в будущие цари Вавилона. Некого Нергал-Ушезиба, сына Гахула, из Вавилона.

В начале карратума 11-года правления Сенаххериба (= апрель/май 694 г. до н.э.) Халлуташ-Иншушинак с войском (в его составе были отряды бит-якинцев) появился в Вавилонии. Захватив несколько селений, он представил местному населению нового царя Кар-Дуниаша Нергал-Ушезиба.

В Вавилонии развернулись бои между эламитами, отрядами Нергал-Ушезиба (он собрал их из числа примкнувших к нему жителей Междуречья) и частями ассирийской армии, которыми руководил Ашшур-надин-шуми.

Сенаххериб, спокойный за Вавилонию, куда он, видимо, перебросил подкрепления, решил сделать ответный ход, чтобы отбить у Халлуташ-Иншушинака желание воевать с Ассирией. Сенаххериб начал готовить военную операцию никогда не проводившуюся ассирийскими военачальниками и армией: большой морской поход.

По указанию Сенаххериба в Ниневию и Тил-Борсиппу были согнаны корабелы из Финикии и Сирии, перед которыми была поставлена задача в короткие сроки построить флот, способный перевезти ассирийскую армию не только по рекам Тигр и Евфрат, но и через воды Персидского залива.

Опытные корабелы выполнили поставленную задачу. Были построены грузовые и военные корабли, что с одинаковой легкостью могли ходить как по рекам, так и по морю. Моряков на них набрали в Тире, Сидоне и на Кипре.

Однако, пока в Ассирии шли эти работы, в Вавилонии из-за измены вавилонян Халлуташ-Иншушинак одержал две блестящие победы. В конце месяца экаллима (= сентябрь/октябрь) царь Элама захватил город Борсиппу, где в плен к эламитам попал Ашшур-надин-шуми. Восторженные вавилоняне тут же открыли ворота Вавилона, перебив или разогнав ассирийскую стражу, и устроили торжественную встречу, как Нергал-Ушезибу, так и его могущественному союзнику и покровителю.

Узнав, что его любимый сын предан и уведен в Элам (похоже, что он там был убит), Сенаххериб пришел в ярость, посадил армию на корабли и двинулся в поход. Целью похода он определил месть тем, кто затеял эту новую войну в Вавилонии, из-за кого попал в плен и погиб (в тот момент или позже?) его сын. Сенаххериб не стал тратить время на осаду Вавилона, куда стекались вооруженные противники Ассирии со всей Месопотамии (Халлуташ-Иншушинак к тому времени, по-видимому, ушел домой). Сенаххериб сразу же пошел на Элам.

Армия шла в поход двумя частями. Сам Сенаххериб с наиболее отборными воинами спустился по р. Тигр до города Опис, и отсюда по каналу прошел к устью р. Евфрат, где в г. Бит-Нахари был устроен главный склад армии. Сюда заранее доставили зерно для воинов, корм для лошадей, другие запасы продовольствия, а также военное снаряжение. Царь лично проверил все. По его указанию были исправлены все недочеты и упущения. Отсюда, в заранее оговоренное время, Сенаххериб выступил (на кораблях) к г. Бал-Салимети, расположенному на берегах р. Евфрат, у которого соединился с основными частями своей армии, что прибыли по реке Евфрат. Можно представить удивление жителей Вавилонии, чьи города густо теснились на берегах Евфрата, встречных купцов и рыбаков, при виде невиданного зрелища: военного флота Ассирии и многотысячной армии на судах, проплывающих мимо. А каково настроение при известии об этом было в мятежном Вавилоне!

Соединив все части армии в единое целое, Сенаххериб благополучно совершил переход по водам Персидского залива и, как гром среди ясного неба, обрушлися на не ждавших ничего подобного беглецов из Бит-Якина и Вавилонии, уже обжившихся в безопасности на территории Элама.

Словно демон мести, прошел Сенаххериб по ним огнем и мечом. Города Нагиту, Нагиту-дибина с областью Хилми, Биллату и область Хупапану, заселенные выходцами из Вавилонии, были превращены в пожарища и пепел. Тысячи людей были убиты. Были разгромлены военные арсеналы, в которых собирали и готовили оружие для восставших вавилонян. Только готовых луков в качестве трофея Сенаххериб захватил тридцать с половиной тысяч. Можно представить какой шок известие о нападении с моря на берега Элама вызвало в Мадакте и Сузах. Первый раз за сотни лет войн с Ассирией территория Элама подверглась атаке не с суши, а с моря.

Свершив акт возмездия над выходцами из Вавилонии, Сенаххериб вновь погрузился на суда и ушел морем домой.

Благополучно добравшись до Ниневии в начале нового, 12-го года правления (693 г. до н.э.) Сенаххериб, спустя короткое время получил известие, что мятежные  вавилоняне вновь добились крупного успеха. 16 тиинатума (он же дуузи) (конец июня-июля) Нергал-Ушезиб взял хорошо укрепленный Ниппур – религиозный центр Месопотамии – население которого традиционно поддерживало ассирийцев против вавилонян. На сторону повстанцев также перешел Урук, крупный город в низовьях реки Евфрат. Вероятно, по линии разведки узнали, что царь Элама Халлуташ-Иншушинак вот-вот с армией вступит в Вавилонию.

Сенаххериб, занятый подготовкой нового похода на Элам, отправил в нижнее Междуречье сильную армию во главе с дельными военачальниками.го успеха.известие, что восставшие вавилонянь атаке не с суши шихся в безопасности на берегахковмент или п Ассирийские офицеры с честью выполнили поставленные перед ними задачи. 1 экаллима (он же ташриту) (сент.) они с ходу овладели Уруком. Безжалостно наказав мятежников и ограбив их сторонников, ассирийцы ушли к Ларсе. А в Урук ворвались части Халлуташ-Иншушинака, царя Элама. Теперь были ограблены, а частью перебиты, ассирийские ставленники и их сторонники из Урука. Ассирийцы, которые к тому времени подходили к Ларсе, срочно повернули назад. Не ждавший столь быстрого возвращения армии Ассирии к Уруку, Халлуташ-Иншушинак, видимо, был застан врасплох и разбит под городом. В бою он потерял сына и ушел скорбеть домой, в Элам. Урук вновь перешел в руки ассирийской армии. Ассирийские военачальники и здесь проявили себя с лучшей стороны. Не задерживаясь в Уруке, они поспешили к Ниппуру, подле которого ожидал союзника Нергал-Ушезиб со своими отрядами. Можно представить состояние царя Вавилона и его офицеров, когда 7 экаллима (ташриту) у Ниппура, со стороны Урука, вместо ожидаемых эламитов, появились войска Ассирии. Но, видимо, деться было некуда, пришлось готовиться к битве. Не исключено, что жители Ниппура, всегда сочувствующие Ассирии (цари последней вернули им древние привилегии, отобранные царями Вавилона) закрыли ворота и не пустили Нергал-Ушезиба в город. Они, вероятно, сделали это, когда заметили на горизонте ассирийские штандарты. 7 экаллима (ташриту) (сент.) под Ниппуром Нергал-Ушезиб не только бесславно проиграл битву, но и умудрился попасть в плен к восторгу ассирийского командования. У царя Вавилона не хватило мужества умереть в бою, когда он увидел, что спастись бегством не удастся.

В оковах и колодках Нергал-Ушезиб был доставлен к Сенаххерибу, чья армия к тому времени выступила в поход на Элам. История не сообщает, как расправился царь Ассирии с тем, кто был одним из виновников гибели его сына. Известно точно, что по приказу Сенаххериба Нергал-Ушезиб был убит в городе Ниневия. Как? Не известно. Скорее всего, Нергал-Ушезиб умер не легкой смертью: ассирийцы славились своей жестокостью среди соседних народов. Хотя, может, Сенаххерибу, кто спешил нанести удар по эламитам прежде, чем они успеют организовать оборону своих владений, было некогда заниматься Нергал-Ушезибом, и последнему повезло: его просто удавили или прирезали.

Гибель Нергал-Ушезиба имела и другие последствия. Вероятно, весть о его пленении возмутило окружение Халлуташ-Иншушинака, и без того, по-видимому, раздраженному поражением армии под Уруком и ее поспешным бегством из Вавилонии. 27 экаллима (октябрь) царь Элама был убит своими приближенными. Новым царем был объявлен Кутур-Наххунте, младший брат покойного. В Вавилон из Элама срочно отбыл Мушезиб-Мардук, правитель из Приморья, известный своими антиассирийскими настроениями. Вавилоняне встретили его восторженно и тут же короновали царем Кар-Дуниаша и города Вавилона.

Шла вторая половина 12-го года правления, года, когда лимму Ассирии был Надин-аххе (693 г. до н.э.), когда Сенаххериб выступил в свой 7-й поход. Во главе многочисленной армии он шел на Элам по старой военной дороге, часто используемой, как ассирийцами, так и эламитами, через округ города Дер. На границе с Эламом развернули боевые порядки и первым делом взяли штурмом бывшие ассирийские города Бит-Хаира и Раза, потерянные еще при Шаррукине II, во время приграничной войны между Ассирией и Эламом. Защитники – эламиты были перебиты, горожанам вернули свободу и права граждан Ассирии. Совсем не такая судьба ждала жителей исконных эламских городов, попавших под удар ассирийской армии. Вступив на территорию самого Элама, Сенаххериб применил тактику, в свое время оправдавшую себя в Вавилонии. Убедившись, что Кутир-Наххунте, новый царь Элама, не готов к отражению вторжения, царь Ассирии развернул свои войска широким фронтом, опустошая и разоряя все на своем пути. Но слово самому Сенаххерибу: «34 города могучих, вместе с бесчисленными поселениями их окрестностей, я осадил, взял, захватил в полон, разрушил, уничтожил, предал огню. Дымом пожаров их, словно грозовой тучей, я покрыл лик широких небес». Кутир-Наххунте, не зная, как остановить продвижение врага, превратил в крепости те города, что смог, и уехал из своей столицы – г. Мадакты - в горный город Хаидалу, подальше от ассирийской границы. 

Брошенная царем Мадакта готовилась к обороне. Отряды ассирийцев уже были на дальних подступах к городу у поселений Илтеуба и Бит-Бунакки. Сенаххериб отдал приказ своим войскам совершить переход к Мадакте и взять город. Но тут вмешалась природа. Шел месяц тамхири (=махурили; он же тебету вавилонян (=дек/янв)). Погода была неустойчивой и капризной. Неожиданно резко похолодало. Пошли бесчисленные холодные дожди. По ночам сыпал снег. Ночные и утренние морозы покрывали горные дороги и склоны гор ледяной коркой. Наступление было остановлено. Сенаххериб, как грамотный военачальник оценил трудности пути, «устрашился дождя и снега, крутизны гор», и свернул поход. Здоровье воинов для него значило больше, чем добыча.

Ассирийская армия неторопливо, обремененная пленными и их имуществом, отправилась домой. В карратуме (=апр/май) 13-го года правления, в год, когда лимму Ассирии был Зази, наместник Арпада (692 г. до н.э.), добрались до Ниневии, в которой победоносному царю горожане устроили торжественную встречу.

17 кузаллу (=июль-авг) в Эламе восставший народ убил своего царя (скорее всего за трусость, проявленную во время вражеского нашествия). Трон Элама занял энергичный Хумбан-Нимена.

А в Ниневии стали готовить большой поход на Вавилонию. Правительство Ассирии намеревалось, наконец, решить надоевшую проблему. Размах приготовлений вызвал в Вавилоне панику.

Царь Мушезиб-Мардук начал собирать отряды со всей Вавилони и обратился за помощью к соседним народам и правителям. В Элам повезли золото и серебро из сокровищницы храма Эсагила, храма бога Бела и богини Царпанит, умоляя нового владыку Элама, прислать помощь.

- Собери свое войско, - говорили послы Вавилона Хумбан-Нимене во время аудиенции, - созови свой лагерь, поспеши в Вавилон, встань рядом с нами. Надежда наша – поистине ты!

Царь Элама охотно откликнулся на призыв вавилонян. Видимо, он принадлежал к тем кругам эламской знати, у которых сердце горело жаждой мщения при виде сожженных эламских городов и деревень. Хумбан-Нимена не только сам пришел с большим войском, но и привел с собой отряды союзников из Парсуаш, Аншана, Пашери, Эллипи. К этой армии присоединились со своими отрядами вожди племен Язан, Лакабра, Харзну, Думмуки, Сулаи, Самуна. Мушезиб-Мардук собрал в свою армию, кроме вавилонян, халдейские отряды из Бит-Адини, Бит-Амуккани, Бит-Шиллани, Бит-Салатут-аххи, Лахири, арамейские отряды воинов Пукуду, Гамбулу, Ру’уа, Убулу, Малаху, Рапику, Хиндару, Дамуну с бассейнов рек Укну и Тигр. Многочисленные отряды отборных воинов выставил город Борсиппа. На этот раз союзники решили предвосхитить действия Сенаххериба и выступили на север. Объединенная армия Хумбан-Нимены и Мушезиб-Мардука, общей численностью около двухсот тысяч воинов, выдвинулась к городу Халулу на р. Тигр, прикрывая равнины Вавилонии от наступающих ассирийцев.

Никогда еще вавилоняне и их союзники не собирали столь большой армии. Она была столь многочисленная, что, как выразился ассирийский летописец, участник битвы при Халулу, «пыль от ног их (воинов), словно грозовая туча в зимние холода, закрыла обширные небеса».

Сенаххериб, похоже, также собрал все, что смог, и вел армию в сто пятьдесят – двести тысяч воинов, не меньше.

О том, что Хумбан-Нимена и Мушезиб-Мардук во главе огромной армии выступили на север, Сенаххериб узнал во время торжественного открытия нового канала. В него как раз пускали воду. Царь лично присутствовал на церемонии пуска воды. Получив весть, Сенаххериб немедленно выехал к армии, выступившей из лагерей на юг.

Встреча двух армий произошла весной 14-го года правления Сенаххериба, в год, когда лимму Ассирии был Бел-эммурани, наместник Гаргамиша (691 г. до н.э.), у города Халулу.

Командование союзников выстроило свои отряды вдоль р. Тигр, отрезая ассирийцам доступ к воде. Часть армии была выстроена в самом городе, превратив его в укрепленные позиции пехоты. Сенаххериб развернул свои войска в степи напротив армии Хумбан-нимены и Мушезиб-Мардука. Впереди боевые колесницы, за ними стройные ряды, ощетинившейся копьями, тяжеловооруженной пехоты, имеющей большие щиты. Перед рядами щитоносцев отряды лучников и пращников. По флангам и в резерве подразделения отборной ассирийской кавалерии. Сам Сенаххериб, вооруженный тугим луком, с запасом дротиков и боевой палицей в повозке, в полном боевом вооружении, на колеснице объезжает свои войска, настраивая их на победу.

Вероятно, также с боевых колесниц, воодушевляли своих воинов на битву Хумбан-Нимена, Мушезиб-Мардук, союзные им правители, военачальники и, возглавлявшие отряды, офицеры. Среди последних выделялись командиры и полководцы из Элама. В золотых поясах, с кинжалами из золота, золотыми браслетами на руках, разъезжая на украшенных золотом и серебром колесницах, они демонстрировали союзникам могущество и богатства их повелителя.

Замысел союзного командования состоял в том, чтобы не допустить к многоводному Тигру, армию противника, видимо, испытывающую недостаток в воде. Оборудованное для водопоя (как людей, так и животных) место в городе Халулу было плотно прикрыто отрядами союзников. Хумбан-Нимена и Мушезиб-Мардук понимали, что, таким образом, они вынуждают ассирийского командующего либо отступить, и тем самым проиграть кампанию, либо начать сражение. То есть, союзное командование, похоже, имело преимущество в численности (вряд ли в организации и военном снаряжении), и было уверено в своей победе, раз настаивало на решительной битве.

Сенаххериб не стал уклоняться от сражения. Он был уверен в своих воинах и своем искусстве военачальника. Благо, союзники, привязав свои отряды к берегу, предоставили ему полную свободу маневра, выбора направления главного удара, и возможность перегруппировывать свои силы по мере надобности.

Замысел ассирийского командования в данной битве заключался в том, чтобы первым ударом разгромить наиболее слабый фланг союзников (к сожалению, источники не указывают какой: правый или левый).. После этого двойным натиском с центра и фланга опрокинуть центр войск Хумбан-Нимены и Мушезиб-Мардука. А в конце уничтожить оставшийся фланг союзных войск. Главную роль на первом этапе битвы возлагалась на боевые колесницы армии Ассирии, которые были выстроены соответствующим образом. Часть отрядов колесниц Ассирии направлялась на колесничные отряды союзных войск. Их задача была: сковать колесницы врага и дать возможность другим своим колесничим отрядам обойти колесницы Элама и Вавилона, и атаковать пехоту. Вероятно, самые отборные отряды колесничих, были сконцентрированы против наиболее слабого фланга союзников. 

Хумбан-Нимена и Мушезиб-Мардук не только отдали Сенаххерибу простор для маневра, но также и такие важный фактор, как решение вопроса: начинать битву или не начинать, и если начинать, то когда.

На основании отдельных фраз источников ход битвы можно восстановить примерно так.

Когда ассирийский полководец решил, что армия готова к бою, он громким криком послал свои колесницы в атаку. Навстречу ассирийским колесницам устремились колесницы Элама, Вавилона и их союзников. В месте их скопления они перемешались между собой, и там завязалась ожесточенный бой. Отборные воины, отлично защищенные доспехами, расстреливали друг друга из луков, метали дротики, сбрасывали противников копьями, а то и рубились мечами. Пока воины передовых частей боевых колесниц Ассирии бились с воинами колесниц союзной армии, ассирийские колесницы и кавалерия второго эшелона обошли места сражения и устремились на ряды пехоты, что выстроились вдоль берега реки Тигр. 

Лучники союзников встретили градом стрел несущиеся на их ряды повозки и конницу Ассирии. Легкая пехота забросала дротиками и камнями. Но защищенные доспехами ассирийские лошади без труда преодолели пустое пространство между армиями и врезались в ряды союзной пехоты, чьи первые шеренги были поколеблены стрелами и дротиками ассирийских колесничих и всадников. Нам неизвестно, в чем ошиблись офицеры союзной армии. То ли они между отрядами тяжеловооруженной пехоты поставили легко вооруженных, не способных устоять перед колесницами, то ли часть воинов фаланги были плохо обучены, то ли не было должной координации между отдельными отрядами армии, то ли была допущена еще какая ошибка, но атака колесниц Ассирии увенчалась успехом. Они прорвались к Тигру то ли на стыке атакованного фланга и центра, то ли смяли отряды союзников в другом месте. Кром фронтальной атаки с боку на атакованный фланг союзников, видимо, обрушилась ассирийская кавалерия.

Хумбан-Нимена попытался оказать помощь, попавшему в тяжелое положение флангу, и бросил в атаку на армию Ассирии боевые колесницы и кавалерию (возможно, из резерва). Но атака не просто захлебнулась. Ассирийцам удалось окружить атакующих и, надо понимать, разгромить их.

Осыпаемый стрелами, дротиками и копьями как минимум с двух сторон, атакованный отовсюду, фланг союзных войск продержался недолго и обратился в бегство. Часть воинов бросились в воду, пытаясь спастись вплавь, часть начала пробиваться из окружения вдоль реки, часть сдалась в плен. Поражение одного из флангов предопределило судьбу центра союзников. На него также навалились с двух сторон: с фронта и фланга, - и сумели частично потеснить, частично рассеять. Кто-то сдался в плен, кто-то искал спасения в воде, но самые стойкие и храбрые отошли к своему, отбившему все атаки ассирийцев, флангу, где возобновили бой с новой силой. То ли на этом фланге войска союзников состоял из наиболее отборных отрядов, то ли его воинов вдохновляло присутствие в их рядах обоих царей: Хумбан-Нимены и Мушезиб-Мардука, - но битва здесь перешла в ожесточенную рукопашную. Стойкость этой части войск союзников свела на нет первоначальный успех ассирийцев. Эламиты, вавилоняне, их союзники, стояли насмерть, отбрасывая одну ассирийскую атаку за другой. Здесь бесстрашно рубились, резались, дрались воины обеих армий. Отряды щитоносцев то и дело сходились в рубке друг с другом. Трещат щиты. Копья и мечи собирают свою кровавую жатву. Из-за спин щитоносцев лучники забрасывали стрелами вражьи ряды, пращники метают камни. То и дело сталкивались, перемешавшиеся между собой, боевые колесницы, или проносились друг мимо друга, а с их платформ воины осыпали стрелами и дротиками врага. Сумятицу и неразбериху вносили, брошенные или потерявшие возничих, колесницы. Упряжные лошади, обезумевшие от боли, крови, ярости, потерявшие направляющего в лице человека, таскали боевые повозки, где попадя, мешая слаженным маневрам отрядов, внося замешательство в атакующие ряды. 

Равнина перед городом Халулу и берег реки были густо усыпаны телами павших. Сенаххериб, который лично принимал самое активное участие в битве, так описывает это: «Горячие кони упряжки колесницы моей в кровь их (то есть убитых) погружались, как в реку. Колеса моей боевой колесницы, ниспровергающей скверного и злого, разбрызгивали кровь и нечистоты».

В этой отчаянной рубке пали Хумбан-унташ, главнокомандующий эламской армии, тысячи других офицеров и военачальников, подавая своей храбростью пример подчиненным воинам. Но нашлись и трусы. Выехавший в бой на колеснице, обильно украшенной серебром, Набу-шуми-ишкун, сын Мардук-апли-иддина, один из главных зачинщиков в развязывании войны в Вавилонии, струсил в разгар сражения и, поднимая руки (тем самым, показывая, что он без оружия), сдался в плен с группой офицеров. Наивный, лучше б он пал в битве. Неужели он надеялся на пощаду, после гибели любимого сына Сенаххериба? Но уцелевший фланг и часть сомкнувшегося с ним центра войск союзников стояли насмерть. Битва с ними затянулась до глубокой темноты. Только когда прошли два двойных часа ночи*, Сенаххериб прекратил битву, отозвав свои отряды. Уцелевшие вавилоняне, эламиты и их союзники под командованием Хумбан-Никаша и Мардук-Мушезиба, сразу же ушли на юг, бросив раненных, и оставив не погребенными своих воинов. Ассирийцам достались их шатры и имущество. Сенаххериб позволил им уйти, хотя и послал боевые колесницы и конницу преследовать отступающих. Пленных, в преследовании, не брали. Некоторое время Сенаххериб лично возглавлял погоню на своей боевой колеснице.

Если верить ассирийской хронике ассирийцы преследовали разбитые отряды почти два беру (около 20 километров). Хумбан-Нимена ушел сразу же в Элам, опасаясь, что победители вновь атакуют его страну.

Так закончилась одна из самых крупных битв древности.

Сенаххериб оценивает потери союзных войск в битве при Халулу в сто пятьдесят тысяч воинов. Про свои потери он скромно умалчивает. Но, если судить по тому, что после погребения убитых и подведения итогов битвы, царь Ассирии пошел не на Вавилон – цель похода – а повернул на Родину, потери ассирийцев были также немалыми.

Хумбан-Нимена проиграл битву при Халулу, но выиграл кампанию. Сенаххериб выиграл битву при Халулу, но свернул поход в самом начале, то есть проиграл кампанию. Именно поэтому вавилонский хронист, упомянувший битву при Халулу, лаконично заметил «царь Элама заставил ассирийцев отступить».

О том, что потери ассирийцев были немалыми свидетельствует факт отсутствия крупных военных операций против Вавилонии со стороны Сенаххериба в течение оставшихся месяцев 14-го (691 г. до н.э.) и всего 15-го (690 г. до н.э.) годов правления царя Ассирии. По всей видимости, Сенаххериб был занят восстановлением численности своих войск, которые понесли тяжелые потери в битве.

15 цибума (=март/апр) 16-го года правления Сенаххериба, в год, когда лимму Ассирии был Гихилу, наместник Хатарики (689 г. до н.э.), произошло событие во многом предопределившее исход войны за Вавилонию: царя Элама энергичного и деятельного Хумбан-Нимену разбил паралич.

В Ниневии правильно оценили ситуацию. Хумбан-Нимена парализован, следовательно, все понимают, что царь доживает своей век. Соответственно, среди возможных наследников трона началась схватка за власть, пошли интриги и взаимные распри. То есть, в Мадакту не до Вавилонии и ее проблем. Если выступить на Вавилон, помощи ему из Элама не будет. Так оно и произошло. В своем 9-м походе Сенаххериб дошел до Вавилона без каких-либо серьезных препятствий. Вавилоняне, понимая, что пощады после сдачи Ашшур-надин-шуми им не ждать, защищались отчаянно, но помощь так и не пришла. В Мадакту решали свои вопросы. Не исключено вмешательство в дела Элама ассирийской разведки, щедро профинансировавшей кандидата на трон от партии мира с Ассирией.

1 нармака (он же кислиму вавилонян) (= середина ноября) ассирийские воины ворвались в Вавилон. Битва быстро превратилась в бойню. Тысячи вавилонян были убиты, уцелевшие обращены в рабов. Мушезиб-Мардук попал в плен со своим ближайшим окружением. Надо понимать лишь за тем, чтобы их потом казнили, как это произошло с Набу-шуми-ишкуном и его людьми после битвы при Халулу. Боги, сокровища храмов, личная собственность вавилонян были увезены в Ассирию. Город разрушен. Земли его граждан переданы во владение жителям халдейского государства Бит-Даккури (вероятно, его правитель вовремя переметнулся на сторону царя Ассирии). Царство Кар-Дуниаш (или как его называли ассирийцы «царство Шумера и Аккада») было официально упразднено. Вавилонию прекратили в рядовую провинцию Ассирии. И это при том, что любимой женой Сенаххериба являлась Закуте, родившаяся и выросшая в Вавилоне, мать царевича Сенаххериба.

Ассирийские отряды огнем и мечом прошли до самого Персидского залива, истребляя непокорных. На берегах залива Сенаххериб завершил свой поход и многолетнюю кровавую войну.

Так Сенаххериб отомстил родственному народу за гибель сына.

В этот же год, в месяце тиинатум (=июнь/июль) был завершен новый дворец царя Сенаххериба. Он стоял на берегу реки тигр. Имел площадь около трех гектаров. Насчитывал до 80 комнат. Внутренние стены дворца покрыли рельефами и барельефами из жизни общества: от подвигов самого царя до бытовых сцен жизни рядовых граждан. Перед дворцом разбили большой парк. Так что, по окончанию похода на Вавилон, Сенаххерибу было куда вернуться.

17 хубура (февр/март) умер парализованный Хумбан-Нимена. На трон Элама вступил Хумбан-Халташ. Возможно, он был сторонников мира с Ассирией. Возможно, даже подписал этот мир официально. Во всяком случае, нам не известно ни об одном военном столкновении ассирийцев с эламитянами за время его правления.

Замирив Вавилонию и закончив победой тяжелейшую пятилетнюю войну, правительство Ассирии, соизволило обратить внимание на ситуацию в Палестине. Нарушителем мира в регионе здесь вновь выступил беспокойный Езекия, царь Иудеи. Судя по всему, надеясь на помощь Кушо-Египетского государства, Езекия решил, что можно не отсылать ежегодную дань в Ассирию. Пока ситуация в Вавилонии была неясной на эту «шалость» Езекии могли закрыть глаза: не ввязываться же помимо войны с Эламом еще и в войну с Кушо-Египетской державой. Когда же вопрос с Вавилоном был решен, в Ниневии решили воздать за все Езекии, и за одним прощупать, нельзя ли военным путем отобрать у царей Куша Египет.

Мир с Эламом и тишина в Вавилонии позволили сосредоточить для похода большие силы. План кампании состоял в следующем. Основные силы во главе с царем наступали на Египет, отдельный корпус под командованием туртана блокировал Иерусалим. Так и действовали.

Вероятно, шли обычным маршрутом. Переправились через реку Евфрат у Гаргамиша, и по внутренним дорогам Сирии вышли к Иудее. По дороге приняли заверения в преданности и что египетские корабли не войдут в их гавани от правителей приморских городов Финикии. Оценили подношения соседних с Иудеей владетелей, разобрались с теми, кто вел двойную игру. Так, по стандартной, давно проверенной практикой, ассирийской схеме, проходил 10-й поход Сенаххериба – поход на Египет и Иудею. В Иудее вновь прошлись огнем и мечом по городам и селениям. На время этой операции ставка царя Ассирии была в городе Лахис. Убедившись, что сопротивление иудеев по стране подавлено, Сенаххериб направил отдельный корпус во главе с туртаном к Иерусалиму, а сам, разгромив по дороге г. Ливны, пошел на Египет. Дошли до «ворот Египта» - города – крепости Пелусия – и столкнулись с первой проблемой.

Оказалось, что египтяне вовсе не желали с помощью Ассирии освободиться от захватчиков из Куша. Более того, воинский дух и желание сражаться у защитников Пелусия был куда выше, чем у тех египетских воинов, с которыми ассирийцы сталкивались во время боев в Палестине. Сказалось недопонимание египетской психологии.

Коренные египтяне с долей превосходства и презрения относились к чернокожим обитателям Куша, но при этом воспринимали их, как нечто неизбежное. Кушиты египтян не раздражали. Почти две тысячи лет, начиная  с царя Египта Джосера, представителя 3 царского дома Египта, Куш входил в состав Египта. Из чернокожих племен маджаев набирались полицейская и пограничная стража страны. Кушиты с уважением относились к египетским богам, многие из кушитов являлись их последователями и, даже, жрецами. Другое дело чужеземцы с берегов Тигра и Евфрата. Их не любили, их презирали, за их другой образ жизни, за их обычаи, за их цвет кожи. И, соответственно, не желали видеть в своей стране. Дополняло картину сознание египетских воинов: одно дело воевать за пределами Египта (по египетским понятиям умереть на чужбине - несчастье!) и другое воевать за родную землю на ее территории.

Поэтому, когда гарнизон Пелусия отказался сдаться, началась жестокая борьба за крепость.

Убедившись, что крепость хорошо укреплена, Сенаххериб повел осаду по всем правилам военного искусства. Пелусий был окружен, а ассирийские саперы начали подводить насыпь к стенам города, чтобы по ней можно было ворваться на стены. Готовили также осадные башни и тараны.

Второй проблемой являлась жара и мыши, невесть откуда взявшиеся в лагере ассирийцев. Да и дело было не в самих мышах, а в неизвестной болезни, которую занесли мыши и от которой стали умирать воины.

Все эти факторы негативно сказывались на настроении ассирийских воинов.

Под Иерусалимом ассирийские полководцы сначала уговаривали Езекию сдаться. Последний, вдохновляемый пророком Исайей, отказывался, укрепляя и без того мощные оборонительные сооружения своей столицы. Потом пытались запугивать Езекию. Не получилось. Пробовали подбить жителей Иерусалима на мятеж против царя. Не вышло. Штурмовать же город без личного приказа царя туртан не решался. А может, этого приказа и не было вовсе. Рассчитывали, что как только Египет будет завоеван, Езекия сам явиться с повинной, как это уже раз было.

В разгар осады, когда количество больных воинов в лагере под Пелусием начало принимать угрожающие размеры, Сенаххериб получил весть, что молодой и энергичный Тахарка, правитель Куша и Египта, два года, как принявший трон, быстрыми переходами через пустыню пытается зайти в тыл ассирийской армии. Оценив размер угрозы и состояние собственной армии, Сенаххериб начал отступление. Он отходил к Иерусалиму, на соединение со стоящими под столицей Иудеи отрядами. Однако было уже поздно. Занесенная мышами болезнь переросла в эпидемию. Ее пик достиг, когда Сенаххериб подходил к Иерусалиму. Здесь под стенами столицы царства Езекии разразилась катастрофа. То, чего не могли сделать враги, сотворила болезнь. Сто восемьдесят пять тысяч отборных ассирийских солдат и офицеров пали ее жертвой.

Страшная для всех, испытанная в крупных сражениях, ассирийская армия фактически перестала существовать. Недаром восторженные иудеи, под стенами столицы которых погибли ассирийцы, приписали свое спасение вмешательству свыше. И торжественно благодарили своего бога Яхве за избавление от ужасной опасности.

Потеряв от болезни цвет армии, Сенаххериб поспешно ушел в Ассирию, в надежде, что здоровый климат Родины спасет тех, кто уцелел.

Остановил свой поход и Тахарка. Правитель Куша и Египта не желал получить в свою армию ту заразу, от которой полегли его враги.

Так поражением, нанесенным Сенаххерибу не людьми, а природой, закончился 10-й поход владыки Ассирии.

Сенаххерибу, похоже, так и не удалось оправиться от постигшей его катастрофы. Годы ушли на восстановление армии, но… Новая армия, вероятно, была бледной тенью тех отборных отрядов ветеранов, которых закалили бои с эламитянами и вавилонянами. И, видимо, в связи с этим, в последние годы своей жизни Сенаххериб не вел крупномасштабных войн, стараясь сохранить, что есть, и, выжидая, пока подрастет новое поколение воинов. Плохо эти годы освещены и источниками.

За этот период (18-й – 24-й годы правления Сенаххериба (687 – 681 гг. до н.э.) нам известны всего две войны Сенаххериба.

Это поход на арабов. В ходе этого похода царь Ассирии нанес поражение царице арабов Тельхуне и правителю другого племени – царю Хазаэлю из Адуму. Сенаххериб взял Адуму, Капану и в качестве трофея, среди прочей добычи, вывез в Ассирию статуи местных богов, чем сильно расстроил Хазаэля, не желавшего признавать ассирийского господства. Тельхину подчинилась и дала дань царю Ассирии.

Последний известный нам поход Сенаххериба – это его третий поход на Иудею.

В 24-й год своего правления, в год, когда лимму Ассирии был Набу-ах-эреш, наместник Самалли (681 г. до н.э.), Сенаххериб вновь подступил к Иерусалиму, чтобы привести к повиновению нового царя Иудеи Менаше (Манассию), сына Хизкии (Езекии). Но и на этот раз царя Ассирии ждала неудача. Иерусалим устоял. Менаше сдаться отказался, а город взять не удалось: не хватило войск или снаряжения.

Судя по последующим действиям Сенаххериба, на этот раз иудеям помогли единоверцы, сдавшие Менаше важную информацию о военных возможностях и планах царя Ассирии.

Ассирийская империя этого периода была государством многонациональным.

Введенная царем Тукулти-апал-Эшаррой III практика переселения населения из одной части империи в другую, еще больше усугубила пестроту этнического состава ассирийских городов, и, в конце концов, привела к тому, что империя перестала быть Ассирийской по этносу. Во многих городах коренной Ассирии ассирийцы не составляли большинства населения. Не являлась исключением и столица, в которой, наравне с прочими, проживало множество плененных израильтян и иудеев.

К этому времени в Ассирии доступ наверх был открыт для граждан всех национальностей. И часть евреев воспользовалась этим. Они начинают занимать высокие посты в ассирийской администрации. Так, например, еврей Ахиахар Анаил стал наперсником самого наследника – царевича Ашшур-аха-иддина.

Вероятно, эти чиновники – из иудеев – сдали планы царя Ассирии своим единоверцам из Иерусалима.

Сенаххериб узнал об этом во время похода, а, потому, когда он вернулся, полетели головы. Многие высокопоставленные чиновники из евреев были казнены. Тела их бросили за стенами города на съедение птицам и животным; погребать их было запрещено. По понятиям ассирийцев и иудеев – это было позором.

В эти дни большое мужество проявил израильтянин Товит. Он подбирал и тайно хоронил своих единоверцев. На него донесли. Пришлось бежать. 50 дней прятался Товит в пустыне, когда неожиданно пришло спасение. В Ассирии началась гражданская война, а племянник Товита занимал важную должность главы счетной части и домоуправления у будущего победителя и царя Ашшур-аха-иддина.

Сенаххериб, как это было в обычае среди царей Ассирии, имел несколько сыновей от разных жен и наложниц. По законам Ассирии все они считались царскими сыновьями и имели шанс занять трон. После гибели старшего и любимого сына Ашшур-надин-шуми, Сенаххериб, похоже, так и не сделал распоряжения о наследнике престола. Долгие годы это проходило. Но в 23-й год правления Сенаххериба (682 г. до н.э.) по неизвестным нам причинам, царя начали донимать вельможи и женщины двора с требованием назначить наследника. Сенаххериб какое-то время отбивался, но, наконец, в начале своего 24-го года правления уступил. Среди возможных наследников он провозгласил своим будущим преемником царевича Ашшур-ах-иддина, сына своей младшей жены Закуте. Выбор вызвал негодование старших братьев Ашшур-ах-иддина, которых обошли в правах. По-видимому, они начали готовить переворот.

Пока Сенаххериб сражался в Иудее, в Ниневии договаривались между собой об устранении своего царя.

Когда же Сенаххериб вернулся из похода, то несколько недель спустя, замысел старших сыновей был реализован.

В жизни Сенаххериба был «момент», когда он оставался один, без охраны. Это было время посещения Сенаххерибом храма бога войны Нинурты. Этим и воспользовались заговорщики. Адар-мелик, старший сын Сенаххериба, заранее спрятался в храме, а когда отец остался один, выскочил из укрытия и поразил его кинжалом.

Так умер великий полководец, талантливый организатор и военачальник, сумевший выиграть ряд войн с серьезными противниками.

 

Походы Сенаххериба.

1-й (705-703 годы до н.э.): На Вавилонию. Битва при Куте и Кише.

2-й (703/702): На касситов, Эллипи и Мидию.

3-й (701): На Финикию и Палестину. Битва при Альтакку с армией Куша и Египта.

4-й (700): На Бит-Якин в Вавилонии.

5-й : На гору Нипур в Катмухи и Мидию.

6-й (694): Морской поход на Элам.

7-й (693-692): На Элам.

8-й (691): На Вавилонию. Битва при Халулу.

9-й (689): На Вавилонию. Взят Вавилон.

10-й (688): На Египет и Иудею.

11-й: На арабов.

12-й (681 г. до н.э.): На Иудею.      

 

____

* - вавилонские сутки делились на двенадцать двойных часов.      


Общий список