Общий список

                                      

КАРПЕНКО И.К.

(серия "Великие полководцы")

__________________________________________________

 

     

                                                                      Неутомимый

 

                                                                 Шульману-ашаред III

 

                                                                  правитель Ассирии

                                                                  Жил в IX веке до н.э.

                                                        Правил 35 лет (859 – 824 гг. до н.э.)

                                                             Совершил более 31 похода.

 

Когда в 859 г. до н.э. при лимму Ассирии Табелли, в свой 25-й год правления скончался царь Ассирии Ашшур-нацир-апал II, на трон государства Ассирия взошел его сын Шульману-ашаред (библ.: Салманасар). Это был суровый воин, получивший великолепную выучку в армии своего отца, и, похоже, влюбленный в походную жизнь.

С первых же дней своего правления, он столкнулся с серьезными проблемами военно-стратегического характера.

Обострилась ситуация на севере, где росло могущество государства Биаини (асс.: Урарту). Его правитель (и возможно, основатель) Араму, расширяя границы своих владений, поколебал ассирийское влияние в землях Наири. А для многих государственных образований и племен севера Араму подарил надежду на возможность освободиться от власти Ассирии. Уже Ашшур-нацир-апал столкнулся с этой проблемой, но решить ее не сумел: оставил преемнику.

Возможно, не без влияния успехов Араму из Биаини, зашаталась, казалась бы, прочная власть владык Ашшура в Замуа, расположенной на северо-востоке Ассирийской империи.

Грозная ситуация сложилась на западных границах.

Победоносный марш Ашшур-нацир-апала II по Сирии и его натиск на заевфратские государства Куману и Гургум, заставили местных владетелей забыть свои распри и взаимные обиды. Во время походов Ашшур-нацир-апала они воочию убедились на сколько реальна угроза потери (каждым из них) независимости и богатств. А потому, когда два владетеля Сирии кликнули клич: объединиться для отпора общему врагу, - они нашли полное взаимопонимание со стороны прочих правителей. Одним из тех, кто призвал своих соседей к объединению, был Ахуни, царь государства Бит-Адини, расположенного на восточном берегу реки Евфрат. Ему, чьи владения непосредственного граничили с Ассирией, больше других угрожали захватнические устремления восточного соседа. На призыв Ахуни откликнулись: Хайа (асс.: Хани) из Яада (асс.: Сам’аль), Суппилулиума (асс.: Сапалулме) их Хаттины, Сангара из Хатти (столица – город Гаргамиш на р. Евфрат), Кате из Куэ, Пихирис из Хилакку (гр.: Киликия), Буранате из Иасбуките. Они объединили свои силы для отпора притязаниям владык Ассирии. Имели связи с данной коалицией и, возможно, помогали ей государства: Бит-Агуси (столица – город Арпад), Гургум, Тил-абни, Иццала, Кумани (столица – город Мелид).

Не остались в стороне от процесса объединения своих сил в единый военный кулак и правители южной Сирии и Палестины. Два соседа, владетели сильных в военном и экономическом отношении держав, - Дадди-идри (асс.: Хадад-эзер, библ.: Бен-Хадад III, арам.: Бар-Хадад), царь государства Арам (столица – город Дамаск) и Ирхулена, царь государства Хамат, - создали свой союз, в который вошли десятки государств.

Таким образом, Шульману-ашаред III, получая престол,  получил и серьезнейшие проблемы. Едва ли не со всех сторон его государство окружали могущественные враги.

Похоронив отца и совершив все положенные обряды по случаю своей коронации, Шульману-ашаред собрал колесницы и пехоту. Он шел на север, против Араму из Биаини (асс.: Урарту) и его союзников. Надо же было выяснить, насколько опасен северный сосед.

Двигаясь на север, вдоль реки Тигр, Шульману-ашаред развернул наступление на страну Симеси, чей правитель Нинни, вероятно, решил, что раз грозный Ашшур-нацир-апал умер, его преемнику дань можно не платить. Изгнать ассирийцев из своей страны Нинни изгнал, вот только подкрепить свои действия соответствующими вооруженными силами не смог. В результате, авантюра правителя дорого обошлась народу Симеси. Когда Шульману-ашаред вступил в Симеси, Нинни достойного сопротивления не оказал. Ариди – царский город Нинни – был взят штурмом армией царя Ассирии. Множество защитников пали в бою. Из их голов ассирийцы сложили пирамиду перед городом. Юношей и девушек Ариди, Шульману-ашаред, продолжая традиции отца, отправил на костер. Разгром Ариди был настолько впечатляющим, что правители соседних стран: Харги, Хармаси, Симери, Сиреши, - поспешили с дарами и данью в Ариди, в котором стоял с армией Шульману-ашаред, принимая изъявления покорности от сдавшейся на его милость Симеси. Упряжные лошади, крупный рогатый скот, овцы, вино – это то, чем окрестные правители пытались улестить грозного завоевателя. Убедившись, что урок понят правильно и власть Ассирии на южных отрогах восстановлена, Шульману-ашаред развернул наступление на государство Наири, союзное Биаини.

Здесь проявились незаурядные способности Шульману-ашареда, как военачальника. Чтобы не пробиваться с боями традиционными дорогами, перекрытыми отрядами Какиа, царя Наири, Шульману-ашаред пошел напрямик через горы. Знаменитые ассирийские саперы провели колесницы и пехоту Ассирии через труднопроходимые горы, пробив для них дорогу в местах, считавших непроходимыми. Таким образом, ассирийский полководец обошел вражескую армию и неожиданно для Какиа появился под городом Хубушкиа, столицей Наири. Потрясенный Какиа, бросив столицу, бежал в горы, где в условленном месте начал собирать свою армию. В результате, город Хубушкиа и сотня окружающих его селений были превращены в дым и пепел без особого сопротивления. Прекрасно сработали и разведчики Ассирии. Они выследили в горах место сбора войск Какиа. Внезапным нападением на военный лагерь Какиа Шульману-ашаред наголову разбил царя Наири. Последнему вновь удалось спастись, но армии его более не существовало. К победителям попали колесницы, упряжные лошади, много пленных воинов Наири. Вернувшись в Хубушкиу, Шульману-ашаред принял в городе посольство из старейшин и вождей Наири, которые пришли с изъявлением покорности. Шульману-ашаред милостиво принял сдавшихся и установил им размер ежегодных даней и повинностей в пользу царя Ассирии.

Убедившись, что в Наири ему ничего не угрожает, Шульману-ашаред выступил на север, к владениям Араму из Биаини (асс.: Урарту). Когда ассирийская армия вышла к крепости и городу Сугуния – владения царя Биаини – участь города была решена. Защитники города были перебиты в ходе штурма. Вновь сложили у города пирамиду из голов павших. Четырнадцать окрестных селений разграбили и сожгли. Дорога к морю Наири (современное озеро Ван) был открыта. Араму то ли не успел, то ли не имел возможности оказать помощь Сугунии, и армия Шульману-ашареда беспрепятственно вышла к морю Наири. Согласно традициям Ассирии Шульману-ашаред омыл в водах моря Наири свое оружие и на берегу принес жертвы богам – покровителям Ассирии и лично Шульману-ашареда.

Здесь же, на берегу моря Наири Шульману-ашаред III установил собственное изображение. Была такая слабость у этого царя Ассирии. Любил он ставить свое изображение с описанием своих деяний на побежденных землях.

Обратный путь в Ассирию трудностей не представлял. Араму так и не появился, а Асу (вар.: Суа), правитель Гильзана, безропотно преподнес дань – лошадей, крупный рогатый скот, овец, вино, и диковинку – двух двугорбых верблюда.

В Ашшуре торжественно отметили возвращение правителя из его первого самостоятельного и победоносного похода.

Убедившись, что Араму из Биаини серьезной угрозы не представляет, Шульману-ашаред приступил к реализации стратегической задачи, определенной еще его отцом, - овладением богатой и многолюдной Сирией.

Шульману-ашаред и его окружение прекрасно понимали, что ввязываются в серьезную борьбу с сильным противником, а потому, надо думать, подготовились к ней основательно.

Возможно, что в эти же дни, с целью обезопасить свои южные границы от неожиданностей (кто его знает, какие неудачи могут подстерегать в Сирии) правительство Шульману-ашареда III предприняло шаги по установлению дружеских отношений с государством Кар-Дуниаш. Набу-апла-усур, царь Кар-Дуниаша, пошел навстречу пожеланиям нового правителя Ассирии, и между двумя государствами завязалась дружба.

13-го айара 1-го года (апрель/май 858 г. до н.э.) правления Шульману-ашареда III, царя Ассирии, когда лимму Ассирии был Шаррубальтинише, армия Шульману-ашареда выступила из Ниневии (места ее сбора) на запад. Переправились через реку Тигр и, минуя земли Хасаму и Дихнуну, развернули наступление на государство Бит-Адини. Жители города Лалати, который оказался первым на пути наступающей ассирийской армии, бросили свой город и со всем имуществом бежали в горы. Следующим за Лалати лежал хорошо укрепленный город Ки[-]ка, на помощь которому с армией пришел Ахуни, правитель Бит-Адини.

В полевой битве Шульману-ашаред разбил Ахуни, но штурмовать Ки[-]ка, в котором с остатками своих войск укрылся царь Бит-Адини, не стал. Царь Ассирии прошел к городу Бурмарана, имевший куда меньший гарнизон, чем Ка[…]ка, который и взял с боем. Из голов 300 воинов Бурмараны, которые неудачно защищали свой город, ассирийцы сложили пирамиду. Здесь, в Бурмаране Шульману-ашаред задержался, принимая дань от подвластных правителей: Хапини из Тил-абни, Гауни из Саллите, Гири(?)-Адада из […]ите. Дань взял серебром и золотом, а также скотом и вином, необходимыми для пропитания армии.

В Бурмаране колесничие и пехота отдыхали; саперы же работали. Из досок, жердей и шкур животных были изготовлены плоты и лодки для переправы лошадей, колесниц, повозок, снаряжения; надуты тысячи козьих шкур, держась за которые, переплывали Евфрат пехотинцы.

Выбрав погожий день, воины Ассирии начали переправу через реку Евфрат, высаживаясь во владениях Катазили, царя государства Куммух, в чьей верности Ассирии сомневаться не приходилось. Надо полагать, переправились довольно быстро и организованно, если Ахуни не успел перебросить достаточно войск для защиты своих заевфратских владений.

Катазили, вероятно, лично прибыл к месту переправы ассирийских войск. Привез подарки (серебро, золото), а также вино и пригнал скот, необходимый для пропитания армии Шульману-ашареда. А за одним, заверил нового царя, что он готов служить ему также как служил его отцу, царю Ашшур-нацир-апалу II.

Переправив армию на западный берег реки Евфрат, Шульману-ашаред повернул на юг. Пакаррухубуни, область государства Бит-Адини, была разграблена. Ее села сожгли, города превратили в руины. 1300 воинов Ахуни пали, защищая свою землю от завоевателей. В разгар боевых действий Шульману-ашаред неожиданно повернул на запад и перешел границы государства Гургум. Муваталли, царь Гургума, который до последнего колебался на чью сторону встать в этой войне, мгновенно определился с выбором. Он привез Шульману-ашареду серебро, золото, продовольствие (скот и вино), а также, по требованию царя Ассирии, подозревавшего Гургумского владетеля в кознях, свою дочь с ее богатым приданным. Заложница гарантировала Шульману-ашареду, что войска Гургума не ударят в тыл его армии.

Выключив, таким образом, из боевых действий многочисленную армию сильного владетеля, Шульману-ашаред развернул свои войска на город Лутибу в государстве Яад, под которым собрали свои силы союзники.

Под Лутибу военным лагерем стояли многие тысячи: семиты из Яада и Бит-Адини, хетты из Хаттины и Хатти. Четыре царя: Хайа (асс.: Хани) из Яада, Суппилулиума (асс.: Сапалалме) из Хаттины, Ахуни из Бит-Адини, Сангара из Хатти, - лично прибыли в Лутибу для руководства войсками. Тысячи колесниц и тысячи и тысячи воинов были собраны, чтобы дать отпор ассирийцам.

Источники не сохранили описания битвы при Лутибу. То ли ассирийцы внезапно вышли к городу и застали противника врасплох, то ли неудачно выстроенные войска союзников были разорваны на части и отброшены, кто к городу, кто в горы. Нам известен итог. Шульману-ашаред наголову разбил союзные армии. Часть воинов Сирии была оттеснена к стенам Лутибу и здесь перебита: их телами завалили городской ров; часть отступила в горы, на склонах которых и полегла. Большое количество боевых колесниц и упряжных лошадей попали в руки победителей. Лутибу был взят штурмом и разрушен. Царям Сирии удалось бежать, а беззащитные окрестные селения были разграблены и сожжены. Пирамиды из отрубленных голов павших выстроились у стен Лутибу. Победа ассирийцев была полной. Возблагодарив Бога Нергала, вероятно, личного бога Шульману-ашареда III, и Бога Ашшура, государственного бога Ассирии, Шульману-ашаред установил на победном поле свое изображение с описанием битвы.

Из Лутибу царь Ассирии направился с армией к реке Салуара, что у подножья гор Аманус (Ливана). Здесь расположились на отдых. Вот только отдыхать, видимо, не пришлось. Пришла весть, что у города Алимуша в Хаттине собирается новая армия сирийцев.

Угроза была серьезной. Под Алимушем собрались армии девяти государств: Хаттины, Бит-Адини, Хатти, Яада, Куэ, Хилакку, Буранате, Иасбуките, Ады. Для участия в битве лично прибыли шесть царей: Суппилулиума из Хаттины, Ахуни из Бит-Адини, Сангара из Хатти, Хайана (асс.: Хани) из Яада, Кате из Куэ, Пихирис из Хилакку.

Опять сотни, если не тысячи боевых колесниц, выстраивались друг против друга. За ними стена пехоты. Возможно, по флангам еще немногочисленные кавалерийские отряды. Сверкают штандарты с изображениями животных и богов. Отряды союзников выстраиваются по национальной и государственной принадлежности. Разная выучка воинов, разное вооружение, возможно, разное построение в глубину и ширину. Другое дело армия Ассирии. Четко структурированные отряды. Единое вооружение. Единая выучка. Единое командование. Во главе опытные командиры. Один из них туртан (главнокомандующий войск Ассирии) Ашшур-бел-каин, опытный и бывалый полководец. Он находится рядом с молодым царем, который со своей боевой колесницы обозревает вражеские ряды. О том, как шла сама битва, практически ничего неизвестно.

Союзники, видимо, выстроились перед городом. В середине битвы ассирийским войскам удалось отрезать от остальных отряды из Буранате и Иасбуките. Окруженные сдались. Возможно, это и решило исход битвы. В ходе сражения пехота Ассирии ворвалась в Алимуш, и город пал, после боев на улицах. Алимуш был завален трупами. Остатки армии побежденных бежали. Перед победителями лежала обширная страна Хаттина.

Не задерживаясь, Шульману-ашаред развернул наступление по Хаттине. Города Таиа, Хазазу, Нулиа, Бутаму были захвачены. 2800 (?) хеттских воинов пали в боях; 14.600 – попали в плен.

Устрашенный происшедшим при Алимуше, прибыл Араме, правитель государства Бит-Агуси (столица – город Арпад) и принес большую дань серебром, золотом (как в слитках, так и в изделиях), скотом для пропитания ассирийской армии. Шульману-ашаред принял его, удовлетворенный, что один из могущественных владетелей Сирии не выступил против него с оружием.

С территории Хаттины Шульману-ашаред повернул к Верхнему морю Амурру или морю Заката, как иногда называли его в Ассирии (современное Средиземное море). Рушатся стены городов, горят селения, воины Ассирии выходят к сине-изумрудным водам моря Заката. Вновь Шульману-ашаред омывает в водах моря свое оружие. Приносит жертвы богам. Ставит стелу со своим изображением. Перепуганные прибрежные цари спешат поднести дары и дань грозному воителю. Среди них выделяются жители Тира и Сидона. Они преподносят царю Ассирии корабли. Триумфальным маршем идут воины Ассирии берегом моря Заката с юга на север. Они направляются к горам Аманус, где пленники и ассирийские саперы рубят кедр и черное дерево, столь необходимые для строительных работ в центральной Ассирии.

Здесь в горах Аманус на горе Лаллар победоносный полководец ставит еще одно свое изображение. На горе Аталур местные жители показали завоевателю из далекого Ашшура изображение, которое некогда поставил себе в горах Аманус царь по имени Анхирби, один из местных владетелей. Шульману-ашаред внимательно осмотрел творение неведомого ему правителя и не удержался… Поставил рядом с его изображением свое. На этом поход был завершен.

Шульману-ашаред не пошел на юг. Он знал, там ему противостоит многочисленная армия 32 царей, объединенная в союз энергией и волей Дадди-идри (асс.: Хадад-эзер) бен-(Х)Адада, правителя сильного арамейского государства Арам. Малейшая неудача и Ахуни с Сангарой соберут войска и ударят ему в спину.

Во второй год своего правления, когда лимму Ассирии был сам царь (857 г. до н.э.), 13 айара Шульману-ашаред III выступил из [Ниневии] в свой третий самостоятельный поход. Он шел тем же маршрутом, через земли Хасаму и Дихнуну.

Разгромив в предыдущем походе основные силы союзников, Шульману-ашаред приступил к завоеванию территории государства Бит-Адини. Ахуни попытался остановить армию чужеземцев под крепостью и городом Тил-барсипом. Однако в битве под городом  Ахуни был разбит и отошел в крепость Тил-барсип. Шульману-ашаред не стал штурмовать город и тратить время на его осаду. Важнее было не дать времени сирийцам вновь объединить свои силы. Вырубив сады и забрав зерно, что нашли в окрестностях Тил-барсипа, ассирийцы переправились через р. Евфрат и принялись громить заевфратские владения Ахуни.

[…]га, Таги[…], Суруна, Парип, Тил-башере, Дабигу – шесть городов – крепостей Бит-Адини были взяты штурмом. Разграбили и сожгли около 200 селений. Опустошив заевфратские территории государства Бит-Адини, Шульману-ашаред обрушился на земли государства Хатти.

Из Дабигу он атаковал город Сазабе в Хатти и взял его штурмом. Сжег окрестные селения и… война закончилась. Окрестные цари потянулись с дарами победоносному полководцу. Шульману-ашаред III милостиво принимал дары и устанавливал ежегодную дань и повинности своим новым подданным.

Царь Хаттины прислал 3 таланта (=91 кг) золота, 100 талантов (=3030 кг) серебра, 300 талантов (=9090 кг) меди, 300 талантов (9090 кг) железа, 1000 медных сосудов, 1000 цветных одежд, 20 талантов (=606 кг) пурпурной шерсти, 500 голов крупного рогатого скота, 500 овец и… свою дочь с ее приданным.

Хайа (Хайану), сын Габбара, из государства Яад (столица - г. Сам’аль) прислал 10 талантов (=303 кг) серебра, 90 талантов (=2727 кг) меди, 30 талантов (=909 кг) железа, 300 цветных одежд из шерсти и полотна, 300 голов крупного рогатого скота, 3000 овец, 200 кедровых балок, 2 кувшинчика камеди (кедровой смолы) и… свою дочь с ее приданным.

Араму из Бит-Агуси прислал 10 мин (=5 кг) золота, 6 талантов (=181, 8 кг) серебра, 500 голов крупного рогатого скота, 5000 овец.

 Сангара из Хатти (столица – г. Каргамиш) прислал 3 таланта (= 91 кг) золота, 70 талантов (=2121 кг) серебра, 30 талантов (=909 кг) меди, 100 талантов (=3030 кг) железа, 20 талантов (=606 кг) пурпурной шерсти, 500 единиц оружия, 500 голов крупного рогатого скота, 5000 овец. А также выдал свою дочь с ее приданным и 100 дочерей своих вельмож с их приданным.

Дары также прислали жители земли Унки.

Каждому из царей Шульману-ашаред установил следующую ежегодную дань:

Царю Хаттины: Один талант (=30,3 кг) серебра, 2 таланта (=60,6 кг) пурпурной шерсти, 200 кедровых балок.

Царю Яада: 10 мин (=5 кг) серебра, 100 кедровых балок, 1 кувшинчик камеди.

Царю Хатти: 1 мина (=505 гр.) золота, 1 талант (=30,3 кг) серебра, 2 таланта (=:0,6 кг) пурпурной шерсти.

Царю Катазили из Куммуха: 20 мин (10,1 кг) серебра, 300 кедровых балок.

После этого Ахуни из Бит-Адини остался один на одни с Ассирией.

Виновником этого в немалой степени оказался Дадди-идри (асс.: Хадад-эзер) бен (Х)Адад III, царь сильного арамейского государства Арам, столицей которого был город Димашки (Дамаск).

Отважный воин, великолепный организатор, правитель, которого уважали и любили подданные, Дадди-идри бен (Х)Адад повел себя в высшей степени легкомысленно. Сначала собрал в единый кулак войска 32 царей и правителей, которых он объединил в союз для отпора ассирийцам. Однако, вместо того, чтобы оказать помощь владетелям Северной Сирии в борьбе с ассирийскими завоевателями, Дадди-идри бен (Х)Адад III, презрев опасность на севере, развязал войну на юге. Вместе со своими союзниками царь Арама выступил против Ахаба, царя Израиля. При этом силы столкнувшихся сторон были столь неравны, что Дадди-идри бен (Х)Адад и его окружение рассматривали поход на Израиль, как увеселительную прогулку. Осознавал свое бессилие и правитель Израиля, который предложил подданным оставить свои дома и укрыться за стенами городов и крепостей, гарнизонам которых было предоставлено право самим решать: стоять насмерть или сдаться врагу. Сам же Ахаб с семитысячной армией укрылся за высокими стенами Шамерона (библ.: Самария).

Победоносный марш союзников по опустевшим полям Израиля еще больше укрепил уверенность Дадди-идри бен (Х)Адада в его полной победе, а потому, когда Ахаб предложил сирийцам свои богатства и свою семью в качестве заложников, царь Арама отверг это предложение и выдвинул неприемлемые для Ахаба и его окружения условия. Сирийцев было столь много, что они грозились засыпать стены Шамерона землей, если каждый из их воинов бросить на стены по горсти земли. Подобная самоуверенность подвела союзников.

Ахаб, который заметил, что руководство союзной армии относится к ведению боевых действий крайне легкомысленно, выслал для разведки отряд в 232 юношей. Один из сирийских отрядов атаковал израильтян. Завязался бой. Доложили царю Арама. Последний, занятый пиром с союзными царями, отмахнулся от сообщения и не стал поднимать армию для битвы. Убедившись, что сирийцы ведут себя крайне беспечно и к большой битве не готовы, Ахаб вывел свою армию из Шамерона и атаковал врага. Среди союзников началась паника. О сопротивлении никто не думал. Драпали кто куда. Тысячи людей погибли в давке при бегстве; тысячи порубили израильтяне; тысячи попали в плен. От огромной армии, насчитывающей десятки тысяч воинов, у Дадди-идри бен (Х)Адада остались жалкие остатки. Воевать с Ассирией было некому. Разъяренный и оскорбленный понесенным поражением, Дадди-идри бен (Х)Адад III начинает энергично формировать новую армию, но не для противодействия ассирийскому наступлению, нет, а для мести Ахабу, царю Израиля за позор у Шамерона.

В 3-й год своего правления, когда лимму Ассирии был Ашшур-Бел-Каин, туртан (= главнокомандующий войск), 13-го […] Шульману-ашаред выступил в свой 4-й поход. Он шел через земли Хасаму и Дихнуну на Бит-Адини. Узнав о новом нашествии ассирийцев, Ахуни бежал на запад, бросив свои владения на произвол судьбы. Он пересек р. Евфрат и скрылся в неизвестном направлении.

Шульману-ашаред без боя занял владения Ахуни и провел мероприятия по включению этих территорий в состав своего государства. Была учреждена новая область; назначен областеначальник. Города к востоку от реки Евфрат: Тил-барсип, Алигу, Наппиги, Ругулит, - были перестроены и переименованы. Тил-барсип стал называться Кар-Шульмануашаред, Наппиги – Лита-Ашшур, Аллишу – Асбат-лакуну, Ругулити – Кибаит-[…]. Был восстановлен город Муткину, основанный еще Тукулти-апал-эшаррой I и потерянный при царе Ашшур-раби. К западу от реки Евфрат на реке Сагур в опорный пункт Ассирии был превращен город Питру, который стал называться Ана-Ашшур-итер-асбат.

Все эти дни Шульману-ашаред держал свою ставку в городе Кар-Шульмануашаред, в котором построил себе дворец. Здесь же он принимал дань и подношения местных, приевфратских и приморских царей, спешивших во всем удовлетворить грозного полководца. Серебро, золото, свинец, медь, медные сосуды, цветные одежды из шерсти и полотна везли в Кар-Шульмануашаред. Сюда же доставляли скот – армию надо было кормить. Среди прочих прибыл Мардук-апал-усур – царь государства Сухи со среднего течения реки Евфрат. Он привез серебро, золото, кувшины из золота, драгоценные камни и цветные одежды.

Когда же с организационными вопросами в Сирии было покончено, Шульману-ашаред повел свою армию в новый поход. Вероятно, та легкость, с которой Шульману-ашаред III дошел до моря Наири в своем первом самостоятельном походе, привела к ошибке. В Ниневии решили, что государство Биаини (асс.: Урарту), несмотря на свои размеры, еще долго не будет представлять угрозы, и занялись завоеванием Сирии. А потому известие, что влияние Араму, правителя Биаини, распространилось на земли между реками Арацани и Евфратом (в его верхнем течении) и долиной реки Чорох, явилось неприятным сюрпризом. В сферу Биаинийского влияния вошли государства: Даиаени (по биаинийски: Диауехи), Сухме, Ишуа, Алзи, Тумме. Возникла угроза вмешательства Биаини и ее союзников в дела Сирии. Решение в ассирийском руководстве приняли жесткое, но верное. Разгромить опасного соседа на севере до того, как его мощь возрастет. Именно поэтому Шульману-ашаред лично повел свою армию из Кар-Шульмануашареда на север. Естественно, предварительно был разработан план похода на далекий север. Возможно, подняли архивы и изучили отчеты о походе к берегам Черного моря великого Тукулти-апал-эшарры I, разобрали информацию лазутчиков и купцов о дорогах и поселениях в государствах противника. То есть, шли не просто так. Многотрудный поход в далекие земли, на которые уже более двухсот лет не ступала нога ассирийского солдата, был тщательно спланирован.

Наступление велось по восточному берегу реки Евфрат.

Через подвластные Ассирии земли Суму (?) и Бит-Замани армия Шульману-ашареда добралась до гор, чьи «пики достигали небес», земель Нимдану и Мерхиеу. Дороги не было. Но она и не требовалась. На немногочисленных перевалах, ведущих во враждебные Ишуа и Алзи стояли отряды местных владетелей и, возможно, царя Биаини. Шульману-ашаред же хотел обрушиться на врага неожиданно, застать его врасплох, не дать объединить силы. И в дело вступили ассирийские саперы. Умело используя бронзовые и железные кирки, они выполнили титаническую работу, но провели колесницы и пехоту царя Ассирии через горы там, где считалось, нет пути. План удался полностью. Выход ассирийских войск на просторы страны Ишуа, в обход пограничных армий, оказался неожиданностью для местных военачальников. В результате, ошеломленные жители Энзите – области Ишуа – не оказали достойного сопротивления.

Перевалив горы, ассирийская армия развернула свои порядки и наступала широким фронтом, словно саранча, пожирая все на своем пути. За армией Шульману-ашареда оставались лишь руины городов и пепелища сел. Добыча (пленные, их имущество и скот) была огромной. Небо над Энзите и Алзи помутнело от дымов пожаров. В Салуира, главном городе земли Энзите, победоносный полководец поставил свое царственное изображение с описанием своих побед.

Огнем и мечом шли ассирийцы по Энзите и Алзи, пока не вышли на южный берег реки Арсании (совр.: Арацани). Сразу же переправились, не давая врагу времени опомниться и собраться с силами, и развернули наступление широким фронтом на город Ваштал – главный город государства Сухме. Местные жители, спасая свои жизни и имущество, уходили в горы. Кто пытался защищаться – погибал.

Ваштал пал, похоже, без сильного сопротивления. Превратив Сухме в пустыню из руин и пожарищ, Шульману-ашаред вывел свою армию к южному берегу реки Пурана (совр.: Евфрат) – границе между государствами Сухме и Даиаени.

Ассирийский полководец был доволен. Сухме он прошел, как нож через масло. Более того, в руки его воинов попал Суа, правитель Сухме, который шел в колодках в обозе, вместе с остальными пленниками. Тактика быстрого продвижения по вражеским землям оправдала себя полностью.

Когда ассирийцы переправились через реку Пурана (Евфрат), то обнаружили, что даиаенцы также не готовы к большой войне. Теперь дымы закрыли небо в долинах рек Чорох и Олту. Города разрушались, села сжигались. Добыча была огромной.

Нам неизвестно, как далеко на север зашла победоносная армия царя Ассирии. Сопротивляться ей, явно, было некому. Разграбив, сколько смогли, территорию Даиаени, войска Шульману-ашареда повернули на юго-восток. Шульману-ашаред шел против земель своего главного врага на севере – Араму, царя Биаини (асс.: Урарту).

Оказавшуюся на дороге ассирийской армии землю Тумме постигла судьба Сухме, Алзи и Энзите. Передовые отряды ассирийцев вышли к городу Арзашку – городу-крепости Биаини, их опорному пункту на северо-западных рубежах государства Араму.

В Арзашку находился со своей армией сам Араму. Однако дожидаться Шульману-ашареда не стал. Узнав о численности подходящих войск царя Ассирии, Араму оставил Арзашку и отступил на гору Аддури, на которой разбил свой лагерь. Вероятно, он рассчитывал отсидеться здесь, а потом идти следом за ассирийцами, перехватывая отстающих и отбивая обозы. А, может, планировал атаку на отряды Шульману-ашареда во время штурма Арзашку. Можно только гадать, какие планы были у Араму, царя Биаини. Но он явно не ждал, что Шульману-ашаред обойдет Арзашку и погонится за его армией. Но так и произошло. Ассирийский полководец не желал, чтобы рядом с его войсками находилась сильная вражеская армия, а потому не поленился пройти по следу Араму, подняться на гору Аддуре и атаковать биаинийцев.

Судя по потерям, сражение было скоротечным. Араму был разбит и бежал, потеряв убитыми 3400 воинов. В руки победителей попал лагерь биаинийцев с большим количеством военного снаряжения. Колесницы, лошади (как упряжные, так и для верховой езды) в большом количестве попали в руки ассирийцев. Среди захваченного оказалась и казна Араму. Сам Араму, спасаясь, поднялся в столь труднопроходимые горы, что даже привычные к горам ассирийцы не стали гоняться за ним. Шульману-ашаред вернулся к Арзашку. Кто мог ему теперь помешать творить на землях Биаини (Урарту) все, что он хотел.

Город защищался отчаянно. Об этом говорит количество павших защитников и расправа с пленными, которую учинил обозленный потерями Шульману-ашаред.

Четыре пирамиды голов павших защитников сложили вокруг Арзашку ассирийцы. Часть пленных воинов живыми положили в основание этих пирамид, прочих повесили на столбах, установленных вокруг пирамид.

Разрушив Арзашку, Шульману-ашаред продолжил опустошение чужих владений. Однако, судя по всему (не все ясно с топонимикой Биаини), царь Ассирии не стал углубляться во внутренние области Биаини, а шел по западным окраинам государства, продвигаясь к морю Наири (оз. Ван).

Шульману-ашаред шел от Арзашку к морю Наири по маршруту: гора Еритиа (на ней царь Ассирии поставил свое царское изображение), город Арамале, город Занзиуна, море Наири (оз. Ван). Города и селения, которые оказывались на пути у ассирийской армии уничтожались, жителей и скот угоняли с собой, колосящиеся хлеба убирались, ссыпались в мешки и увозились (подошло время сбора урожая). Только правитель города Занзиуна спас подопечное владение от разгрома. Он лично явился к Шульману-ашареду и «обнял его ноги», моля о пощаде. В качестве отступного он привел упряжных лошадей, крупный рогатый скот, овец. Шульману-ашаред, обозы которого и так уже были перегружены сверх меря, проявил великодушие и «оказал милость». Ассирийцы не стали громить область города Занзиуну.    

На берегу моря Наири (озеро Ван) все прошло согласно традиции. Шульману-ашаред III омыл в водах моря свое оружие, принес жертвы богам, поставил на берегу свое изображение с описанием своих побед.

Вероятно, южным берегом моря Наири Шульману-ашаред  прошел к государству Гильзан. Местный царь Асау (вар.: Суа) со своими братьями и сыновьями лично встретил повелителя Ассирии. Серебро, золото, медные сосуды, скипетры, упряжные лошади, быки, коровы, овцы и семь двугорбых верблюдов преподнес Асау (Суа) Шульману-ашареду, как дань подчиненного правителя. Асау (Суа) лично проводил царя Ассирии в свою столицу. Удовлетворенный оказанным ему приемом Шульману-ашаред поставил свою статую (для поклонения) в главном храме городе и выступил с армией домой, в Ассирию. По дороге навестили город Шилаиа, крупный город Каки(а), царя Наири, союзника Араму из Биаини. Шалаиа взял штурмом. Множество защитников пали в бою. 3000 воинов попали в плен. Город и окрестные села ассирийцы разграбили, захватив быков, коров, овец, лошадей, мулов «без числа» (как утверждает ассирийская хроника).

Из Наири перешли в область Киррури – ассирийское владение, расположенное к северу от города Арбела. Так закончился этот блестящий поход.

Уже дома Шульману-ашаред и его военачальники узнали, что Дадди-идри (асс.: Хадад-Эзер) бен (Х)Адад III, правитель самого сильного независимого государства Сирии, был разгромлен под городом Афека царем Израиля Ахабом. Дадди-идри попал в плен и подписал мир на угодных израильтянам условиях.

В Ниневию же пришла весть, что Ахуни, правитель государства Бит-Адини вместе с семьей и окружением объявился на горе Шитамрат, что на берегу реки Евфрат, и собирает там воинов и всех недовольных властью ассирийцев.

А потому, когда наступила весна, Шульману-ашаред выступил в поход против Ахуни. Шел всего 4-й год правления этого царя Ассирии (855 год до н.э.) – год, когда лимму Ассирии был Ашшур-банайа-усур, главный кравчий.

Штурм горы Шитамрат, на которой укрепились последние воины независимой Бит-Адини, явился памятным событием, надолго сохранившемся в памяти ассирийского полководца и его воинов.

Как писала ассирийская хроника: гора Шитамрат – это был «пик на берегу Пураны (Евфрата), подобный туче, нависающей с небес». На горе находился город – крепость – последний оплот царей Бит-Адини. Подходы к нему были укреплены. Десятки тысяч воинов Бит-Адини были готовы до последнего сражаться за свою свободу. Но было одно но. Против них стояла многочисленная отборная армия во главе с талантливым и опытным военачальником.

К сожалению, до нас не дошло описание сражения за Шитамрат. Известно только, что войска Ахуни были широко разбросаны по горе. Они перекрывали все дороги, все тропинки, по которым могли пройти воины Ассирии. Штурм горы был непростым и шел три дня. Шульману-ашаред лично руководил штурмом и все эти дни «метался» по горе, поспевая в места, где складывалась неблагоприятная для его войск ситуация и воодушевляя воинов личным примером.

Сражение проходило крайне ожесточенно. Склоны горы были залиты кровью убитых. Ассирийские воины сражались геройски. Но не меньшую доблесть проявляли и защитники. Отрезанные от своих, воины Бит-Адини предпочитали бросаться вниз «с высоких скал горы», но в плен не сдавались. Дрались за каждую тропинку, за каждый выступ. Однако искусство Шульману-ашареда, как военачальника, и храбрость его воинов склонили чашу весов на сторону царя Ассирии.

Шульману-ашаред вел бои в центре города – крепости, куда прорвался во главе своих воинов, когда Ахуни решил предотвратить ту резню, которую наверняка б устроили озверевшие победители после столь упорной битвы. Ахуни лично спустился с вершины горы Шитамрат в город и «обнял ноги» Шульману-ашареда, выпрашивая пощаду своим уцелевшим подданным. Шульману-ашаред оценил этот жест своего упорного врага и принял сдачу.

Ахуни со всеми своими сыновьями, дочерьми, другими членами своей семьи, со всеми своими подданными признавали власть Ассирии и выселялись с территории Бит-Адини. Всех, кто сдался на горе Шитамрат, расселили по территории Ассирии, к востоку от реки Тигр. Только воинов, сложивших оружие на горе Шитамрат, насчитали 17.500 человек.

Независимое Бит-Адини перестало существовать.

Жители города Ашшур устроили своему царю и его победоносным воинам торжественную встречу. 

Однако долго миром Шульману-ашареду наслаждаться не пришлось. Начались неприятности в Мазамуа, на территории самой империи. Потому Шульману-ашаред выступил туда с карательным походом.

Виновники этого похода – жители городов Ида и Никдима земли Бунигаш, владения правителя Никдиары – узнав о подходе самого царя Ассирии, чьи отряды перевалили гору Куллар, погрузились на суда и ушли в «море» (какое-то из озер западного Ирана), на берегу которого располагались их города. И тут Шульману-ашаред сделал то, чего от него явно никто не ждал. Он также погрузился на суда и направился в «море». На водах озера развернулось сражение. «Я разбил их и их кровью залил море» - лаконично сообщает Шульману-ашаред в своей победной надписи. И ни слова о добыче. Надо понимать, пленных не брали. Потопили всех, кто посмел выступить против центральной власти, с их детьми и имуществом.

В пятый год своего правления, в год лимму Абиинаэкаллилильбура, главного кравчего (854 г. до н.э.) Шульману-ашаред вновь идет на север. Он развернул наступление на государство Шуприа, лежавшее к югу от владений Араму из Биаини и к западу от владений Какиа из Наири. Но прежде пришлось навести порядок в собственных владениях.

Ашшур-итти-шеруриа, один из подчиненных правителей гор Кашияри, начал проявлять излишнюю самостоятельность. Это, естественно, не понравилось в Ашшуре и армия Шульману-ашареда вступила в горы Кашияри. Одиннадцать городов Ашшур-итти-шеруриа пострадали от рук ассирийских воинов за излишнюю самонадеянность их правителя. Когда же отряды воинов Бога Ашшура появились под стенами резиденции Ашшур-итти-шеруриа, последний повинился и многочисленными дарами вымолил себе прощение. Шульману-ашаред же смог, наконец, вернуться к походу на Шуприа.

Описания восьмого похода Шульману-ашареда не сохранилось. Известен лишь результат. Ассирийские войска заняли столицу Шуприи город Упуму/Убуму, а царь Шуприи Анхити признал себя подданным царя Ассирии и выплатил большую дань.

Остаток 5-го – начало 6-го года правления Шульману-ашареда III (854/853 гг. до н.э.) прошли в приготовлениях к большому походу на Запад. Шульману-ашаред решил, что обладание частью Сирии ему недостаточно. Ему нужна вся Сирии.

14 айара 6-го года правления Шульману-ашареда,  в год, когда лимму Ассирии был Дайан-Ашшур, новый туртан Ассирии (853 г. до н.э.) Шульману-ашаред III выступил с армией из Ниневии. По дороге к Сирии царь Ассирии посетил область реку Балих (?), восточный приток реки Евфрат, правитель земель которой некий Гиамму своими действиями вызвал гнев центральных властей.

Правда, сражаться Шульману-ашареду не пришлось. Перепуганные вельможи области реки Балих (?) сами убили Гиамму, а его голову, как тогда полагалось по этикету, преподнесли грозному царю Ассирии. Шульману-ашаред милостиво принял дар. Посетил город Китлала и город Тил-ша-мар-ахи (последний являлся столицей области). И там и там Шульману-ашаред посетил дворцы покойного Гиамму. Конфисковал все имущество и казну убитого. Устроил по банкету в каждом дворце. Убедившись, что глупцов в области реки Балих (?) больше нет, Шульману-ашаред отправил имущество Гиамму под охраной в Ашшур, а сам, с армией направился в Кар-Шульмануашаред.

В Кар-Шульмануашареде  были собраны плавсредства для переправы через реку Евфрат, военное снаряжение и запасы продовольствия для войск.

Армия царя Ассирии подошла к Кар-Шульмануашареду в момент разлива реки Евфрат. Был период половодья. Но это не остановило Шульману-ашареда. Он переправил армию тем же способом, что и в первый год своего правления. Только теперь его воины высаживались на ассирийских землях.

Ставкой своих войск Шульману-ашаред сделал город Ашшур-уттир-асбат (он же Питра). Здесь приводил в порядок армию, устраняя последние недостатки перед началом боевых действий. Здесь принимал местных правителей, прибывавших с изъявлениями преданности, подарками и ежегодной  данью.

Сангара из Хатти, Кундашпи из Куммуха, Араме из Бит-Агуси, Лалли из Мелида, Хайана из Яада, Калпаруди (вар.: Карпарунда) из Хаттины, Калпаруди из Гургума посетили Шульману-ашареда III в Ашшур-уттир-асбате.  Везли серебро, золото, свинец, медь, железо, сосуды из меди, кедровые балки.

Здесь же принимали разведчиков, собирали информацию и слухи. Анализировали их. Уточняли планы кампании. А война предстояла нелегкая. Энергичный Дадди-идри (асс.: Хадад-эзэр) бен (Х)Адад III из Арама вовлек в антиассирийский союз 12 государств. Объединенная армия союзников численностью до 70.000 воинов стояла под Каркаром – укрепленным городом государства Хамат. И хотя численность ассирийской армии неизвестна, наверняка, она не на много уступала сирийской.

Наконец, решение принято. Проведен последний смотр войск. И армия Шульману-ашареда выступила на юг.

Жители Халпы (асс.: Халман; совр.: Алеппо) побоялись сражаться с грозным полководцем. Предпочли откупиться и признать над собой власть Ассирии без боя. Шульману-ашаред принял предложенное ему серебро и золото, как дань, и с большим интересом осмотрел город. В известном на всю Сирию храме бога Адада Халпы, Шульману-ашаред принес жертвы Ададу и, вероятно, постарался привлечь на свою сторону местных жрецов. Лояльность духовных пастырей гарантировала миролюбие и покорность жителей города.

К югу от Халпы простирались владения царя Ирхулены, владетеля государства Хамат, человека, который был ближайшим сподвижником Дадди-идри бен (Х)Адада  III  из Арама в борьбе против Ассирии. А потому вновь дымы пожарищ потянулись к небу. Аденна (вар.: Ада), Барга (вар.: Парга), Аргана – города, чьи стены рухнули под натиском ассирийских войск, а жителей ждала горькая участь побежденных.

Из Арганы Шульману-ашаред выступил к Каркару – городу, который прикрывал с севера подступы к городу Хамату – столице державы Ирхулены.

К этому времени под Каркаром собрались войска двенадцати царей. Семеро из них лично привели свои отряды, желая принять участие в битве с царем Ассирии. Дадди-идри бен (Х)Адад из Арама привел 1200 колесниц, 1200 всадников и 20.000 пехоты. Ирхулена из Хамата для защиты своих земель собрал 10.000 пехоты, 700 боевых колесниц и 700 всадников. 2000 боевых колесниц и 10.000 пехоты привел Ахаб, царь Израиля, недавний противник Дадди-идри в войне. Царь Шиана по имени Адуну-ба’ал собрал всего 30 боевых колесниц, но 10.000 пеших воинов. Союзники имели даже верблюжью кавалерию. Тысячу всадников, восседавших на одногорбых злых верблюдах – самцах, привел арабский вождь Гиндибу. Более тысячи отборных воинов то ли прислал, то ли лично привел Ба’са, сын Рухуба – царь государства Аммон. Армию в 10.000 пехотинцев прислал владетель Ирканы. 200 воинов выставил правитель финикийского города Арвад Матинуба’ал. 200 – правитель Усаны. Отряд в 500 воинов прибыл из Малой Азии. Царь Куэ – единственный из участников поверженной коалиции северо-сирийских государств – таким образом, поддержал владетелей юга. 1.000 воинов прибыла с берегов Нила. Ее прислали владетели Та-Меры (совр.: Египет), вспомнившие о временах былого величия. Из крупных владетелей Южной Сирии и Палестины отсиделись и не прислали воинов Меша, царь зависимого от Израиля Моава, и Иосафат, царь Иудеи.

Как проходила битва можно только догадываться. Цари Ассирии не утруждали себя описанием своих побед. Сообщали только итоги той или иной битвы.

В битве при Каркаре отрядам Шульману-ашареда, видимо, удалось прорвать строй союзных войск и сбросить часть сирийцев в реку Оронт (асс. Аранту), в водах которой нашли свою смерть окруженные на берегу. Но основные силы союзников сумели отступить к городу Гилзау. Шульману-ашаред не преследовал их, так как его войска как раз штурмовали Каркар, в котором укрылась часть побежденных, а сирийцы, похоже, отходили к Гилзау в боевом порядке. Каркар пал и был разграблен. Потери союзников в этом сражении составили 14.000 (хотя есть цифры и в 20.500 и даже в 25.000) воинов только убитыми. Какие потери понесли ассирийцы, ассирийская хроника скромно умалчивает. Вероятно, они были весьма ощутимы, так как после разгрома Каркара Шульману-ашаред свернул наступление на Хамат, повернул на запад, к берегу Средиземного моря, а оттуда ушел домой. Таким образом, поставленная задача выполнена не была. Военная кампания года была проиграна, а Южная Сирия сохранила свою независимость.

Основные потери в битве при Каркаре, вероятно, понесли отряды из Арама. Иначе трудно пояснить, почему после ухода армии Ассирии домой, царь Израиля Ахаб объединился с царем Иудеи Иосафатом для совместного нападения на сирийский город Арамафу (Рамоф) – владение Дадди-идри бен (Х)Адада III. И хотя нападение оказалось неудачным – Ахаб был смертельно ранен под Арамафой (Рамофом) – этот факт говорит о непрочности антиассирийского союза государств Сирии и Палестины.

  Следующий свой год правления (7-й по счету; год, когда лимму Ассирии был наместник Нацибина Шашмаш-абуи) (852 г. до н.э.) Шульману-ашаред проводит в боях против Биаини (асс.: Урарту) и ее союзников.

Свой поход на север Шульману-ашаред начал с того, что ликвидировал последнее независимое владение к востоку от излучины реки Евфрат. Войска царя Ассирии заняли город Тил-абне и окружавшие его селения. Тил-абне и область вошли в состав ассирийской провинции, главным городом которой был Кар-Шульмануашаред. Судьба Хабини – последнего правителя Тил-абне – неизвестна.

Из Тил-абни Шульману-ашаред с войсками направился на север. Ассирийцы продвигались вдоль берега реки Евфрат. По дороге сожгли и разграбили город Кулиси – владение некого Матзуаты. Затем, вероятно, через территорию земли Бит-Замани, вышли к истокам реки Тигр. У истоков остановились. Шульману-ашаред счел нужным в таком важном месте, как истоки великой реки, принести жертвы богам и не удержался, чтобы не поставить своего изображения.

Более об этом походе ничего неизвестно. Не исключено, что он не принес ожидаемого успеха и был свернут раньше, чем планировалось.

8-й год правления Шульману-ашареда (год, когда лимму Ассирии был наместник Калаха Шамаш-Бел-усур) (851 г. до н.э.) начался неожиданно. К Шульману-ашареду прибыл посланец Мардук-закир-шуми, царя Кар-Дуниаша, с просьбой о помощи.

Дело было в следующем.

У царя государства Кар-Дуниаш (столица - город Вавилон) по имени Набу-апла-усур было два сына, которые соперничали друг с другом: Мардук-закир-шуми и Мардук-бел-усате. Умирая, Набу-апла-усур оставил трон старшему из сыновей – Мардук-закир-шуми. Это возмутило Мардук-бел-усате. Он поднял мятеж против брата и захватил город Дабан. На сторону мятежника перешли ряд городов, и государство оказалось поделенным на две части. Столицей своей части Месопотамии Мардук-бел-усате сделал город Ганнанате. Мардук-закир-шуми посчитал себя ущемленным, но своими силами одолеть мятежного брата не мог, а потому обратился за помощью в соседнюю Ассирию.

В Ниневии с большим интересом и сочувствием выслушали посланца из Вавилона. Во-первых, открывалась великолепная возможность усилить свое влияние в Месопотамии; во-вторых, цари Ассирии всегда ревностно следили, чтобы трон передавался законному наследнику, а не наглому и решительному узурпатору. И всегда старались вмешиваться, если где-то узурпатор ущемлял интересы законного наследника трона. Вероятно, это было отголоском тех болезненных для ассирийского царского дома и общества далеких событий, когда шесть претендентов сразу рвали друг у друга трон Ассирии, или тех событий, когда из-за гражданской распри, устроенной за трон сыновьями Ашшурдана I, Ассирия едва не лишилась независимости, став жертвой агрессии двух соседних империй сразу – Кар-Дуниаша и Хатамти (библ.: Элам).

Короче, в Ниневии решили помочь законному царю Кар-Дуниаша.

Шульману-ашаред лично возглавил армию, которая выступила против Мардук-бел-усате. Вероятно, через владения Мардук-закир-шуми Шульману-ашаред III вышел к г. Забан. К этому времени к армии царя Ассирии присоединились отряды Мардук-закир-шуми. Возможно, это были все силы законного царя Кар-Дуниаша вместе с самим царем, а, может, всего лишь отряды, чья задача была представлять царя Вавилона, а основные силы Мардук-закир-шуми в этот момент осаждали один из мятежных городов. Источники этого не сообщают. И вся эта война, информация о которой сохранилась в четырех хрониках (трех ассирийских и одной вавилонской),  описана чересчур кратко.

Из г. Забан, в котором, вероятно, состоялся краткий отдых перед началом боев, Шульману-ашаред развернул наступление на город Ме-Турнат – один из оплотов мятежников.

Жители Ме-Турната защищались отчаянно, но искусство ассирийского военачальника оказалось выше решимости горожан отбить штурм. Ассирийским воинам удалось ворваться в город. Бой, вероятно, шел за каждую улицу, за каждый дом. Зная ассирийскую традицию не оставлять в живых мятежников, горожане сражались сколько было сил. И они были правы. Уцелевшие в бою жители Ме-Турната были убиты победителями. Сторонникам Мардук-бел-усате демонстрировали, что их ждет, если они вовремя не перейдут на сторону Мардук-закир-шуми.

Из Ме-Турнате Шульману-ашаред выступил к Ганнанате, под стенами которого его ждала армия Мардук-бел-усате.

Войск у Мардук-бел-усате, видимо, оказалось недостаточно. Он потерпел поражение и отошел под защиту укреплений города. Возможно, армия победителей также не имела достаточно сил и снаряжения, чтобы штурмовать Ганнанате, или же Шульману-ашаред остался верен своей тактике не штурмовать города, за стенами которых укрылась целая армия. Так или иначе, но штурма Ганнанате не было. Шульману-ашаред ограничился разорением окрестностей города: снял зерно с его полей (к этому времени созрел урожай), вырезал фруктовые деревья и повернул домой.

12 нисана (март/апрель) 9-го года своего правления, когда лимму Ассирии был Бел-бунайи, новый государственный глашатай Ассирии (850 г. до н.э.), Шульману-ашаред III выступил из Ниневии в свой второй поход против Мардук-бел-усате. Армия Ассирии шла по восточному берегу реки Тигр, по старой военной дороге, связывающей между собой нижнюю и верхнюю Месопотамию. Ассирийцы пересекли Верхний и Нижний Заб и направились к городу Лахира, жители которого остались верны Мардук-бел-усате.

Лахиру был взят штурмом. Его жители убиты. Вероятно, около этого времени к армии Ассирии присоединились отряды Мардук-закир-шуми. Союзники выступили на Ганнанате. Мардук-бел-усате «подобно лисе ушел» из Ганнанате и бежал в горы Иасуби, где укрылся в крепости города Арман. Брошенные тем, на кого они возлагали все свои надежды, жители Ганнанате не смогли устоять перед штурмующими отрядами армии Шульману-ашареда и все пали под мечами безжалостных победителей.

Обезлюдев Ганнанате, Шульману-ашаред выяснил, куда бежал Мардук-бел-усате, направился в горы и окружил Арман самым тщательным образом, чтобы ни один человек не мог спастись из него. Мардук-бел-усате ничего не осталось, как защищаться. Сражение за Арман было крайне ожесточенным. Месопотамцы сражались до последнего. Они предпочли смерть в бою мучениям в плену. Кто уцелел во время штурма, был безжалостно убит победителями. Ни один человек не ушел живым из Армана. Мардук-бел-усате пал в бою.

На этом Шульману-ашаред III посчитал свою миссию законченной. Он занялся осмотром городов и знаменитых храмов Междуречья, предоставив Мардук-закир-шуми уничтожать уцелевших мятежников. Первым Шульману-ашаред посетил город Кутху, «город различных богов», где особое внимание уделил храму Бога Нергала, бога, которого Шульману-ашаред III, по всей видимости, считал своим личным покровителем. В храме царь Ассирии лично принес жертвы Богу Нергалу, а сам храм получил большие дары от царственного почитателя. После Кутху Шульману-ашаред вступил в Вавилон, в котором ему устроил пышную и торжественную встречу царь Мардук-закир-шуми.

В честь повелителя Ассирии был устроен грандиозный праздник. Во дворце вино лилось рекой. Между Шульману-ашаредом и Мардук-закир-шуми  установились самые теплые, сердечные отношения, которые сохранились до конца жизни обоих царей.

В Вавилоне Шульману-ашаред III посетил знаменитую Есагилу – «храм богов». Здесь он принес жертвы Богу Белу и Богине Иштар, покровителям Вавилона. В хранилища Есагилу поступили щедрые дары от почитателя из Ассирии. Во время пребывания в Вавилоне Шульману-ашаред щедро оделял горожан столицы Кар-Дуниаша мясом, зерном, вином, одеждами, захваченными у мятежников.

Следующей на пути любознательного царя Ассирии была Борсиппа, еще один знаменитый город Междуречья. В Борсиппе Шульману-ашаред посетил храм Езиду или как его еще звали «дом судьбы». В нем царь Ассирии принес жертвы Богу Набу и Богине Нана, и богато одарил храм скотом и имуществом. Также щедрые дары от царственного гостя получили и горожане Борсиппы: продовольствие, вино, одежду и другие подарки.

В Вавилоне, куда Шульману-ашаред вернулся из Борсиппы, царь Ассирии узнал, что правители халдейских государств Бит-Даккури и Бит-Якина («Страны моря») крайне враждебно настроены по отношению к Мардук-закир-шуми. Шульману-ашаред поступил в духе настоящего воителя. Во главе своей армии направился в поход на юг.

Город Бакани (вар.: Бани) государства Бит-Даккури был взят штурмом. Большинство мужчин пали при обороне города. Шульману-ашаред сжег Бакани, а скот местных жителей забрал себе.

Из Бакани Шульману-ашаред III переправился через реку Евфрат и вышел к  Энради, другому крупному городу государства Бит-Даккури. Но здесь Шульману-ашареда встретили посланцы Адину, царя Бит-Даккури с просьбой о мире. Золото, серебро, медь, свинец, железо, слоновую кость и изделия из нее преподнес Адину царю Ассирии, покупая себе мир и жизнь.

Мушаллим-Мардук, сын Аукани, царь Бит-Якина («Страны моря») учел ошибку соседа, а потому, стоило передовым отрядам армии Шульману-ашареда вступить на территорию Бит-Якина, как Мушаллим-Мардук тут же запросил мира. Шульману-ашаред III вышел на берег Нижнего моря (Персидского залива) и только тут принял посланцев Мушаллим-Мардука с данью. Она состояла из серебра, золота, свинца, меди, железа, слоновой кости и изделий из нее, стволов кленовых деревьев.

В Ассирии Шульману-ашареда встречали с ликованием. Установить контроль над всей Месопотамией до вод Нижнего моря (Персидского залива) – такого не было со времен великого Тукулти-Нинурты I.

В городе Ашшур царя победителя порадовали известием о завершении строительных работ в городе.

Еще в начале своего правления Шульману-ашаред III распорядился привести в порядок оборонительные стены города Ашшур, выстроенные еще при Тукулти-Нинурте I, за 400 лет до Шульману-ашареда, сына Ашшур-нацир-апала.

Работы велись с большим размахом. Были полностью снесены обветшалые стены и ворота города. Фундамент для новых стен выложили из больших камней, которые выламывали в горных каменоломнях и доставляли, где волоком, где по воде, в Ашшур. Сами стены возводили из очень прочного кирпича, посаженного на специальный раствор. Когда раствор твердел, проще было разбить сам кирпич, чем место его соединения с другим кирпичом. При этом, по личному указу Шульману-ашареда, очень бережно отнеслись к стелам и надписям его предшественников. Их все вернули на место и вмуровали в новую стену. За несколько лет полностью перестроили большую стену города Ашшур, протянувшуюся от реки Тигр до ворот Рабочих по металлу. В эту стену была вмонтирована статуя Бога Кидуду – бога-защитника стен. Шульману-ашаред лично присутствовал на церемонии по ее установке. Согласно давней традиции перестроенной стене дали имя. Эту стену назвали «Та, чье великолепие защищает страну». Также за эти годы возвели вторую оборонительную стену города, которую назвали «Притеснитель четырех частей». Отремонтировали и обновили все ворота города Ашшура, а именно: ворота «Покоритель принцев (князей)» (горожане называли их Ворота рабочих по металлу), которые вели в ремесленные кварталы Ашшура; ворота «Она, которая учредила  прочный трон», которые открывались только для царя, когда он въезжал или выезжал из города; ворота «Ашшур есть покоритель гордый», которые вели к храмам города; общегородские ворота, имевшие имя «Царский защитник божественного света»; ворота «Бог Шамаш есть истребитель высокомерных», которые вели к царскому дворцу; ворота «Виночерпий богов», которые вели к храму Бога Шамаша; ворота «Безжалостное наказание», которые вели к берегу реки Тигр и ряд других.

Шульману-ашаред с удовольствием осмотрел обновленный город Ашшур. Наверняка, были награждены распорядители работ и отличившиеся рабочие и мастера, а для горожан устроили большой праздник.

Казалось, Шульману-ашаред мог почивать на лаврах и отдыхать. Но не тут-то было.

Тревожные вести пришли из Сирии. Царь Сангара из Хатти (столица – город Каргамиш) и царь Араме из Бит-Агуси отказались платить дань Ассирии. В Южной Сирии бряцали оружием враги Ассирии Дадди-идри бен (Х)Адад III из Арама, Ирхулена из Хамата и их союзники. Надо было всходить на боевую колесницу.

В 10-й год своего правления, в год лимму Ассирии Хадилипушу (849 г. до н.э.), Шульману-ашаред выступил с армией на запад. В 8-й раз он переправился через реку Евфрат. Сжег ряд городов и селений страны Хатти и повернул на Бит-Агуси. В землях Араме ассирийская армия штурмом овладела городом Арне и сотней окрестных селений. Их жителей отправили в Ассирию. Сам же Шульману-ашаред выступил навстречу армии Дадди-идри бен (Х)Адада и Ирхулены. Двенадцать прибрежных царей объединили они вокруг себя и с большими силами шли против Шульману-ашареда. Где-то в районе границ Бит-Агуси и Хамата противники встретились, и произошло сражение двух больших армий. И хотя в своих надписях Шульману-ашаред III сообщает о своей победе, исход битвы, скорее всего, был не ясен, и не принес успеха ни одной из сторон. Во всяком случае, Шульману-ашаред ничего не сообщает о продолжении своего похода по Сирии после этого сражения. И таким образом, общая задача кампании 10-го года оказалась проваленной: вернуть под контроль Ассирии государства Хатти и Бит-Агуси не удалось.

Поэтому в 11-й год правления, в год, когда лимму Ассирии был Нергал-аликпани (848 г. до н.э.), Шульману-ашаред предпринимает новое наступление на государства Сирии. Он выступил из Ниневии, в 9-й раз перешел реку Евфрат, разорил 97 селений царя Сангары из Хатти и 100 селений царя Араме из Бит-Агуси. Штурмом овладел городом […]агда в земле Бит-Агуси, пересек гору Иараку гор Аманус и вступил на территорию государства Хамат.

Укрепленный город Аштамаку был взят штурмом; 86 (вар.: 89; вар.: 99) окрестных селений были сожжены.

Спасая земли союзника, на Шульману-ашареда напала объединенная армия Дадди-идри бен (Х)Адада III из Арама, Ирхулены из Хамата и двенадцати союзных им царей.

В разгоревшейся битве Шульману-ашаред одержал победу. Сирийцы отступили, потеряв 10.000 своих воинов. Много их колесниц, лошадей, оружия достались победителям.

Однако развивать свой успех и наступать на юг, Шульману-ашаред не стал. Царя Ассирии очень беспокоил Араме из Бит-Агуси, собиравший свои силы. А потому Шульману-ашаред повернул на север. По дороге получил дань от перепуганного поражением сирийцев Калпарунди – царя Хаттины.

Дальше что-то опять пошло не так и Шульману-ашаред оставил Сирию. Более того, против власти Ассирии восстали жители земли Пакархубуна – заевфратской области бывшего государства Бит-Адини. То есть военные задачи этого года также были не выполнены.

Из краткой летописи царя Ассирии, рассказывающей о событиях 12-го года правления Шульману-ашареда III, года, когда лимму Ассирии был Бурраманн (847 г. до н.э.) не ясно, то ли Шульману-ашаред ограничился в этот год небольшой военной операцией против Пакархубуны, то ли потерпел серьезную неудачу в Сирии, о которой предпочел умолчать...

Когда Шульману-ашаред с армией в 10-й раз перешел Евфрат, жители Пакархубуны бросили свои селения и со своими семьями и имуществом ушли в горы. На горном пике они создали укрепленный лагерь. Шульману-ашаред взял штурмом этот пик, повстанцев перебил, а их имущество унес собой. И все. Ни слова об иных событиях в Сирии.

Совершенно скудная информация о событиях 13-го года правления Шульману-ашареда, года, когда лимму Ассирии был Нинурта-мукин-нише (846 г. до н.э.).

В этот год Шульману-ашаред завоевал землю Иате (местоположение неизвестно), захватив по дороге туда город Иштарате (местоположение неизвестно).

В 14-й год своего правления, когда лимму Ассирии был Нинурта-надин-шуми (845 г. до н.э.), что-то произошло в Сирии, что-то такое, что заставило царя Ассирии мобилизовать все воинские ресурсы страны.

В этот год царь Шульману-ашаред III «собрал все силы» своего государства, с армией в 120.000 воинов двинулся на запад и перешел реку Евфрат.

Военно-политическая ситуация в Южной Сирии благоприятствовала походу. Правители Арама (столица – город Дамаск) и Израиля (столица – город Шамерон) вновь выясняли отношения силой оружия.

Дадди-идри бен (Х)Адад III из Арама как раз осаждал город Шамерон (библ.: Самария), в котором заперся царь Израила Иорам. Положение израильтян было отчаянным, когда к Дадди-идри бен (Х)Ададу пришла весть, что ассирийцы переправились через Евфрат и продвигаются по Сирии. Известие было настолько тревожным, что Дадди-идри бен (Х)Адад бросил осаду и стремительными переходами пошел на север, навстречу наступавшей ассирийской армии. Он уходил столь поспешно, что оставил под Шамероном горы снаряжения и имущества, к великой радости израильтян.

Пополнившись отрядами Ирхулены из Хамата и прочих союзников (войска прислали 12 царей и 15 городов Приморья (Финикии)) царь Арама перегородил дорогу армии Ассирии.

Сражение двух огромных армий произошло на берегу реки Оронт (асс.: Аранту). Счастье, наконец, улыбнулось ассирийскому полководцу. Союзники были разгромлены наголову Их колесничие и кавалерийские части были уничтожены. 29.000 (?) сирийских воинов пали на поле боя. Остатки разбитых союзных армий были сброшены в реку Оронт и бежали кто куда. Дадди-идри бен (Х)Адад, спасаясь, ушел в горы; оттуда – к себе домой, в Дамаск, где с горя заболел. Чуть позже, он был убит одним из своих военачальников Газаилом (асс.: Хазаэль), который сам взошел на трон Арама. Имя Ирхулены, царя Хамата, навсегда исчезает из хроник. Его судьба неизвестна.

И хотя источники хранят полное молчание о дальнейших действиях Шульману-ашареда, похоже, ошеломленная Сирия и Финикия сдались на милость победителя. Местные владетели потянулись с дарами и данью в лагерь царя Ассирии.

Во всяком случае, в последующие два года Шульману-ашаред в Сирии не появлялся: занимался проблемами других регионов.

В 15-й год своего правления, когда лимму Ассирии был Ашшур-бунайи (844 г. до н.э.), Шульману-ашаред III вновь появляется на севере. Наступая с армией вдоль реки Тигр, царь Ассирии добрался до ее истоков, где поставил еще одно свое изображение. Отсюда повернул на север, переправился через реку Арацани и двинулся к области Тунибуни государства Биаини (асс.: Урарту), к истокам реки Евфрат, сметая на своем пути города и селения, принадлежавшие Араму, царю Биаини.

Араму не смог оказать достойного сопротивления и Шульману-ашаред достиг истоков реки Евфрат. Здесь он принес жертвы богам. Омыл в водах Евфрата свое оружие. В местных пустотах поставил свои изображения. Перешел реку Евфрат и вступил во владения Асиа, царя Дайаени (по биаинийски: Диауехи). Асиа поспешил навстречу к Шульману-ашареду и «пал к его ногам». Шульману-ашаред смилостивился, пощадил Асиу и его земли, назначив царю Дайаени дань и повинности. А чтобы Асиа о нем не забывал, Шульману-ашаред поставил в его городе свое царственное изображение.

Возвращаясь из Дайаени, царь Ассирии вступил на землю государства Сухму/Сухни, предавая его территорию огню и мечу. Достойного сопротивления не встретил; вышел к реке Евфрат и переправился через реку у города Еннам. Здесь, видимо, передохнул и направился к городу Мелид, верность царя которого по имени Лалли, вероятно, не вызывала сомнения.

Лалли поспешил принести дары и дань: серебро, золото, свинец, медь. Удовлетворенный Шульману-ашаред поставил свое изображение на берегу реки Евфрат, во владениях Лалли, и отправился к себе домой. Так закончился 15-й год правления Шульману-ашареда III.

Водворив мир на западных и северных границах, Шульману-ашаред обратил свой лик на восток.

В долине реки Дияла, к востоку от Кар-Дуниаша располагалось богатое вавилонизированное царство Намру. В Ниневии решили, что будет неплохо, если это царство станет владением Ассирии. И в город Арбаилу (Арбела) – столицу соседней с Намру ассирийской провинции – начали стягивать войска.

В начале 16-го года правления, когда лимму Ассирии был Таб-Нинурта (843 г. до н.э.) Шульману-ашаред III выступил в поход на Намру. Поход был спланирован так, чтобы в орбиту ассирийского влияния, кроме Намру, попало еще ряд государств.

Из Арбелы ассирийские войска выступили на восток, пересекли горы Куллар, и ворвались в землю Замуа, расположенную в верхнем течении реки Малый Заб. Город […] был взят штурмом. Ассирийская армия развернулась и широким фронтом прошла огнем и мечом по землям Замуа до земли Мунна. У границ Мунна развернулись на северо-восток и атаковали государство Аллабрия, расположенное у истоков реки Малый Заб.

Город Адира (?) – город правителя Аллабрии царя Ианзу – был разорен и опустошен отрядами Шульману-ашареда. Разграбили царский дворец в Адире (?). Среди многочисленной добычи оказались двери из золота, снятые из внутренних покоев дворца Ианзу. Наказав, таким образом, за сопротивление завоевателям, Ианзу, Шульману-ашаред, наконец, вернулся к цели похода: повернул на юг, на страну Намру.

Ассирийцы шли на юг по маршруту: земля Парсуа – город […] – город Сабиддани – город Хамдан, опустошая и сжигая все на своем пути.

На реке Намрита (современная Дияла) Шульману-ашареда и его воинов встретила армия Мардук-мудаммика, царя Намру, основой которой были пехота и кавалерия. Однако в развернувшейся битве Шульману-ашаред наглядно доказал, что боевые колесницы все еще являются ударной силой армии. Царь Намру был разгромлен наголову и бежал, бросив все. Его кавалерия сдалась.

После победы на берегах Намриты царь Ассирии победоносным маршем прошелся по наиболее богатым городам и областям вражеской страны. Города Шумурзу, Бит-Адад, Нику попали в руки ассирийцев. Царское имущество, царские дворцы в этих городах стали личной собственностью царя Ассирии. Мардук-мудаммик скрылся в неизвестном направлении, предоставив своим подданным самим отбивать вторжение.

Из Нику Шульману-ашаред выступил на область Туклиаш и был приятно удивлен, когда на пути следования ассирийской армии его перехватили посланцы царя Пару, правителя государства Эллипи, с большими дарами. Разумеется, царь Ассирии весьма милостиво встретил посольство разумного правителя, надумавшего искать покровительства могущественной Ассирии.

В земле Туклиаш Шульману-ашаред конфисковал все имущество Мардук-мудаммика и объявил Намру частью Ассирийской державы, а для управления ее землями возвел на трон Намру Ианзу, сына Ханбана.

Придав для прочности трона Ианзу вооруженные отряды, Шульману-ашаред с богатой добычей отправился домой.

О событиях 17-го года правления Шульману-ашареда III, когда лимму Ассирии был Таклакан-Ашшур (842 г до н.э.), летопись ограничилась сообщением, что царь Ассирии с войском пересек реку Евфрат и «рубил кедр в горах Аманус (Ливана)». Все. Что скрывается за подобным сообщением, о чем умолчал Шульману-ашаред можно только гадать.

В 18-й год правления Шульману-ашареда III, когда лимму Ассирии был Адад-Риманни (841 г. до н.э.) упорное нежелание государства Арам признать власть Ассирии привело к новому крупному сражению.

В этот год Шульману-ашаред со своей армией в 16-й раз переправился через реку Евфрат. Он шел на государство Арам, новый правитель которого Газаил (асс.: Хазаэль) собрал сильную армию и энергично готовился к большой войне с Ассирией. В Ниневии понимали: пока существует независимый Арам, ни о каком прочном подчинении богатых финикийских городов не могло быть и речи.

Две многотысячные армии столкнулись в сражении в горах Анти-Лебанона (Анти-Ливана). Здесь у подножья горы Санир (вар.: Сенир) Газаил разбил лагерь, сюда стягивал для усиления своей армии дополнительные отряды. Шульману-ашаред решил атаковать врага в его же лагере и двинулся к горе Санир. Разведка Газаила вовремя сообщила царю Арама о подходе превосходящих сил врага. Газаил, не рискуя столкнуться с многочисленной вражеской армией в открытом полевом сражении, решил сделать ставку на оборону. Его воины укрепили склоны горы Санир до самой ее вершины, что должно было свести на нет численное превосходство армии Шульману-ашареда, и приготовились к решительному сражению. Если бы арамеям удалось удержать свои позиции на горе Санир, царю Ассирии пришлось бы свернуть свой поход и отступить, что давало время Газаилу для создания еще более сильной армии, чем он успел организовать. Однако царю Арама противостоял не юнец, а человек, который в свое время взял штурмом гору Шитамрат, вероятно, в гораздо более худших для себя условиях. А потому, оценив, укрепления и расстановку сил Газаила, Шульману-ашаред так спланировал нападение, что его армия одержала полную победу. Первым делом отряды Ассирии взяли штурмом лагерь Газаила, и только после этого приступили к штурму горы. Да и что для ассирийских солдат и офицеров был штурм пологих склонов Санира после опыта боев на скалистых уступах Шитамрат. Арамеи были выбиты из всех своих укреплений в течение нескольких часов. Шестнадцать тысяч (вар.: шесть тысяч) воинов Газаила нашли свою смерть в этом сражении. 1121 колесница (большинство из них, надо понимать, даже не снаряжали для битвы), 470 отборных лошадей попали в руки победителей. Часть воинов арамеев бежали, часть сплотились вокруг своего царя, который начал отступление к Дамаску. Чтобы не дать Газаилу возможности собрать новую армию, Шульману-ашаред начал преследование вражеской армии.

Только укрывшись за мощными стенами своей столицы, Газаил смог почувствовать себя в безопасности.

Шульману-ашаред, чьи войска окружили Дамаск, оценил укрепления города и повел себя, как обычно поступал в подобных случаях: отказался от штурма сильно укрепленного города с многочисленной армией за его стенами. Царь Ассирии решил применить к врагу метод «выжженной земли». Повинуясь приказу Шульману-ашареда, воины Ассирии вырезали все фруктовые сады, уничтожили урожай зерновых на полях, сожгли все окрестные селения, а их население перебили или угнали с собой. Короче, когда ассирийцы ушли, вокруг Дамаска на многие мили вместо цветущих садов и полей простиралась черная от сажи и гари безжизненная пустыня.

Понимая, что Арам подчинить своей власти не удалось: противник успел укрыться за мощными укреплениями и сохранить часть своей армии, - Шульману-ашаред предал огню и мечу территорию царства вплоть до гор Хауран. Отсюда пошли к горам Ба’ли-ра’ш, раскинувшимся на берегу Моря Заката (Средиземного моря).

Здесь по велению царя Ассирии был выбит рельеф с его царственным изображением. Здесь сам Шульману-ашаред принимал дань, которую доставили ему люди богатых финикийских государств - Тира и Сидона – и царь Израиля Иуй (Иеху; асс.: Иауа или Йеху). Иуй преподнес Шульману-ашареду III серебро, золото, золотые шары. Золотые кубки, золотые чаши, кувшины из золота, свинец, скипетры, драгоценные камни и многое другое.

Таким безусловным успехом завершился 21-й самостоятельный поход Шульману-ашареда III.

Подозрительные умолчания о событиях 19-го года правления Шульману-ашареда III, года, когда лимму Ассирии был Бел-абуйи, наместник [Нацибина] (840 г. до н.э.).

Ни слова о походе на запад, в ходе которого Шульману-ашаред переправился через реку Евфрат в 17-й раз.

Крайне лаконично о следующем походе: Пересек реку Пурану (Евфрат) в 18-й раз. Достиг вершин гор Аманус, на которых рубил кедр. Все. С кем воевал, с кем общался, от кого получал дань. Ни слова.

Ни слова о походе на запад, в ходе которого Шульману-ашаред III переправился через реку Евфрат в 19-й раз.

Что-то не ладилось в делах Шульману-ашареда в эти месяцы, что-то шло не так. То ли его преследовали неудачи в делах военных, о которых он предпочел промолчать. То ли происходило нечто иное, не менее неприятное, о котором стыдно было писать. Возможно, это было связано с войной против Арама, а, может, ассирийцев отбросили из Куэ, куда они попытались войти. То ли пришлось неудачно сразиться еще с кем. Нам неизвестно.

Очень короткое сообщение о походе 20-го года правления Шульману-ашареда, когда лимму Ассирии был Шульму-Бели-ламур, наместник [Ахи]зухины (839 г. до н.э.).

Шульману-ашаред с армией перешел реку Евфрат в 20-й раз и пошел на государство Куэ. Пересек горы Аманус. С гор спустился в цветущие долины Куэ (современные реки Джейхан и Гёксу) и предали города и селения мечу и огню. Взяли богатую добычу. Весьма стандартная формула «успеха». Ни количества сожженных селений, ни названий разгромленных городов. Потому, не исключено, что Кате (вар.: Кати), царь Куэ, сумел отбить вторжение с минимальными для себя потерями.

По возвращению из похода Шульману-ашаред воздвиг статую для Бога Адада, которого с некоторых пор стал считать своим покровителем.

Год 21-й правления Шульману-ашареда III, когда лимму Ассирии был Нинурта-кибси-усур, наместник Рацаппы (838 г. до н.э.) – новый поход на Арам.

Шульману-ашаред собрал армию. В 21-й раз переправился через реку Евфрат. Пошел на Арам. Газаил (асс.: Хазаэль), царь Арама, не стал ввязываться в сражение с сильным врагом. Но и Шульману-ашаред, похоже, не сильно рвался в глубь земель арамеев. Не хотел искушать судьбу. Царь Ассирии ограничился разорением четырех городов Арама и ушел к берегам моря Заката (Средиземного моря), где принял дань от жителей Тира, Сидона и Гебала (греч.: Библ).

22-й год правления Шульману-ашареда, год, когда лимму Ассирии был Нинурта-илайи, наместник Ахизухины (837 г. до н.э.).

Новое наступление на западе.

Шульману-ашаред переправился через реку Евфрат в 22-й раз и повел наступление на земли Куэ и Табала, превращая все на своем пути в руины и пепел.

24 правителя, владеющих Табалом, убедившись, что устоять против ассирийцев у них нет никакой возможности, поторопились сдаться, и преподнести большие дары Шульману-ашареду. К горе Тунни (совр.: Тавр) – горе серебра – и горе Мули (вар.: Мулт) – горе мрамора – ходил Шульману-ашаред III, чтобы подивиться сему чуду природы и наломать мрамора для своих нужд. Между этими горами царь Ассирии поставил свое изображение.

Вероятно, на обратном пути в Ассирию Шульману-ашаред окружил Кате, царя Куэ, в его столице, и опустошил окрестности города. Видимо, опять применили метод «выжженной земли» и Кате, удрученно оглядывая еще недавно цветущие долины своего царства, решил, что продолжать войну, когда ты не в состоянии защитить своих подданных и свои поля и сады, бессмысленно. Он отправил послов с дарами и изъявлением покорности царю Ассирии, а как залог свой искренности отправил с посольством свою дочь с ее приданным. Посольство Куэ нашло Шульману-ашареда в городе Калах, в который он перенес из Ниневии столицу своего государства. Царь Ассирии удостоил прибывших чести аудиенции и милостиво принял все подношения, которые ему доставили.

Неизвестно почему, но в конце этого же года почему-то возмутился верный до этого Лалли, царь Мелида. 

И в 23-й год своего правления, когда лимму Ассирии был Курди-Ашшур, наместник г. SAL+KUR (= ? Страна женщин) (836 г. до н.э.), Шульману-ашаред III вновь выступил в поход на запад. Перешел реку Евфрат и штурмом взял город Уеташ, один из крупнейших городов царства Мелид. Под ним, в разгар боевых действий, Шульману-ашареда нашли послы правителей Табала, прибывшие с дарами и данью.

Вероятно, Лалли вскоре сдался и на западных границах государства воцарился мир.

Зато на востоке явную неблагодарность проявил Ианзу (вар.: Сианзу), царь Намру, возведенный на трон Шульману-ашаредом. Укрепившись на престоле, Ианзу решил, что можно забыть о своих обязательствах по отношению к Ассирии, и прекратил выплату дани. Подобная неблагодарность требовала возмездия и в Калахе начали готовить поход на восток.

Весной 24-го года своего правления, когда лимму Ассирии был Шепе-шарри, наместник Киррури (835 г. до н.э.), Шульману-ашаред III выступил на Намру. Вероятно, базой сбора войск опять был город Арбела.

На этот раз Шульману-ашаред не мудрил, и спустился к Намру кратчайшим путем, через землю Хашимур. Перепуганный Ианзу бежал и укрылся в горах. Города и селения Намур были предоставлены сами себе. Сихишалах, Бат-тамул, Бит-Сакки, Бит-шеди – крупные города с хорошими укреплениями попали в руки ассирийцев. Их разграбили и сожгли. Защитников убили.

Трусость не спасла Ианзу. Пленные указали ассирийцам ту вершину, на которой с семьей, казной и имуществом укрылся царь Намру. Шульману-ашаред лично повел своих воинов в горы и штурмом овладел вершиной, на которой укрывался Ианзу. У Ианзу не хватило мужества умереть в бою, и он был брошен к ногам царя – победителя.

Ианзу, его дочери, его сыновья, его окружение, его воины в оковах были уведены в Ассирию. Дальнейшая судьба Ианзу, надо полагать, была незавидной.

Победители захватили большую добычу. Увезли с собой даже статуи богов Намру. Власть Ассирии в Намру была восстановлена.

Замирив Намру и восстановив в ней «ассирийский порядок», Шульману-ашаред решил по дороге домой пройтись по землям независимых племен и народов.  Через страну Парсуа он направился к селениям стран Месси (?) и мидян (асс.: мадаи). 27 вождей и царей Парсуа поспешили поднести грозному воителю дары и тем самым уберечь свои земли от разорения. Только жители земель Аразиаш и Хархар попытались с оружием в руках защитить свою собственность и свою свободу. В результате городе Куакинда, Тарзанаба (?), Есанул, Кинаблила были превращены в руины, а окружавшие их селения в дым и пепел.

В земле Хархар Шульману-ашаред поставил свое очередное изображение. Отсюда, отягощенный добычей, немалую часть которой составляли табуны знаменитых мидийских коней, царь Ассирии отправился в Ассирию, домой.

Пока Шульману-ашаред сражался на востоке, на западе вновь забряцали оружием. Кате, царь Куэ, вопреки всем своим заверениям и обещаниям, заключил военный союз с Араме, правителем государства Бит-Агуси (столица город Арпад) и выступил против власти Ассирии.

В 25-й год своего правления, когда лимму Ассирии был Нергал-мудаммик, наместник Ниневии (834 г. до н.э.). Шульману-ашаред в очередной раз переправил свою армию через реку Евфрат. Получил дары от владетелей Сирии и через горы Аманус пошел на Куэ.

Похоже, силы союзников были таковы, что Шульману-ашаред не ставил своей задачи полного их разгрома, а ограничился операциями местного значения. Первый удар он нанес более опасному врагу – Кате, царю Куэ. Араме, вероятно, не представлял собой слишком большой угрозы, если Шульману-ашаред рискнул оставить его в тылу своей армии, или же он выдели часть своих войск для блокировки Араме в земле Бит-Агуси. Источник слишком лаконичен, чтобы судить о ходе военных операций и стратегических замыслах сторон.

В Куэ Шульману-ашаред штурмом взял сильно укрепленный город Тимур и опустошил прилегающие к нему земли. Убедившись, что Кате угрозы не представляет, Шульману-ашаред развернулся и атаковал земли Бит-Агуси. Здесь он взял штурмом город Муру. Но разрушать его не стал. Наоборот укрепил по последнему слову тогдашней военной техники и разместил в новоявленной крепости сильный гарнизон. Лично для себя построил в городе дворец. Муру и окрестные земли Бит-Агуси Шульману-ашаред подчинил наместнику Кар-Шульмануашареда. Надо понимать, что Араме из Бит-Агуси сложил оружие и примирился с властью правителя Калаха. Возможно, его простили. Но это не касалось Кате из Куэ.

В 26-й год своего правления, когда лимму Ассирии был абаракку Йахаллу (833 г. до н.э.) Шульману-ашаред III выступил в свой последний, 31-й по счету, самостоятельный поход. Он шел на Куэ, в 4-й раз, чтобы окончательно включить это царство в состав своей империи.

Едва ассирийские войска появились у города Танакун, расположенном в земле Куэ, как его правитель, по имени Тулка, поспешил сдаться. Преподнес серебро, золото, железо, скот. Шульману-ашаред пощадил город, но взял заложников – членов знатнейших семей города.

Не все оказались столь разумными. Жители области Ламенаш решили бежать. Он покинули свои селения и со всем имуществом укрылись на горе. Шульману-ашаред взял гору штурмом (дело привычное), а пустые селения сжег.

Жители города Тарс (асс.: Тарза) сдались без боя. Преподнесли серебро и золото.

Кате то ли погиб, то ли бежал из страны (источники не сообщают об этом) и Куэ осталось без царя. Кирри, брата Кате, Шульману-ашаред поставил царем завоеванной им страны, и отправился домой. Правда, задержался в горах Аманус, где его воины и пленники рубили кедр, столь необходимый для строительных работ в Калахе.

Что произошло с Шульману-ашаредом зимой с 26-го на 27-й годы его правления (833 – 832 гг. до н.э.) источники умалчивают. Случилось что-то неординарное и неожиданное. Еще в 25-й год своего правления Шульману-ашаред строит себе дворец в городе Муру, рассчитывая еще не раз посетить Сирию, а после 26-го года он, похоже, не покидает Калаха. То ли царь был тяжело ранен, то ли серьезно заболел, но в походы он больше не ходил. Даже в самые тяжелые дни, когда все вокруг полыхало в огне гражданской  войны, когда, казалось присутствие законного царя Ассирии в той или иной области было просто необходимо, он оставался в Калахе, в своем дворце и вверял руководство над войсками другим лицам.

Так закончилась военная карьера, но не правление Шульману-ашареда III, царя – воителя, талантливого и крупного полководца.

Он прожил еще девять лет, оставаясь правителем обширного государства. Это были годы, тревоги и неуверенности в завтрашнем дне, годы, когда жизнь и судьба государства зависела не только от принимаемых царем решений, но и от умелого действия воспитанных царем офицеров и выучки его солдат. В эти годы на небосклоне имен великих полководцев взошла звезда туртана (главнокомандующего всех войск Ассирии) Дайан-Ашшура. Находившийся всегда в тени великого воителя, Дайан-Ашшур, с болезнью Шульману-ашареда, получил возможность самостоятельно проводить крупные военные операции. 

Зимой на 27-й год правления Шульману-ашареда, когда лимму Ассирии был Улулай, наместник Какзу (832 г. до н.э.), в Калахе получили известие, что войска Биаини (асс.: Урарту), которые возглавляет новый царь Биаини Сардури (асс.: Седури), продвигаются по долине реки Арацани и их передовые отряды появились в Бит-Замани. Дайан-Ашшур получил задание остановить продвижение врага к сирийским владениям Ассирии. 

Вероятно, Дайан-Ашшур сосредоточил войска Ассирии в городе Амеду, столице ассирийского наместничества в верхнем течении реки Тигр. Возможно, биаинийцы (асс.: урарты) без боя отошли из Бит-Замани и города Аммаш за реку Арзаниа (совр.: Арацани) на соединение с главными силами своей армии. Дайан-Ашшур, преследуя врага, занял Аммаш, перешел Арзанию (Арацани) и столкнулся с армией Сардури, царя Биаини. Если верить ассирийской хронике Дайан-Ашшур разбил царя Биаини. И хотя Дайан-Ашшур не стал развивать наступление вглубь земель Биаини, поставленная задача была выполнена: биаинийцы очистили территории к югу от реки Арзания (Арацани).

В начале 28-го года правления Шульману-ашареда, когда лимму Ассирии был Шарпати-Бел, наместник Нацибина, в Калах пришла весть, что жители Хаттины убили своего царя Лубарну, исправно платившего дань Ассирии. На трон же Хаттины заговорщики возвели Сурри, не из царского рода. Известие возмутило Шульману-ашареда. Правители Ассирии очень не любили узурпаторов и лиц, не относящихся к древнему царскому роду. Дайан-Ашшуру было велено восстановить справедливость.

Для ассирийских воинов, которые еще несколько месяцев назад сражались с самим Сардури, царем Биаини, поход на Хаттину представлялся не более чем развлекательной прогулкой. Так оно и получилось. Дайан-Ашшур перешел Евфрат и без проблем достиг города Киналуа, столицы Хаттины. Здесь пришлось выполнять не военные, а карательно-полицейские обязанности. Киналуа захватили без труда. Сурри казнили на месте. Его бежавших сыновей и скрывшихся мятежников поймали и выдали сами жители Хаттины. Схваченных посадили на кол. Из претендентов на трон, которые захлопотали при дворе Шульману-ашареда в Калахе, наибольших успехов добился некий Саси, сын Уззите. Именно его избрал Шульману-ашаред новым царем Хаттины. Довольный Саси поторопился передать в Калах богатые дары и большую дань: золото, серебро, синец, медь, железо, чугун.

В главном храме города Киналуа Дайан-Ашшур воздвиг стелу с описанием дел Шульману-ашареда и отправился домой. Похоже, ассирийские воины очень неплохо и весело отдохнули в Киналуа и Хаттине. Всегда б им такие походы.

Кто водил войска на страну Хабхи в 29-й год правления Шульману-ашареда, когда лимму был Нергал-илайи (830 г. до н.э.), Дайан-Ашшур или кто другой, источники не сообщают.

Хабхи разграбили и включили в состав Ассирийской империи.

В 30-й год правления Шульману-ашареда III, когда лимму Ассирии был Хубайи, наместник Аррапхи (829-й год до н.э.) война с Биаини (асс.: Урарту) и ее союзниками разгорелась с новой силой.

Понятно, что план компании разрабатывали в Калахе, в главном штабе ассирийской армии и, наверняка, царь Шульману-ашаред принимал в этом самое деятельное участие. Но армию вел туртан Дайан-Ашшур.

Первый удар был нанесен по стране Наири, союзной Сардури. Каким маршрутом туда прошли ассирийцы: то ли прошли через перевал Андарутта, а потом в верхнем течении форсировали реку Большой Заб, то ли сначала форсировали Большой Заб и продвигались по восточному берегу реки, источники не сообщают. Во всяком случае, когда Дайан-Ашшур вступил в центральные районы страны Наири (столица – город Хубушкиа), ее царь Дата сдался и преподнес ассирийцам большие дары и дань. Его восточный сосед – Магдуби из Малхисита – поступил также. Ассирийская армия перешла западные границы обширного государства Мана. Его правитель – царь Валки (вар.: Уалки) попытался организовать сопротивление, но когда передовые отряды армии Дайан-Ашшура вышли к Цирте (вар.: Зирте) – столице Мана – Валки бежал и скрылся. Ассирийцы разграбили Мана, захватили большое количество быков, коров, овец. Десятки, если не сотни, городов и селений были разрушены и сожжены.

Выполнив стратегическую задачу, связанную с войной против Биаини, Дайан-Ашшур занялся проблемами внутренними: наказанием тех, кто усомнился в могуществе Ассирии, силе ее армии и способностях ее военачальников. Дайан-Ашшур повернул на юг и вступил во владения царя Шалусуну из Харруна (?). Город Масашуру был взят. Окрестные селения захвачены. В руки ассирийцев попали сыновья Шалусуну. Шалусуну повинился и начал вымаливать себе жизнь. Его простили. Даже вернули ему сыновей. Зато табуны отборных лошадей пополнили обозы ассирийской армии. Лошади были столь хороши, что Шалусуну предложили в дальнейшем дань и все прочие повинности выполнять исключительно лошадьми.

Когда порядок в Харруне (?) был восстановлен, Дайан-Ашшур выступил на Парсуа, где ряд городов стали игнорировать интересы Ассирии. По дороге туда приняли дань Артасара, правителя Шурдира. Боевые действия в Парсуа прошли успешно. Нелояльные города захватили. Их правителей и вельмож заменили. Жителей ограбили. Получили дань от прочих царей и правителей Парсуа и отправились домой.

Большой поход, совершенный в 31-й год правления Шульману-ашареда III, когда лимму Ассирии был Илимукинахи (?), наместник Мазамуа (828 г. до н.э.), вероятно, является вершиной военных успехов Дайан-Ашшура.

Ситуация на границах Ассирии к началу года сложилась такая, что воевать одновременно надо было на севере, юго-востоке и юге. Трудно сказать, кто подал идею так спланировать компанию года Шульману-ашаред, Дайан-Ашшур или кто из других офицеров и военачальников Ассирии, но при планировании в Калахе приняли своеобразное решение: не дробить силы на две самостоятельные армии, а послать одну, но сильную, в большой и долгий поход. Реализацию плана возложили на Дайан-Ашшура.

Поход начали с атаки на Биаини (асс.: Урарту). Однако, если раньше основные удары наносились по западным рубежам врага, то теперь, впервые, решили проверить на прочность юго-восточные территории владетелей Тушпы (асс.: Турушпа – столица Биаини), там, где находились коренные земли биаинийцев.

Дайан-Ашшур выступил в поход из Калаха, после того, как специальные обряды с просьбой к богам об успехе похода провел сам царь Шульману-ашаред.

В отличие от своего предшественника Какиа Дата (вар.: Датана), царь Наири, опять не стал воевать с ассирийцами. Едва Дайан-Ашшур появился у границ Наири, как Дата тут же преподнес ассирийцам требуемую дань. Совсем иначе повели себя жители государства Мусасир, через чьи земли шли отряды Дайан-Ашшура по пути к областям Биаини. Пришлось штурмовать город Саппариа. За одним сожгли еще 46 городов и селений. Мусасир был опустошен, а Дайан-Ашшур вышел к границам Биаини.

Царь Биаини то ли не успел, то ли не решился преградить дорогу врагам, и 50 его приграничных городов и крепостей были захвачены, разграблены, разрушены и сожжены. То ли уклоняясь от возможного столкновения с армией с армией Биаини, то ли выполнив намеченное, Дайан-Ашшур повернул на юго-восток и вступил на территорию государства Гильзан.

Упу – царь Гильзана – прислал дань в виде скота для пропитания армии и упряжных лошадей для боевых колесниц. Из Гильзана, вероятно, вдоль восточных склонов хребта, отделявшего страну Мана от государств Аллабриа и Замуа, Дайан-Ашшур проследовал к землям Парсуа. Цари и правители Мана, […]вуриса, Харрана, Шашгани, Андиу, […]ри торопились снабдить армию Ассирии скотом и лошадьми.

Добравшись до нужной точки и перевалив очередной хребет, Дайан-Ашшур и его армия попали в район, откуда начались постоянные бои. Штурмом взяли город Перриа и город Шитиариа, разграбили и сожгли 22 селения, расположенных в районах этих городов. В земле Парсуа, куда вступили части армии Дайан-Ашшура, пришлось сражаться в области Бушту. Города Бушту, Шалахаману, Кинихаману взяли штурмом; разграбили 23 селения, пока объяснили местным жителям, что власть Ассирии пришла к ним надолго, и дань лучше платить вовремя и в нужных размерах.

Утихомирив Парсуа, Дайан-Ашшур перешел границу мятежного Намру, чьи жители восстали против Ассирии. Появление большой армии Дайан-Ашшура в долине реки Намрита (вар.: Намри; совр.: Дияла) ужаснуло восставших. Собрав имущество, они бежали в дикие, трудно доступные горы. Расчет был правилен. Ассирия не могла позволить себе держать постоянно в Намру большую армию. А потому пересидеть угрозу в горах, спуститься после ухода Дайан-Ашшура и перебить оставленные гарнизоны – это была разумная тактика. Верно оценили замысел мятежников и при штабе Дайан-Ашшура, и также поступили грамотно. Не стали бегать по горам в бесплодных поисках мятежных жителей, а применили метод «выжженной земли». 250 городов Намру были стерты с лица земли. Превратив Намру в пустыню и забрав все что можно, ассирийцы через землю Симеси, которая у земли Халман, направились домой. Расчет был прост. Два – три года подобных походов и жителям Намру придется выбирать: то ли подчиниться власти Ассирии, то ли постоянно голодать и переходить на кочевой образ жизни.

С большой победой возвращалась армия Дайан-Ашшура на Родину.

Границы Ассирии раздвинулись от Мидии на востоке до Хилакку и Фригии на западе; от Биаини (асс.: Урарту) на севере до Кар-Дуниаша на юге. И вдруг все рухнуло. Рухнуло в одночасье. Рухнуло в тот момент, когда Ашшур-данин-апли, один из сыновей Шульману-ашареда, выступил против больного отца. 

Нашлись силы, которые решили заменить больного, но самовластного царя на управляемую марионетку. Родовитой знати городов, чьи основные доходы составляли земля и торговля, надоело, что престарелый царь пренебрегает ними, отдавая предпочтение военной знати и тем, кто участвует с ним в походах или обеспечивает нужды войны. Представители старинных родов Ассирии решили, что пришло время свергнуть больного царя и поставить на его место того, кто прислушивается к их мнению, и будет отстаивать интересы храмов и древних родов. Почему-то недовольных поддержала значительная часть жречества и это при том, что Шульману-ашаред был глубоко верующим человеком и не скупился для храмов. Избранником заговорщиков стал один из сыновей Шульману-ашареда по имени Ашшур-данин-апли. Восстание, если судить по его размаху, готовилось не один месяц и удивительно, что при этом заговорщиков никто не предал. Шульману-ашаред явно недооценил возможности старинных родов и жречества, отстраненных им от власти в пользу военных

Время для восстания также выбрали подходящее. Главные силы армии, костяк которой составляли ветераны, совершившие с Шульману-ашаредом не один поход, находились в далеком походе за пределами Ассирии. Восставшие, наверняка, рассчитывали на быстрый успех, когда брались за оружие. По-видимому, они были уверены, что сумеют взять власть в руки (то есть свергнуть и убить Шульману-ашареда) до того, как вернется Дайан-Ашшур из своего далекого похода. В этом случае вернувшимся из похода войскам ничего не останется делать, как признать нового владыку и верно служить ему. Так рассчитывали. Наверняка и восстание начали именно тогда, когда армия Дайан-Ашшура находилась за сотни километров от Ассирии на враждебных территориях, и связи с ней, скорее всего уже не было.

Едва Ашшур-данин-апли в Ниневии или Ашшуре (можно только гадать где)  провозгласил себя царем Ассирии, как против власти Шульману-ашареда восстала вся страна. Верными старому царю, по-видимому, остались только вновь завоеванные земли в излучине реки Евфрат, в которых стояли гарнизоны из ветеранов Шульману-ашареда, города, служившие базой ассирийской армии в ее наступлении на Сирию – Дуру, Тушхан и другие, и, возможно, провинция Рацаппа. Все остальные территории империи признали своим царем Ашшур-данин-апли.

В коренных землях Ассирии  в руках престарелого царя остался лишь Калах – столица государства. Горожане Калаха, в отличие от прочих, оказались верны своему государю. Они вооружились и приняли решение защищать Шульману-ашареда и тех членов его семьи, которые остались со старым царем.

Возможно, это оказалось неожиданностью для Ашшур-данин-апли и его окружения. Провозглашая себя царем, мятежный сын Шульману-ашареда, наверняка рассчитывал полностью овладеть ситуацией в стране и отстранить своего отца от власти до того, как вернется армия Дайан-Ашшура. Наверняка он имел своих сторонников в Калахе и рассчитывал быстро захватить столицу и детронизировать отца. Не исключено, что в самом Калахе был также мятеж против власти Шульману-ашареда, подавленный гвардейцами старого царя и верными ему горожанами, или же, жители Калаха обманули надежды Ашшур-данин-апли и дружно встали на защиту Шульману-ашареда. Не исключено даже, что Ашшур-данин-апли совершил нападение на Калах, но был отбит. Кто знает? Источники практически ничего не сохранили о тех бурных месяцах борьбы за власть в Ассирии. Нам известен результат. Калах остался за Шульману-ашаредом. Горожане не предали своего повелителя.    

Больной, старый правитель, обладавший ясным умом бывалого военачальника, прекрасно сознавал, что преданным ему людям нужен вождь. Нужен руководитель, нужен тот, за кем бы они пошли. И этот лидер должен быть молод и царского рода. Только такой вождь давал надежду сторонникам Шульману-ашареда на победу и будущее в случае внезапной смерти старого царя. И такой лидер был найден. Один из сыновей Шульману-ашареда по имени Шамши-Адад был поставлен во главе войск, оставшихся верными старому царю, и, скорее всего, провозглашен наследником трона, а, может даже, и соправителем. Почему выбор пал именно на Шамши-Адада, за какие его качества (или, может, он оставался единственным из взрослых сыновей, кто остался со старым царем в Калахе?), дошедшие до нас источники, молчат.

Таким образом, калахцы вооружились и получили вождя и руководителя. Но что может сделать один город, даже если это столица, против всей страны? Казалось, победа Ашшур-данин-апли – это вопрос времени.

И тут появилась армия Дайан-Ашшура, возвращавшаяся из длительного, тяжелого, но победоносного похода. Можно представить каково было настроение воинов и командиров армии Дайан-Ашшура, когда они узнали, что все их многомесячные труды по завоеванию новых территорий и обогащению страны пошли прахом только потому, что одному из сыновей их повелителя не терпелось, как можно быстрее, взойти на трон. Наверняка, слова «Измена!» и «Предатели!» не сходили с их уст. А как были возмущены ветераны, многие годы сражавшиеся под личным командованием Шульману-ашареда III, когда узнали, что их любимого военачальника и царя какие-то интриганы из храмов и дворцов, зачастую не знавшие что такое сражение и война, решили лишить трона и жизни.

Калахцы восторженно встречали воинов Дайан-Ашшура, вступавших в столицу. Наверняка, во главе встречающих находился сам Шульману-ашаред, счастливый тем, что его ветераны не погибли в далеком походе, а благополучно вернулись домой. Вернулись те, кто составит костяк армии его сына Шамши-Адада, те, кто раздавит гидру мятежа и раздора.

Известие о возвращение в Калах Дайан-Ашшура озадачило Ашшур-данин-апли и его сторонников. Окружение молодого царя прекрасно понимало, что, с возвращением Дайан-Ашшура и его войск, победоносное и успешное до сих пор предприятие по захвату власти в Ассирийской империи сильно осложнялось. Теперь вместо победоносного похода на Калах – последний оплот старого Шульману-ашареда III в центре страны – предстояла тяжелая борьба с неясным исходом.

Окрыленный благополучным возвращением армии Дайан-Ашшура, Шульману-ашаред III совместно с бывалыми военачальниками, товарищами по былым походам, и молодыми, энергичными парнями из окружения своего сына, начал планировать компанию по борьбе с узурпатором и мятежниками.

В штабе Шульману-ашареда и Шамши-Адада не обманывались и не имели радужных надежд на скорую победу. Военачальник, лично планировавший (и проводивший эти планы на практике) более тридцати военных компаний, трезво оценивал ситуацию. Несмотря на возвращение армии Дайан-Ашшура и основных сил армии, силы были не равны. По количеству людей и ресурсам Ашшур-данин-апли превосходил своего отца. И, скорее всего, составляя план борьбы с Ашшур-данин-апли и его сторонниками, Шульману-ашаред и его штаб исходили из того, что воевать придется не один год.

Если судить по тому, как действовал в ходе гражданской войны Шамши-Адад, стратегический план Шульману-ашареда состоял из трех основных этапов.

Первый удар было решено нанести по Ниневии – прежней столице государства и, возможно, ставке Ашшур-данин-апли, - а также поставить под свой контроль коренные земли Ассирии, расположенные между Калахом и Ниневией.

На следующем этапе, опираясь на завоеванное, предстояло очистить от мятежников северные провинции государства и установить прямую связь с гарнизонами и городами в излучине реки Евфрат, оставшимися верными законному правительству, чтобы использовать их, не опустошенные мятежом, ресурсы для дальнейшей борьбы.

И только после этого развернуть наступление на основные опорные пункты восставших на юге и востоке и, тем самым, окончательно разгромить мятежников.

Конец года* прошел в подготовке к походу на Ниневию. Кроме военных мероприятий было решено провести ряд политических. Одним из них явилось провозглашение лимму Ассирии на 32-й год правления Шульману-ашареда самого престарелого царя. Это делалось, по-видимому, с целью, чтобы показать подданным, что Шульману-ашаред еще жив и действует. Не исключено, что в ходе восстания Ашшур-данин-апли и его сторонники распускали слухи о смерти Шульману-ашареда.  

С началом нового, 32-го года правления Шульману-ашареда III, года, когда лимму Ассирии был сам Шульману-ашаред, и 1-го года правления царя Ашшур-данин-апли (кто был лимму в его окружении неизвестно), армия Шамши-Адада выступила из Калаха на Ниневию. И, скорей всего, рядом с боевой колесницей Шамши-Адада ехала боевая колесница Дайан-Ашшура, туртана Ассирии.

Не исключено, что враждебная сторона от своих тайных сторонников в Калахе заранее узнала о походе, и под стенами Ниневии Ашшур-данин-апли собрал свою армию.

Однако все было тщетно. Кто в Ассирии мог устоять в полевой битве перед ветеранами Шульману-ашареда III? Ниневия пала. Сколько времени шли бои за нее: день или месяцы, – нам не известно.

Остаток года прошел в ожесточенных боях за контроль над крохотным (по размерам территории, в сравнении с остальной империей), на стратегически важным (это был самый густонаселенный регион страны, в котором проживали только ассирийцы) районом, расположенным между реками Тигр и Большой Заб, к югу от Ниневии и к северу от Калаха.

Возможно, бои в этом регионе шли и первую воловину следующего 33-го года правления Шульману-ашареда III, года, когда лимму Ассирии был туртан Дайан-Ашшур, и 2-го года правления царя Ашшур-данин-апли (его лимму не известен), и завершились полной победой Шамши-Адада, Дайан-Ашшура и их войск.

Обеспечив тылы, армия, верная старому царю, совершила бросок на север. Наступая вдоль реки Тигр, она овладела крупным городом Уднунна. Из Уднунны, через перевал Андарутта, Шамши-Адад вступил в страну Кумани. Кибшуна – столица Кумани с сильным гарнизоном войск Ашшур-данин-апли – была взята штурмом.

Так было разорвано единство мятежных территорий по реке Тигр и северным землям.

С началом нового 34-го года правления Шульману-ашареда III, когда лимму Ассирии был Ашшур-бунайи-усур, главный кравчий (дословно: податель чаши), и 3-го года правления царя Ашшур-данин-апли (его лимму неизвестен), Шамши-Адад и, возможно, Дайан-Ашшур приступили к реализации второй части стратегического плана Шульману-ашареда: развернули наступление на запад, с целью установить связь с верными гарнизонами и городами в излучине реки Евфрат.

Сражаясь с войсками Ашшур-данин-апли, действовавшими в верхнем течении реки Тигр, Шамши-Адад штурмом овладел городом Курбан и проник в провинцию Уллуба, расположенную к югу от гор Нал. Здесь его воины с боем взяли сильную крепость Тиду – центр провинции. Утихомирив Уллубу, Шамши-Адад внезапно изменил направление похода. Он не стал наступать на сильно укрепленные Амеду и Бит-Замани, которые, к тому же, могли получить помощь с севера из Биаини и с запада, из-за Евфрата, от сирийских владетелей, враждебных Шульману-ашареду. Шамши-Адад повернул на юг, переправился через реку Тигр в страну Катмухи, пересек горы Кашияри, где, надо понимать, навел порядок и вышел к Набулу – один из центров Ашшур-данин-апли в Бит-Бахиани. Возможно, одновременно с наследником трона (а, может, и соправителем?) на эту же провинцию с запада наступали отряды верных Шульману-ашареду военачальников, защищавших западные рубежи империи.

Набулу пал. Затем Шамши-Адад сокрушил защитников города Кахат. Бит-Бахиани перешла под власть Шульману-ашареда III. Отсюда Шамши-Адада, видимо, ушел зимовать в Калах.

С началом 35-го года правления Шульману-ашареда, когда лимму Ассирии был  Йахаллу, абаракку, и 4-го года правления царя Ашшур-данин-апли (его лимму не известен), началась реализация главной части стратегического плана старого царя: разгром противника на его основных территориях.

Ашшур-данин-апли, не имея возможности противостоять ветеранам отца в открытом, полевом сражении, сделал ставку на укрепленные города юга и востока. Возможно, он пытался получить военную помощь из Намру и Кар-Дуниаша. В Вавилоне, скорее всего, ему отказали. Царем Кар-Дуниаша все еще оставался Мардук-закир-шуми, человек, который получил помощь от Шульману-ашареда III в ситуации, сходной с той, в которую попал престарелый царь Ассирии. Отряды же одного Намру погоды не делали.

С началом года Шамши-Адад выступил на юг. Разворачивая наступление вдоль реки Тигр в направлении Вавилонии, Шамши-Адад первый удар нанес по Ашшуру – древней столице государства, священному городу ассирийского народа, одного из главных оплотов Ашшур-данин-апли. Осада была не из легких. Более двадцати лет царь Шульману-ашаред III реставрировал и перестраивал укрепления Ашшура и добился того, что священный для каждого ассирийца город стал первоклассной крепостью, укрепленной по последнему слову тогдашней техники. И теперь этот город предстояло штурмовать воинам Шамши-Адада. Задача была еще та, но молодой военачальник ее разрешил. Ашшур пал. Умение Шамши-Адада, как полководца, оказалось выше храбрости и самоотверженности защитников города. Как Шамши-Адад и Шульману-ашаред III поступили с верхушкой жречества, благословившей от имени Бога Ашшура Ашшур-данин-апли на царство, пощадили ли ее, казнили ли, история умалчивает. За Ашшуром пришла очередь городов Арака, Амат, Хизухина. Отряды Шамши-Адада вышли к границе с Кар-Дуниашем. Убедившись, что соседи настроены вполне мирно, Шамши-Адад начал чистку от мятежников провинции Аррапхи. Его воины взяли штурмом хорошо укрепленные города: Дур-Балати, Дарига, Забан, Лубду, и центр провинции – город Аррапху. Из Аррапхи последовал быстрый переход на север и Арбела (Арбаила) – центр одноименной провинции – пала под ударами таранов войск Шамши-Адада.

Возможно, именно в эти дни блестящих побед сына, когда стало ясно, что участь мятежников решена, умер престарелый Шульману-ашаред III. Он завещал своему преемнику не только трон, но и свою невесту, юную Шамурамат, будущую знаменитую царицу, чье имя и дела сохранились в легендах веков. Греки знали ее как Семирамиду.

На следующий год гражданская война в Ассирии будет завершена. Падут последние центры мятежников на западе государства: Амеду, Тил-Абне и Хиндану. Где-то здесь, видимо, погибнет и сам Ашшур-данин-апли.

Его мятеж дорого обошелся Ассирии.

Были потеряны все завоевания к западу от реки Евфрат.

На севере укрепилась Биаини. На ее сторону перешли многие племена и народы территории, которую в Калахе называли Наири, подвластные до этого Ассирии.

На востоке граница Ассирии вновь шла хребтам стран Киррури, Замуа и границам округа Аррапха. Парсуа, Мидия, Мана, Намру обрели независимость.

На юге (после смерти Шульману-ашареда) забряцали оружием в Вавилоне. Правительство Кар-Дуниаша решило, что наступил момент, когда можно вернуть потерянное при Адад-нирари и Ашшур-нацир-апале.

Ко дню смерти Шульману-ашареда территории Ассирии были меньше, чем в день смерти его отца, царя Ашшур-нацир-апала.

31 год успешных войн пошли прахом. Но виноват в этом был не полководец Шульману-ашаред, а правитель Шульману-ашаред III, прозевавший подготовку к всеобщему восстанию против его власти.

И единственным утешением умирающему старому царю было то, что он умирает царем великой державы, а те, кто посягнул на его трон и жизнь, понесут заслуженное наказание. И что государство достанется тому из сыновей, кто уважал отца и не перечил его воле, а не вероломному и подлому отцеотступнику, попирателю воли Шульману-ашареда.

Шульману-ашаред III был незаурядной личностью. Талантливый и неутомимый полководец, он также любил строительство. Возможно, Калах – новая столица империи – был спланирован при его личном участи. Не исключено, что, и перестройка укреплений Ашшура не раз обсуждалась архитекторами и строителями в присутствии самого царя, который вносил в планы зодчих свои поправки.

Шульману-ашаред умел ценить прекрасное. Он восторгается золотыми дверями дворца царя Аллабрии Ианзу. По его приказу изготовили знаменитые «Балаватские ворота» со сценами походной жизни Шульману-ашареда в его первые одиннадцать лет правления. Он с большим интересом посещает знаменитые города Вавилонии, осматривает достопримечательности Халпы в Сирии.

Он был немножечко тщеславен, оставляя свои многочисленные изображения по разным странам и городам.

Был глубоко верующим человеком. Вероятно, своим личным богом покровителем в молодости он считал Бога Нергала; под старость – отдавал предпочтение Богу Ададу.

Похоже, не страдал подозрительностью и излишне доверял людям, поэтому и подверг свою державу тяжелейшим потрясениям в последние годы своей жизни.

Похоже, в молодости он увлекался женщинами. Не просто так же он берет себе в заложники не сыновей (как было принято), а дочерей царей и их придворных. Любил банкеты и веселые празднества. Бывал щедр к простым людям. Его любили воины и командиры. Любили настолько, что когда, казалась, вся Ассирия поднялась против его власти, армия осталась верна своему кумиру, и до конца его дней защищала своего военачальника (зная, что он уже стар и немощен, и жить ему осталось недолго), даже в мыслях не допуская, что его можно выдать на расправу мятежникам, и, тем самым, купить себе прощение и привилегии у молодого претендента на трон.

_____________

* Разбивка событий гражданской войны по годам весьма условна. Возможны сдвиги по времени в ту или иную сторону. Нам точно известны лишь год начала войны и год ее конца, а также города, взятые войсками Шульману-ашареда, и порядок их завоевания...

 

 

Известные походы Шульмануашареда III:

 

Год вступления на трон (859 г. до н.э.): Поход на север на Биаини (асс.: Урарту).

1-й год правления (858 г. до н.э.): Поход на запад против коалиции государств северной Сирии. Сражения у городов Лутибу и Аламушу.

2-й год правления (857 г. до н.э.): Поход на запад на Бит-Адини и в Сирию.

3-й год правления (856 г. до н.э.): Поход на запад на Бит-Адини и в Сирию.

                                                          Поход на север на Биаини. Сражение на горе Аддура.

4-й год правления (855 г. до н.э.): Поход на запад на Бит-Адини. Сражение на горе Шитамрат.

                                                          Поход на восток, в Мазамуа.

5-й год правления (854 г. до н.э.): Поход на север на Шуприу.

6-й год правления (853 г. до н.э.): Поход на  запад, против коалиции государств Южной Сирии и Палестины. Сражение при Каркаре.

7-й год правления (852 г. до н.э.): Поход на север на Биаини.

8-й год правления (851 г. до н.э.): Поход на юг, в помощь Мардук-закир-шуми, царю Кар-Дуниаша. Сражение у Ганнанате.

9-й год правления (850 г. до н.э.): Поход на юг, в помощь Мардук-закир-шуми, царю Кар-Дуниаша.

                                                           Поход к берегам персидского залива на Бит-Даккури и Бит-Якин.

10-й год правления (849 г. до н.э.): Поход на запад на Хатти и Хамат. Сражение на границе Хамата.

11-й год правления (848 г. до н.э.): Поход на запад на Хатти и Хамат. Сражение в Хамате, к югу от города Аштамаку.

12-й год правления (847 г. до н.э.): Поход на запад на Пакархубуни.

13-й год правления (846 г. до н.э.): Поход на страну Иате.

14-й год правления (845 г. до н.э.): Поход на запад на Хамат и Арам. Сражение на р. Оронт.

15-й год правления (844 г. до н.э.): Поход на север на Биаини.

16-й год правления (843 г. до н.э.): Поход на юго-восток на Намру. Сражение на р. Намрита.

17-й год правления (842 г. до н.э.): Поход на запад в горы Аманус

18-й год правления (841 г. до н.э.): Поход на запад на Арам. Сражение на горе Санир.

19-й год правления (840 г. до н.э.): Поход на запад.

                                                            Поход на запад в горы Аманус.

20-й год правления (839 г. до н.э.): Поход на запад.

                                                            Поход на запад на Куэ.

21-й год правления (838 г. до н.э.): Поход на запад на Арам.

22-й год правления (837 г. до н.э.): Поход на запад на Куэ и Табал.

23-й год правления (836 г. до н.э.): Поход на запад на Мелид.

24-й год правления (835 г. до н.э.): Поход на юго-восток на Намру.

25-й год правления (834 г. до н.э.): Поход на запад на Куэ и Бит-Агуси.

26-й год правления (833 г. до н.э.): Поход на запад на Куэ.

 

Известные самостоятельные походы туртана Дайан-Ашшура.

 

27-й год правления (832 г. до н.э.): Поход на север на Биаини. Сражение на р. Арзания (Арацани).

28-й год правления (831 г. до н.э.): Поход на запад в Хаттину.

30-й год правления (829 г. до н.э.): Поход на север и восток на Наири и Мана.

31-й год правления (828 г. до н.э.): Поход на север и юго-восток на Биаини и Намру.

32-й год правления (827 г. до н.э.) - 33-й год правления (826 г. до н.э.): Участие в гражданской войне в Ассирии. Дожил ли он до конца гражданской войны в 1-м году правления Шамши-Адада V (823 г. до н.э.) или умер раньше, источники не сообщают.


Общий список