Общий список

 

КАРПЕНКО И.К.

(серия "Великие полководцы")

__________________________________________________

 

 

Сокрушивший брата.

 

Шамши-Адад V.

 

Правитель Ассирии.

Жил в IX в. до н.э.

Правил 13 лет (824 – 811 гг. до н.э.).

Шесть лет сражений и походов в гражданской войне.

После еще 7 крупных походов на внешних врагов.

 

Он был одним из сыновей великого полководца – завоевателя царя Ассирии Шульмануашареда III. Был ли он старшим сыном, имел ли какие права на престол, мы не знаем. Возможно, будь в Ассирии все благополучно, он не оставил бы и следа в истории. Но судьба распорядилась иначе.

Воинственный и самовластный Шульману-ашаред III, похоже, очень не любил родовитую знать, тесно связанную с храмами и земледелием. Царь, который большую часть своей жизни провел в военных лагерях и походах, не смог найти общего языка с той частью общества, которая хотела наслаждаться достигнутым и благами мира. Конфликт нарастал постепенно. Пока Шульману-ашаред был здоров и полон сил, недовольные шептались, злились, но предпринимать против скорого на расправу царя что-либо конкретное боялись.

Однако в конце 26-го – начале 27–го года своего правления (833 – 832 гг. до н.э.) Шульману-ашаред III тяжело заболел. Заболел настолько серьезно, что был вынужден отказаться от любимого занятия: водить армию в походы на соседей. Болезнью царя решили воспользоваться все недовольные, как старинные роды, обозленные тем, что им приходится нести все тяготы постоянных войн Шульмануашареда III, а доходы от них получают в основном горожане Калаха и высшая военная верхушка, так и жречество, обиженное на искренне верующего царя за недостаточные (с точки зрения священнослужителей) пожертвования для храмов. Был организован заговор.  Целью заговорщиков было отстранение Шульмануашареда III от власти и передача трона более покладистому правителю, который будет прислушиваться к мнению жрецов и родовитой верхушки старинных ассирийских городов. Нашлась и подходящая кандидатура на трон. Ашшур-данин-апли, один из сыновей Шульмануашареда, с пониманием отнесся к интересам заговорщиков и согласился возглавить движение. Заговорщики провели большую (и тайную) подготовительную работу. Удивительно, что при всей ее масштабности, их никто не предал, и в Калахе до последнего момента не знали, что готовится выступление против власти.

В 31-й год правления Шульмануашареда III, в год, когда лимму Ассирии был Илимукинахи (828 г. до н. э.) Ашшур-данин-апли выступил против отца и провозгласил себя царем Ассирии. К восстанию примкнуло население двадцати семи крупнейших городов империи, большинство из которых находились в коренных ассирийских землях и были населены ассирийцами и большинство провинций страны. На стороне престарелого царя остались лишь армия, жители столицы и ряд городов на границе с Сирией. Сразу же встал вопрос. Кто сможет возглавить армию для борьбы с мятежником? Кто не уступит ему? Кто будет бороться до конца? Только наследник трона и только будущий царь. Но им в условиях гражданской войны мог стать лишь знаток военного дела, человек способный справиться с мятежом, охватившим едва ли не всю империю. Вот тогда и пал выбор на молодого Шамши-Адада. Можно лишь гадать, почему именно на него. У ассирийских царей, как и у большинства восточных правителей того времени было достаточно жен и наложниц, чтобы иметь от них множество сыновей. Может Ашшур-данин-апли не терпел брата, может, Шамши-Адада любили в армии и у него были большие военные способности. А может, он просто любил своего отца и Шульману-ашаред III был уверен, что уж этот сын не предаст, этот не обманет, и будет защищать престарелого царя до последнего вздоха. Кто знает?

Так или иначе, Шамши-Адад был объявлен наследником трона и командующим армии. Старые генералы отца, такие как туртан Дайан-Ашшур, начальник глав Муттарис-Ашшур и другие им подобные составили его штаб.

Началась затяжная гражданская война. Любая война изобилует жестокостями, любая война ужасна, но нет ничего страшнее войны между гражданами одного государства, представителями одного народа. Можно представить с какими чувствами молодой военачальник и его офицеры штурмовали города своей Родины, в которых жили такие же, как и они, ассирийцы. Люди, говорившие на таком же языке, вооруженные таким же оружием, применявшие такие же приемы боя. А что было, когда с оружием в руках сталкивались друг с другом те, кто еще вчера вместе сражался с чужеземными врагами, а то, может, и спали в одной палатке. Нет более ужасной войны, чем война между согражданами. Шамши-Ададу пришлось вести такую войну шесть лет.

Он брал штурмом один мятежный город за другим, а мятеж не уменьшался. Его искры рассыпались по всей стране. Мятеж полыхал в коренных землях Ассирии, разгорался в восточных провинциях Арбела и Аррапха; потрясал верховья реки Тигр от крепости Кар-Шульмануашаред на р. Евфрат до г. Паддира в стране Наири; залил кровью и войной провинции Уллуба, Бит-Замани, Бит-Бахиани, Тил-Абни и бассейн реки Хабур; нарушил привычную жизнь по всему течению реки Евфрат: от города Задди на вавилонской границе до страны Энзите в излучине Евфрата. Везде появлялись сторонники Ашшур-данин-апли, везде были недовольные престарелым царем и те, кто надеялся, что с новой властью для них в жизни все изменится к лучшему. Ни на кого в этой ситуации нельзя было положиться – каждый мог предать. И только армия, те воины-ветераны, которые не в одном походе шли в бой под руководством  своего великого полководца, остались верны Шульману-ашареду и бесстрашно шли в бой за его юным преемником. Какие были битвы, какие схватки, какие маневры совершали обе стороны, какие успехи и неудачи терпели они, мы не знаем. История не сохранила нам описания этой войны, кроме сухого списка городов, которыми овладел, сохранивший верность отцу, сын Шульмануашареда III. Шесть лет опустошалась земля Ассирии, шесть лет лилась ассирийская кровь, и верх в войне медленно, но верно одерживала закаленная в боях с иноземцами, отлично обученная и организованная армия Шамши-Адада. Один за другим под ударами таранов его воинов падали мощные города-крепости, выступившие на стороне Ашшур-данин-апли.

Ниже предлагается реконструкция этой жестокой войны, опустошившей всю Ассирийскую империю, основанная на дошедших источниках, некоторых хронологических расчетах, анализе подобных, хорошо освещенных документами, событий в других странах, и здравом смысле.

Начало своего выступления Ашшур-данин-апли и его окружение решили приурочить к моменту, когда главные силы армии, состоявшие из ветеранов походов Шульману-ашареда III, будут находиться в каком-нибудь далеком походе, из которого они не смогут быстро вернуться.

Заговорщики прекрасно осознавали свои возможности, масштабы недовольства внутренней политикой Шульману-ашареда III населением, и надеялись на быстрый захват власти за то время, пока армия будет отсутствовать.

Расчет был прост.

Пока главные силы армии находятся вне пределов Ассирии, Ашшур-данин-апли в Ниневии (или Ашшуре?) провозглашает себя новым царем Ассирии. Шульману-ашаред III объявляется низложенным и… становится жертвой болезни или несчастного случая. Возможные соперники и претенденты на трон из числа родни Ашшур-данин-апли устраняются.

Чиновники, преданные старому царю или вызывающие подозрение у заговорщиков, лишаются своих постов, а, возможно, имущества и жизни. На их место ставятся люди из числа сторонников Ашшур-данин-апли. Таким образом, к моменту возвращения армии из похода, в Ассирии новое правительство. Армии, как бы ни скрипели зубами от злости ее отдельные командиры и солдаты, ничего не останется, как признать царем Ашшур-данин-апли и принести ему присягу на верность.

Несколько лет пришлось ждать заговорщикам большого и далекого похода ассирийской армии. И только в 31-й год правления Шульману-ашареда III армия под руководством самого главнокомандующего (туртана) Дайан-Ашшура, наконец, выступила. Выступила, чтобы пройти в направлении озера Урмия мечом и огнем по землям северо-восточных соседей империи, обогнуть за далекими восточными хребтами земли Ассирии с востока и обрушиться на, ничего подобного не ждущее, государство Намру, расположенное в бассейне реки Диялы, на юго-восток от империи. Таким образом, минимум три месяца отсутствия армии были гарантированы. Не исключено, что саму идею столь сложного обходного похода, решавшего сразу несколько задач внешней политики Ассирии на севере и востоке, подбросил Шульману-ашареду III и военному руководству страны кто-то из заговорщиков.

Обрадованные сторонники Ашшур-данин-апли потирали руки и ждали, когда преданные старому царю войска отойдут подальше.

Выждав месяц или два, пока армия Дайан-Ашшура не затерялась где-то в далеких горах востока, среди враждебных племени и народов, заговорщики выступили. Ашшур-данин-апли торжественно короновался в Ашшуре (или Ниневии?) Великим царем Ассирийской державы, а вооруженные отряды его сторонников по всей стране начали аресты всех лиц, к которым заговорщики относились с подозрением.

Известие о выступлении Ашшур-данин-апли для Шульману-ашареда III и его окружения, наслаждавшихся жизнью в дворцах Калаха, явилось громом среди ясного неба. Не известно что в эти дни происходило в самой столице. Возможно, и здесь сторонники Ашшур-данин-апли взялись за оружие, но были разгромлены отрядами старого царя и вооруженных горожан. А, может, подобного не было, и сторонники Ашшур-данин-апли в Калахе сидели тихо, ничем не выдавая себя, чтобы открыть ворота города, когда к нему подойдет армия их кумира.

Молодой царь, сделавший своей резиденцией, по-видимому, прежнюю столицу государства – город Ниневию – спешно создавал свою армию, получал известия из регионов, направлял помощь тем своим сторонникам, кто в ней нуждался.

Шульману-ашаред III был лишен этого, так как Калах, скорее всего, сразу же был блокирован отрядами Ашшур-данин-апли и отрезан от связи с прочими районами страны.

А успехи восставших были ошеломляющими. В короткие сроки почти вся страна оказалась в их руках. Власть старого царя сохранялась лишь на территориях, прилегающих к излучине реки Евфрат, в городах, которые служили опорными базами во время походов на Сирию и в Малую Азию и там, где стояли отряды ветеранов Шульману-ашареда III, и, возможно, в провинции Рацаппа.

Окруженный со всех сторон врагами, Калах в считанные часы переходит на военное положение. Все, способные носить оружие, горожане вооружены. Усиленная охрана на стенах. Патрули на улицах. Тщательная проверка тех, кто прибывает в столицу. При Шульману-ашареде III создается штаб по защите города и борьбе с Ашшур-данин-апли. Царевич Шамши-Адад официально объявлен наследником трона, а, может, и соправителем отца. Все энергично готовятся к обороне. Задача, пока, одна. Устоять! Время работает против Ашшур-данин-апли. Рано или поздно армия Дайан-Ашшура вернется из похода, а тогда… Тогда можно будет подумать и про возмездие тем, кто посмел поднять вооруженную руку против законной власти.

Источники не сообщают, ходил ли в эти дни Ашшур-данин-апли походом на Калах, и какие бои были под городом и кто в этом случае руководил обороной столицы – Шаши-Адад ли, а может, сам Шульману-ашаред III лично. Наверняка, что-то происходило в близи стен Калаха, и город устоял.

Главная, в эти первые месяцы гражданской войны, задача – выжить и удержать на троне Шульману-ашареда III – была выполнена. Когда отборные части, возвращающейся из похода, армии Дайан-Ашшура вступили на территорию Ассирии, столица еще держалась. План Ашшур-данин-апли и его сторонников по полному захвату власти в государстве до возвращения армии из далеко похода провалился.

Не надо объяснять в какую ярость пришли Дайан-Ашшур и другие ветераны, как из числа командиров, так и из числа рядовых, когда они узнали о выступлении Ашшур-данин-апли, о попытке низложения Шульману-ашареда III, и арестах сторонников и слуг старого царя. Они прекрасно понимали, что в случае успеха мятежников до их возвращения из похода, их, в лучшем случае, ждала отставка со всех постов и изгнание из армии. Именно поэтому, скорее всего, они суровые и злые, шли ускоренными маршами к Калаху, вбирая в свои ряды уцелевших сторонников Шульману-ашареда III, и все более распаляясь от их рассказов о бесчинствах и беззакониях людей Ашшур-данин-апли в отношении верных старому царю подданных.

Зато какой восторг среди горожан Калаха, какую радость в царском дворце, вызвало сообщение дозорных о появлении на горизонте отрядов Дайан-Ашшура. Какая бурная встреча ждала воинов армии в столице, какие торжества были по этому поводу в городе.          

Пока воины отдыхали после длительного похода, во дворце работали. Шульману-ашаред III, Шамши-Адад, Дайан-Ашшур, Муттарис-Ашшур, Йахалу и другие высшие военачальники и сановники разрабатывали план разгрома мятежников, план длительной гражданской войны. В плане учитывались, как вопросы военной стратегии и тактики, так и политические мероприятия по привлечению на свою сторону колеблющихся сограждан. Важнейшим аспектом войны с политической точки зрения был захват второй (бывшей) столицы государства – города Ниневия – и демонстрация, что царь Шульману-ашаред жив и действует. Более того, он в состоянии разгромить мятежников и наказать непокорного сына. Для этого было решено объявить царя Шульману-ашареда III лимму следующего года. Назначение Шульману-ашареда III человеком, по имени которого велся отсчет времени по всей стране, говорило подданным о том, что царь Шульману-ашаред, вопреки распространяемым врагами слухам о его немощи и скорой смерти, жив и действует. Закон и обычай категорически запрещали считать лимму Ассирии умершего человека.

С политической точки зрения важной задачей являлось изгнание мятежников из коренных территорий Ассирии, районов, заселенных исключительно ассирийцами, и привлечение жителей этого района на свою сторону.

После этого планировалось наступление на север и запад, что опять же имело, как военное, так и политическое значение. Выход отрядов Шульману-ашареда III и Шаши-Адада к северным границам империи лишало Ашшур-данин-апли возможности получить серьезную военную и материальную помощь из враждебного Ассирии Биаини (асс.: Урарту). Прорыв отрядов Шульману-ашареда III и Шамши-Адада на запад позволял установить прямую связь с городами в районе излучины Евфрата, где стояли многочисленные гарнизоны из преданных старому царю ветеранов, и было собрано много военного снаряжения.

Только решив эти задачи, можно было приступать к основному этапу гражданской войны – разгрому главных сил Ашшур-данин-апли в Месопотамии на юге и востоке от Калаха.

После окончания торжеств по случаю возвращения из похода армии Дайан-Ашшура, Шульману-ашаред III провел смотр своих ветеранов и вновь набранных. Тогда же армия присягнула на верность Шамши-Ададу, который отныне лично возглавлял ее. 

То ли в конце этого же 31-го года правления (828 г. до н.э.), то ли с началом 32-го года правления Шульману-ашареда III (когда лимму Ассирии был сам Шульману-ашаред) и 1-го правления царя Ашшур-данин-апли (имена его лимму неизвестны) (827 г. до н.э.), Шамши-Адад выступил на Ниневию.

Значение Ниневии, как политического центра страны хорошо понимали в штабе Ашшур-данин-апли. А потому не будет выглядеть фантазией предположение, что под стенами города Ашшур-данин-апли со своей армией встретил армию брата и дал ей бой. Но кто в Ассирии мог устоять против ветеранов Шульману-ашареда III, участников многих крупных сражений, в открытой полевой битве? Ашшур-данин-апли был разбит.    

Отборный гарнизон Ниневии также не устоял перед умением Шамши-Адада и его военных советников. В город ворвались воины Шульману-ашареда III. Мятежники и их сторонники были безжалостно перебиты. Законный наследник трона ясно давал всем понять, что ждет тех, кто останется на стороне его неразумного брата. За Ниневией пришла очередь городов, расположенных к югу от нее, но к северу от Калаха. Адия, Шибаниба, Имгур-Бел были взяты штурмом. Трудно сказать, когда пали города Ишшибри, Бит-Ирпити (?), Шиму и Шибхиниши, - в компании этого года, или следующего, 33-го года правления царя Шульману-ашареда III (лимму Ассирии был туртан Дайан-Ашшур) и 2-го года правления царя Ашшур-данин-апли (имя его лимму неизвестно) (826 г. до н.э.). Очистив треугольник ассирийских земель между реками Тигр и Большой Заб, Шамши-Адад развернул наступление на север. Наступая вдоль реки Тигр, Шамши-Адад вышел к Уднунне – крупному городу, расположенному на берегу реки Тигр. Сколько времени заняли осада и штурм Уднунны не известно, но Уднунна пала.

Расправившись со сторонниками брата и назначив своих людей на все ответственные посты в местной администрации, Шамши-Адад выступил на Кибшуну – столицу области Кумена – последний крупный и сильно укрепленный город перед северной границей империи. Было ли сражение на перевале Андарутта или армия Шамши-Адада прошла его без боя, источники молчат. Кибшуна пала под натиском воинов Шамши-Адада. Его отряды вышли к границе империи. Единство мятежных территорий на севере страны было разорвано. Пути проникновения армий Биаини в коренные земли Ассирии – перекрыты.

Следующий 34-й год правления царя Шульману-ашареда III (лимму Ассирии Ашшур-бунайа-усур, главный кравчий) и 3-й год правления царя Ашшур-данин-апли (имя лимму не известно) (825 г. до н.э.) прошел в сражениях с войсками Ашшур-данин-апли, действовавшими в верхнем течении реки Тигр. Штурмом овладев Курбаном, Шамши-Адад с армией проник в провинцию Уллуба, расположенную к югу от гор Нал. Здесь его воины с боем взяли сильную крепость Тиду – центр провинции. Утихомирив Уллубу, Шамши-Адад повернул на юг. Многие ожидали, что царевич развернет наступление на Амеду и Бит-Замани, в котором укрепились сторонники Ашшур-данин-апли и куда, возможно, прибыли подкрепления из Биаини и Малой Азии от враждебных Шульману-ашареду III правителей.

Шамши-Адад же переправился через реку Тигр в страну Катмухи, пересек горы Кашияри и, неожиданно для мятежников, обрушился на город Набулу – один из центров Ашшур-данин-апли в Бит-Бахиани. Не исключено, что здесь же, в Бит-Бахиани Шамши-Адад соединился с отрядами западных городов: Дуру, Харрана, Тушхана и других, которые в своем большинстве состояли из ветеранов, завоевавших вместе с Шульману-ашаредом III заевфратские территории. Сокрушив защитников Набулу, Шамши-Адад взял также штурмом город Кахат и, видимо, ушел зимовать в Калах.

С переходом Бит-Бахиани в руки Шульману-ашареда III и Шамши-Адада была окончательно похоронена надежда (если она была) Ашшур-данин-апли и его сторонников получить военную помощь с севера из Биаини и Малой Азии от царей Кумани (Мелид), Куэ, Табала и других, ненавидящих Шульману-ашареда III за его прежние деяния.

Рассчитывать на помощь с юга из Кар-Дуниаша Ашшур-данин-апли не приходилось. В Вавилоне правил царь Мардук-закир-шуми, человек, который навсегда остался благодарен Шульману-ашареду III за спасение его трона, целостности государства и, возможно, жизни в те бурные и опасные для царя Кар-Дуниаша годы (8-й и 9-й годы правления Шульману-ашареда III (851 и 850 гг. до н.э.)), когда против Мардук-закир-шуми поднял мятеж его родной брат Мардук-бел-усате. Возможная же помощь из разгромленного Дайан-Ашшуром Намру и слабых правителей востока существенной роли для мятежников сыграть не могла. Таким образом, на этом этапе войны Ашшур-данин-апли оставался один на один с грозной армией своего брата.

С началом 35-го года правления царя Шульману-ашареда III (когда лимму Ассирии был Йахалу, абаракку) и 4-го года правления царя Ашшур-данин-апли (имя его лимму не известно) (824 г. до н.э.) Шамши-Адад выступил на юг.

Разворачивая наступление вдоль реки Тигр, в направлении Вавилонии, Шамши-Адад первый удар нанес по Ашшуру – древней столице государства, священного города ассирийского народа, одного из главных оплотов Ашшур-данин-апли. Осада Ашшура была не простым делом. Город был укреплен по последнему слову тогдашней военной техники. Его защищал сильный гарнизон. Ашшур-данин-апли и его сторонники понимали политическое и экономическое значение Ашшура. Прародина всех ассирийцев. Их древняя столица. Центр Бога Ашшура – государственного бога империи. В храмах Ашшура были собраны огромные богатства, которые всегда можно было использовать для подкупа колеблющихся, закупок военного снаряжения, привлечения в свою армию иностранных наемников. Пока Ашшур-данин-апли владел Ашшуром, в глазах народа он выглядел царем, равным своему отцу. С падением Ашшура политический престиж Ашшур-данин-апли резко падал. В глазах многих сограждан (особенно среди колеблющихся и сомневающихся) он становился царем неудачником. А потому за Ашшур сторонники Ашшур-данин-апли дрались отчаянно. Сколько дней, недель или месяцев шли эти бои источники не сообщают. Ашшур пал. Умение Шамши-Адада, как полководца, оказалось выше храбрости и самоотверженности защитников города. Как Шамши-Адад поступил с верхушкой жречества, благословившей от имени Бога Ашшура Ашшур-данин-апли на царство, пощадил ли ее, казнил ли или отправил к отцу в Калах, история умалчивает. За Ашшуром пришла очередь городов Арака, Амат, Хизухина. Отряды Шамши-Адада вышли к границе с Кар-Дуниашем. Убедившись, что соседи настроены вполне мирно, Шамши-Адад начал чистку от мятежников провинции Аррапхи. Его воины взяли штурмом хорошо укрепленные города: Дур-Балати, Дарига, Забан, Лубду, и центр провинции – город Аррапху. Из Аррапхи последовал быстрый переход на север и Арбела (Арбаила) – центр одноименной провинции – пала под ударами таранов войск Шамши-Адада.

После падения Арбелы в руках мятежников остались только западные провинции государства. На них и начал готовить новый поход Шамши-Адад. Возможно, именно в эти дни умер Шульману-ашаред III. Старый царь не дожил до победы, умер на пятый год войны, в 35-й год своего правления. Перед своей смертью он передал своему наследнику свою невесту, юную Шамурамат, будущую знаменитую царицу, чье имя и дела сохранились в легендах веков. Греки знали ее как Семирамиду.

На шестой год войны в 1-й год правления царя Шамши-Адада V (когда лимму Ассирии был Бел-бунайи, главный податель чаши) и 5-й год правления царя Ашшур-данин-апли (имя его лимму не известно) (823 г. до н.э.) Шамши-Адад сокрушил брата. Начав со штурма Амеду, расположенного в Бит-Замани на западном берегу р. Тигр, Шамши-Адад прошел через провинцию Тил-Абне (здесь его воины взяли с боем центр провинции) на среднее течение реки Евфрат. В провинции Хиндану пал последний оплот Ашшур-данин-апли, последний крупный город-крепость – город Хиндану, - двадцать седьмой по счету. Ашшур-данин-апли, видимо, погиб, а его сторонников, растерявшихся после смерти лидера, без труда перебили карательные отряды нового владыки империи.

Удостоверившись в смерти брата, Шамши-Адад, вероятно, еще раз торжественно провозгласил себя новым царем Ассирии и женился на Шамурамат, которая стала его главной женой и царицей государства.

Сразу же после торжеств в Калахе по случаю победы в гражданской войне, в тот же год Шамши-Адад совершил поход на север, в земли Наири. Здесь он прошелся по ассирийским провинциям и прилегающим к ним землям Наири, истребляя сторонников брата и принимая дань упряжными лошадьми от местных властителей. «Я точно сетью покрыл страну Наири* на всем ее протяжении», - заявляет он гордо в своих анналах. Только Наири его времени по территории гораздо меньше Наири эпохи Тукулти-апал-Эшарры I, когда она простиралась от Ассирии до Кавказских гор. Теперь Наири узкая полоска независимых или зависимых стран и племен между двумя могущественными государствами: Ассирией на юге и Биаини (ассирийцы называли его Урарту) на севере. Видимо, в ходе этого похода Шамши-Адад лично оценивал силу и могущество северного соседа, правитель которого Ишпуини, пользуясь междоусобицей в Ассирии, основательно расширил свои владения и показал всем подвластным правителям, что внутренние неурядицы в империи преодолены, и новое правительство Ассирии не потерпит каких-либо задержек с выплатой дани и уклонения от повинностей.

Попытка Ашшур-данин-апли стать царем Ассирии дорого обошлась государству.

Были потеряны почти все завоевания к западу от реки Евфрат.

На севере укрепилась Биаини. На ее сторону перешли многие племена и народы территории, которую в Калахе называли Наири, подвластные до этого Ассирии.

На востоке граница Ассирии вновь шла хребтам стран Киррури, Замуа и границам округа Аррапха. Парсуа, Мидия, Мана, Намру вновь обрели независимость.

На юге (после смерти Шульману-ашареда) забряцали оружием в Вавилоне. Правительство Кар-Дуниаша решило, что наступил момент, когда можно вернуть потерянное при Адад-нирари и Ашшур-нацир-апале.

Ко дню окончания войны территории Ассирии были меньше, чем в день смерти царя Ашшур-нацир-апала II (859 г. до н.э.).

Погибли тысячи ассирийских солдат. Десятки, если не сотни тысяч подданных остались без имущества. Сильно пострадали конные ресурсы государства.

И хотя Ассирия оставалась великим государством, ее мощь была далеко не та, что при царях Ашшур-нацир-апале II и Шульману-ашареде III.

Несмотря на это Шаши-Адад понимал, что рост влияния Биаини в Наири серьезно угрожает Ассирии. Именно поэтому во 2-й год своего правления, когда лимму Ассирии был сам Шамши-Адад (822 г. до н.э.), Шамши-Адад отправил на север, на следующий год своего правления, военачальника Муттарис-Ашшура «мудрого, опытного в битве, разумного». Сам же Шамши-Адад остался в стране, приводя в порядок территории, опустошенные гражданской войной.

В своем походе Муттарис-Ашшур вышел на южный берег «Верхнего моря» (оз. Ван), где сжег одиннадцать селений Ишпуини. Таким образом, Тушпе (столица Биаини, располагалась на западном берегу оз. Ван) показали, что Ассирия более не потерпит продвижения биаинийских войск в южном направлении.

Во 3-й год своего правления, когда лимму Ассирии был Йахалу (821 г. до н.э.),  Шамши-Адад лично пошел в поход на восток, по старым маршрутам своего отца. Он шел в районы развитого коневодства. Ему, как воздух, нужны были табуны лошадей. Гражданская война опустошила не только человеческие, но и конские резервы страны.

Шамши-Адад перешел р. Забан, перевалил горы Куллар. Правители прилегающих государств и земель, через которые шли ассирийские отряды, кто еще помнил безжалостные походы грозного Шульмануашареда III, торопливо преподносили дань новому царю Ассирии. Цари и вожди Хубушкии, Сунби, Мана, Парсуа спешили преподнести в дар лучшие упряжки лошадей, обученных ходить в колеснице, - дань в которой так нуждалась разоренная Ассирия. Жители же страны Месаи допустили ошибку. Решили спрятаться от ассирийцев. Бросив свои селения, они со своим добром, скотом, верблюдами забрались высоко в горы. Шамши-Адад так описывает дальнейшие события: «Они укрепились на трех горных вершинах, что свисают с небес, подобно облакам, куда не достигает и летящая птица. Я погнался следом за ними. Те горные вершины я окружил. Я взлетел следом за ними, как орел, перебил их многочисленных воинов, заставил спуститься с гор их полон, скот, их двугорбых верблюдов». В наказание за бегство Шамши-Адад сжег пятьсот селений месайцев, чтобы думали в следующий раз, что делают, и вышел к стране Гизильбунд (на северо-запад от современного г. Нехавенд в Иране?). Здесь Шамши-Адад взял штурмом город Кинаки; получил дань лошадьми от правителей г. Сасиашу и г. Карсибуту, и двинулся на г. Ураш. В Ураше собрались войска Гизильбунда. Его царь Пиришата решил сражаться. Это были тщетные потуги. Ассирийцы  с ходу взяли Ураш. Шесть тысяч защитников полегли на месте; тысяча двести попали в плен вместе с царем. В г. Цибари Шамши-Адад воздвиг огромную стелу с описанием своих подвигов. А, получив дань от страны Субару, Шамши-Адад атаковал Мидию. Ханисарук Мидийский начал спешно собирать свою армию на вершине одной из гор. Ассирийцы пришли раньше, чем рассчитывал мидиец. Две тысячи пехотинцев и сто сорок всадников мидян без труда были разбиты отрядами Шамши-Адада. Столица Мидии – г. Сагбиту и одна тысяча двести ее селений были разграблены и преданы огню за эту попытку сопротивления.

Опустошив Мидию, отягощенный добычей, самую ценную часть которой составляли многочисленные табуны местных пород лошадей, Шамши-Адад двинулся в обратный путь. Мансуарата, правитель г. Аразиаша и одна тысяча семьдесят его воинов пали, пытаясь остановить продвижение ассирийцев. Прочие двадцать восемь правителей земель Парсуа, Мана и Наири покорно выплатили дань.

В 4-й – 8-й годы правления Шамши-Адада (820 – 816 гг. до н.э.) ассирийцы вели сражения с войсками Ишпуини Биаинийского на севере, с повстанцами Катмухи, имели столкновения с вавилонянами, но сам царь в этих походах участия не принимал. Был занят внутригосударственными проблемами. Страна все еще переживала последствия гражданской войны.

В 9-й год правления, когда лимму Ассирии был Шарпати-Бел, наместник Нацибины (815 г. до н.э.) Шамши-Ададу опять пришлось взять в руки оружие. Пограничные столкновения с вавилонянами развернулись в большую войну.

В этот год 15 симану (май – июнь) Шамши-Адад во главе многотысячной армии выступил в поход на юг. О том, насколько был уверен в своих силах ассирийский полководец, говорит развлечение в виде охоты, которое устроил себе Шамши-Адад между городами Задди и Забан, в начале похода. Наохотившись, Шамши-Адад с армией двинулся дальше. Город Ме-Турнат сдался, едва его окружила ассирийская армия. Затем наступила очередь города Карне, расположенного за рекой Турнат. Форсировав реку в половодье, ассирийцы штурмом взяли укрепленный Карне и разграбили двести окружающих его селений. Следующим сдался г. Ди’бина. Города Датебир и Издуиа и двести селений из округи за сопротивление были преданы огню. При их обороне пали триста тридцать вавилонских воинов. Город Кирибти, куда из окрестных селений бежало напуганное население, также был захвачен. Пятьсот его защитников полегли в бою.

Разрушив Кирибти, Шамши-Адад направился к сильно укрепленному городу Дур-Папсукал, в котором собрались беженцы из четырехсот пятидесяти семи вавилонских селений. Дур-Папсукал был одной из резиденций царя Вавилона Мардук-балатсу-икби. В городе располагался царский дворец, проживала часть женщин царского гарема. Гарнизон города состоял из шестнадцати тысяч профессиональных воинов. Командир гарнизона сдаться ассирийцам отказался. Штурм Дур-Папсукала был первой серьезной военной операцией Шамши-Адада за время этого похода. Вавилоняне были готовы к штурму: мощные укрепления, многочисленный, сильный гарнизон. Но было одно но! Против них действовал полководец, взявший штурмом двадцать семь самых укрепленных городов Ассирии, полководец, который владел всеми тонкостями ведения осад и штурмов городов и крепостей. Вавилоняне защищались отчаянно. Об этом говорят их потери. Тринадцать тысяч защитников из шестнадцати тысяч полегли в бою. Шамши-Адад взял очередную твердыню в своей богатой на штурмы военной биографии.

Едва ассирийцы успели разобраться с Дур-Папсукалом, как разведчики донесли, что к городу подходит армия царя Вавилона. Мардук-балатсу-икби, который спешил на помощь защитникам Дур-Папсукала, наверняка, был разочарован своим опозданием. Он мог сразу же уйти, узнав о падении города, однако не сделал этого. По приказу царя Вавилона на берегу р. Дабан, рядом с Дур-Папсукалом, его армия развернулась для битвы. Она была сильной и многочисленной. Кроме вавилонян в ее составе находились отряды союзников из Калду (то есть арамейских государств Бит-Амуккани, Бит-Даккури, Бит-Якина), Элама, Намру и Аруму. Шамши-Адад принял вызов и выстроил свою армию для сражения.

Войска, скорее всего, были выстроены следующим образом. Впереди линии боевых колесниц (одна или две). За ними отряды пехоты – лучников и копьеносцев. На флангах кавалерия. Это был период, когда ударной силой армии в больших равнинных сражениях все еще считались боевые колесницы, но грамотные военачальники уже понимали преимущества перед боевыми повозками более маневренных и быстрых отрядов конницы. В сражении при Дур-Папсукале Мардук-балатсу-икби был разбит. Пять тысяч его воинов пали. Прочие стремительно бежали. Они улепетывали с такой скоростью, что в руки ассирийцев попали относительно небольшие трофеи: две тысячи пехотинцев, двести всадников, сто колесниц, шатер и походная кровать царя Вавилона.

Пусть на юг был открыт. Шамши-Адад взял штурмом еще один город, чье название не сохранилось, и угнал в Ассирию его правителя Баба-аха-иддина со всем имуществом и семьей. На этом, видимо, компания этого года завершилась.

В свой 10-й год правления, когда лимму Ассирии был Бел-убалат (814 г. до н.э.) Шамши-Адад снова возглавил армию в походе на юг. В ходе этого похода он взял штурмом города – центры округов (последние разорили): Дер, Лахиру, Ганнанате, Дур-Папсукал (вторично), Бит-Редути, Ме-Турнат (опять). Помимо них были взяты города-крепости: Анураби, Хумхумиа, Шаррат-Дери, Белит-Аккадаи, Шималиа, Палил, (Сиппар?)-Ануниту, Мар-Бити. Что делал в это время Мардук-балатсу-икби остается загадкой.

В 11-й год правления, когда лимму Ассирии был Мушекниш, наместник Кирури (813 г. до н.э.), Шамши-Адад в своем третьем походе в Вавилонию занял города Куту, Вавилон и Борсиппу. Он с уважением отнесся к их храмам, совершив жертвоприношения местным богам.

На следующий год, когда лимму Ассирии был Нинурта-ашаред, наместник Салмата (812 г. до н.э.), Шамши-Адад побывал с армией на берегах Персидского залива, в странах Приморья. Источники не сообщают, оказали ли местные арамейские государства Бит-Амуккани, Бит-Даккури и Бит-Якин сопротивление или нет, но дань они выплатили.

В 13-й год своего правления, когда лимму Ассирии был Шамаш-кумуи, наместник Аррапхи (811 г. до н.э.), Шамши-Адад вновь в Вавилонии. Он установил вавилонянам новые границы и наложил на них налог в пользу Ассирии. Многолетняя война завершилась полной победой Шамши-Адада V.

По возвращении из похода он умер, оставив государство своей супруге Шамурамат и своему несовершеннолетнему сыну Адад-нерари III. Четыре года Шамурамат твердой рукой  управляла Ассирией и передала власть сыну в его 5-й год правления – год, когда Адад-нерари стал достаточно взрослым, дабы самостоятельно управлять государством.

______

* Географическое понятие «страна Наири» нельзя путать с официальным названием государства «страна Наири», расположенным между Ассирией и Биаини, столицей которого был город Хубушкиа.

 

Известные войны и походы Шамши-Адада V.

31-й год правления Шульмануашареда III – 1-й год правления Шамши-Адада V  царем (828 – 823 гг. до н.э.): Шесть лет походов, сражений и штурмов в гражданской войне.

Год провозглашения царем: Поход на Наири.

Год 3-й (821 г. до н.э.): Поход на восток, на страны Наири, Мана, Парсуа, Мидия.

Год 9-й (815 г. до н.э.): Поход на Вавилонию.

Год 10-й (814 г. до н.э.): Поход на Вавилонию.

Год 11-й (813 г. до н.э.): Поход на Вавилонию.

Год 12-й (812 г. до н.э.): Поход в Приморье, к берегам Персидского залива.

Год 13-й(811 г. до н.э.): Поход в Вавилонию.


Общий список