Общий список

КАРПЕНКО И.К.

(серия "Великие полководцы")

__________________________________________________

 

Лев из Ассирии.

 

Шаррукин II

Правитель Ассирии

Жил в VIII в. до н.э.

Правил в 722 – 705 гг. до н.э.

Совершил более 19 походов.

 

С его воцарением много не ясного. Он являлся сыном царя Ассирии Тукулти-апал-Эшарры III, братом царя Ассирии Шульману-ашареда V, но имел ли он права на престол или взял его в обход прав какого-то из своих братьев – это вопрос. О том, что у Шаррукина II были проблемы с его правом занимать трон законно, может свидетельствовать факт, что царские списки Кар-Дуниаша (столица – город Вавилон) относили царей Тукулти-апал-Эшарру III (В Вавилоне известен под именем Пулу) и его сына Шульману-ашареда V (в Вавилоне известен под именем Улулуай) к династии Балтал. А Шарруна II и всех его потомков эти же списки относили к династии Хабигал. Таким образом, можно сделать вывод, что Шаррукин II, видимо таки, не имел каких-либо прав на престол Ассирии и взяд его в обход прав то ли своих племянников – детей Шульману-ашареда, то ли какого-то из своих братьев.

Шаррукин взошел на трон зрелым, опытным и бывалым человеком. Его сыну Сен-ахха-ериб было достаточно лет, чтобы отец оставлял его вместо себя в столице во время своих дальних походов и доверял сбор разведданных  и прием посланцев соседей. Нам даже неизвестны титул и должность Шаррукина в момент, когда ему улыбнулась судьба, и он взошел на трон могущественнейшей империи.

Судя по действиям Шаррукина в ранге царя, свою молодость он провел в армии Тукулти-апил-Эшарры III, где многому научился у великого полководца.

Шел месяц тебет - десятый месяц 5-го года правления царя Ассирии Шульману-ашареда V (722 г. до н.э.). Главные силы ассирийской армии который год стояли под городом Шамерон (библ.: Самария) -  столицей государства Израиль. И не просто стояла, а то и дело предпринимала попытки овладеть сильно укрепленным оплотом царей десяти с половиной (из двенадцати) племен Израиля.

Во 2-й год своего правления (725 г. до н.э.) царь Ассирии Шульману-ашаред V, сын великого полководца и правителя Тукулти-апил-Эшарры III, появился с отборной армией в Палестине. Хошеа (библ.: Осия), царь Израиля, был разбит и сдался на милость победителя. Хошеа пощадили и оставили на престоле своего государства. При этом Хошеа (Осия) принял присягу верности царю Шульману-ашареду, и обязался выплачивать ежегодную дань. Удовлетворенный достигнутым соглашением, Шульману-ашаред отправился домой в Калах. Однако, стоило царю Ассирии покинуть Палестину, как Хошеа отправил послов в Та-Мера (совр.: Египет), предлагая, вероятно, царю Тефнахту, правителю Саиса и Нижнего Египта, союз против Ассирии. Разведчики и сторонники Ассирии из числа израильтян тут же известили о поступке царя Израиля Шульману-ашареду.

Царя Ассирии Шульману-ашареда вероломство Хошеа (Осии) привело в ярость: клясться в преданности Царскому дому Ашшура и слать тайных гонцов к Царскому дому Египта.

- Негодяй должен быть наказан! – так решили в Калахе и сильная ассирийская армия во главе с царем двинулась на Израиль (видимо в нисане) 3-го года правления (724 г. до н.э.) царя Шульману-ашареда V.

Тефнахт помощи Израилю не оказал: у него хватало проблем в Египте. Возможно, что у Тефнахта начались столкновения с царем Куша Пи (вар.: Пианхи).

Хошеа (Осия) оказался не в силах противостоять ассирийцам и, бросив Израиль на разграбление, укрылся за стенами отменно укрепленного Шамерона (Самарии). Ему оставалось уповать лишь на помощь Богов.

Армия Ассирии была отлично обучена. Ее саперы не знали равных. На их счету были десятки сильнейших городов и крепостей Вавилонии, но и они не рискнули штурмовать Шамерон. Оценив укрепления израильтян, ассирийское военное командование отказалось от штурма, и отдало приказ о начале долговременный осады. Шамерон обложили со всех сторон и стали ждать, когда защитники капитулируют от недоедания или обозленные голодные жители столицы Израиля сами сдадут город, выдав вероломного царя.

Хошеа, вероятно, рассчитывал, что в конце года ассирийцы, согласно традиции, снимут осаду и удовлетворенные новым договором и выплаченной данью, уйдут домой. Однако, царь Израиля жестоко ошибся. Шульмну-ашаред, который лично находился при армии, требовал безоговорочной капитуляции и осады в конце года не снял. Хошеа (Осия) понял, что нового договора с ассирийцами у него, на этот раз, не будет, как и пощады от разгневанного владыки Ассирийской империи, а потому защищался отчаянно. Он убедил шамеронцев (библ.: жителей Самарии) держаться до последнего, в надежде, что армия Египта придет им на помощь. В результате центр политической власти Ассирии надолго переместился под стены вражеского города.

То ли Шульману-ашаред не хотел губить в штурмах своих воинов, то ли на самом деле не знал как взять Шамерон (Самарию), то, наоборот, чересчур рьяно вмешивался в дела главнокомандующего – туртана Нинурта-илайи, мешая ему вести боевые действия, но осада затянулась почти на три года.

Именно в конце этой осады, длившейся почти три года, и произошли события, столь круто изменившие судьбу военачальника Шаррукина.

Когда воля и ресурсы оборонявшихся израильтян истощились и стало ясно, что ни сегодня – завтра изнемогающие защитники столицы Израиля сдадут город, у ассирийцев что-то произошло. То ли Шульману-ашаред внезапно умер сам от какого-то недуга, то ли ему помогли свои, то ли он пал от руки осажденных – источники не сообщают. В начале месяца тебет 5-го года правления (722 г. до н.э.) царя Ассирии Шульману-ашареда V, владыка Ассирии, сын Тукулти-апил-Эшарры III, отправился на встречу с предками, и Ассирийская империя осталась без повелителя. Что последовало за смертью Шульману-ашареда V покрыто мраком неизвестности. То ли у Шульману-ашареда не было сына – наследника трона, то ли его права проигнорировали, воспользовавшись ситуацией. Царь умер в военном лагере в решающий момент осады важного стратегического объекта. В результате этого, у военных вельмож Ассирии было два варианта: либо избрать царя самим тут же в лагере, либо снимать осаду с Шамерона (Самарии) и возвращаться в Калах (столицу государства). А иначе в столице высшие гражданские чины государства изберут нового царя без участия военных и тогда неизвестно, какие ресурсы и привилегии потеряет армия. А потому для военных самым разумным было избрать царя самим из своей среди, из числа участвующих в осаде Шамерона (Самарии) членов правящего царского дома, и поставить гражданскую знать империи перед свершившимся фактом. Так, скорее всего, и поступили. Хотя, не исключены и другие варианты восшествия Шаррукина на трон. В первом, Шаррукин был главой заговора, устранившего Шульману-ашареда, и царем – узурпатором, силой отобравшим трон у предшественника. Во втором, - Шаррукина возвели на трон воины и командиры среднего ранга, вопреки мнения высшей военной знати. О возможности последнего варианта говорит факт смещения туртана Нинурты-илайи со своего поста и передачи должности туртана военачальнику Ашшур-иса-данину (вариант чтения имени: Ашшур-нирка-даину).

Так или иначе, но 12 тебета под ликующие крики воинов и командиров, был возложен венец царствования на сына Тукулти-апал-Эшарры III по имени Аркеан, который в знак своего восшествия на трон принял новое, тронное имя Шаррукин. И в эти же дни произошло событие, которое окружающие восприняли, как счастливое начало правления нового владыки империи: пал Шамерон (Самария). То ли обороняющиеся, истощенные долгой осадой, сдались сами, в расчете на более доброе отношение к провинившимся нового царя, то ли Шаррукин, сразу же после своего избрания, организовал штурм, в ходе которого ассирийские воины ворвались в город, - источники не сообщают. Известно одно: столица Израиля – город Шамерон (библ.: Самария) – пал вскоре воцарения Шаррукина II. Хошеа угодил в плен. Дальнейшая его судьба неизвестна.

Хотя не исключено, что Шульману-ашаред умер в тот в момент, когда измученные голодом, так и не дождавшиеся помощи из Египта, израильтяне открыли ворота Шамерона (Самарии) и ассирийская армия начала входить в город. Именно поэтому еврейские источники приписывают честь взятия Шамерона (Самарии) царю Шульману-ашареду, а ассирийские источники – царю Шаррукину.

Но, так или иначе, военачальник Шаррукин стал царем могущественной Ассирийской империи. А отряды Ассирии начали оккупацию городов и селений Израиля. Царь Шаррукин принял решение ликвидировать царство Израиль, а на его земле учредить новую провинцию Ассирии.

Весть о смерти царя Шульману-ашареда, родного сына грозного Тукулти-апил-Эшарры, всколыхнула империю, принесла надежу покоренным народам на скорое освобождение. Зашевелились и соседи.

На северных границах Ассирии в могущественной Биаини (асс.; Урарту) к власти пришел царь Руса I, сын Сардури II. И хотя не все хотели видеть Русу на троне, последний сумел захватить власть и безжалостно вырезал всех сомневающихся в его праве быть владыкой государства. Узнав о смерти Шульману-ашареда, в Тушпе (столице Биаини) (асс.: Турушпа), в окружении царя Русы I, заговорили о реванше и восстановлении былого величия, погубленного при царе Сардури II.

В Гордионе, столице могущественных мушков (греки называли эту страну Фригией), чьи интересы сталкивались с ассирийскими на юго-востоке Малой Азии, царь Мита (гр.: Мидас) начал прикидывать: нельзя ли расширить свое влияние на востоке, воспользовавшись сменой правителя у соперника.

В Сузах при дворе царя Хумбан-Никаша, правителя обширного государства Хатамти (Элама), стали прикидывать, что можно отхватить от восточных владений Ассирии.

В соседнем Египте оживились беглецы из Палестины, Финикии и Сирии, осаждая дворцы местных властителей с просьбами помочь им вернуться на Родину для организации антиассирийского восстания. Они давали слово передать Палестину и, возможно, Сирию под власть новосозданной кушито-египетской державы. Понятно, что подобные предложения находили благожелательную заинтересованность при дворах местных правителей и вельмож. А потому, новый повелитель Египта - царь Куша Пи(анхи) отправил правителя Газы Ханнуну, прибежавшего на берега Нила при Тукулти-апил-Эшарре, обратно на Родину с золотом и обещанием военной помощи тем властителям Палестины, Финикии и Сирии, кто захочет перейти из под тяжелой власти Ашшура под более легкое покровительство Напаты.

Весть о смерти под Шамероном царя Шульману-ашареда V всколыхнула всю Вавилонию и Нижнее Междуречье. Тамошнее население возжелало независимости. Нашелся и лидер. Энергичный правитель «страны моря», как называли ее ассирийцы, или государства Бит-Якин, как называли его вавилоняне, Мардук-апла-иддин во главе своих отрядов направился в город Вавилон.

В нисане нового года (721 г. до н.э.) в Вавилоне восторженные жители открыли городские ворота армии Мардук-апла-иддина, провозгласившего себя освободителем от ассирийского господства и новым царем Кар-Дуниаша (Шумера и Аккада). Арамейские племена Руа, Хиндару, Ятбуру, Пукуду, Суту, жившие по берегам р. Укну и на границах с Хатамти (библ.: Элам), поддержали стремление нового царя Кар-Дуниаша к независимости от Ассирии. По всей Вавилонии начали уничтожать ассирийских наместников, купцов и сторонников, и избивать ассирийские гарнизоны. Их остатки в панике бежали, бросая все. Тысячи добровольцев потянулись в армию Мардук-апла-иддина: вавилоняне жаждали мести жестоким завоевателям. Многие селения и города отправляли лучших своих сынов для борьбы с ненавистными ассирийцами. В Сузы отбыло посольство Мардук-апла-иддина с предложением дружбы и военного союза. Хумбан-Никаш, царь и повелитель Хатамти (библ.:Элам) охотно подписал договор о дружбе и военном союзе, тем самым открыто объявляя о начале войны Хатамти (Элама) с Ассирией.

Однако не все в Вавилонии поддержали устремления Мардук-апла-иддина к созданию независимого Кар-Дуниаша. Ряд городов имели привилегии, полученные ими от царей Ассирии, и не хотели их терять в связи со сменой власти (к примеру, Сиппар). К тому же царь Шаррукин II, вступив на трон, подтвердил эти привилегии. В некоторых городах и селениях стояли крупные подразделения ассирийской армии (в частности, в городе Дер (командир Шамаш-Бел-уцур) и Бит-Даккури (командир Набу-хаматуа)). Естественно, что в этих районах никто не выступал в поддержку Мардук-апла-иддина. Еще в ряде районов сами местные жители предпочли сильную, твердую, стабильную власть владык Ниневии непонятной, полной неопределенности, системе правления выходцев из Приморбя.

Но несмотря на наличие довольно многочисленных сторонников Ассирии, ситуация в Вавилонии очень быстро стала меняться в Худшую сторону. Энергичный Мардук-апла-иддин в короткие сроки собрал довольно крупную армию и призвал царя Хатамти Хумбан-Никаша в Вавилонию для объединения сил.

На далеком востоке зашевелились вожди мидийцев: и для них пришел час свободы и независимости!

Шаррукин же, несмотря на идущие со всех сторон неутешительные, а подчас и панические вести, не торопился, не мчался спасать положение. Он занимался устройством завоеванного Израиля. Он справедливо рассудил, что месть мятежникам и врагам подождет. А вот, если не укрепить власть Ассирии в новой провинции на землях Бит-Хумрии (= Земля Омри; так называли ассирийцы Израиль по имени израильского царя Омри), то придется вновь воевать на этих территориях и вновь тратить время и силы на вторичное подчинение завоеванной страны. А для чего делать подобную глупость?

Чтобы покоренным не пришла в голову крамольная мысль восстать против новой власти, Шаррукин начал массовое выселение израильтян с земель их Родины. Только из Шамерона (Самарии) было выведено и расселено по землям империи 27.280 человек. Израильтян селили в городах Мидии и Персии, селениях по реке Газан и границе с Хатамти (библ.: Элам), в Вавилонии и ассирийских городах Калахе, Хаворе и Ниневии. На опустошенные земли Израиля, по велению царя Ассирии,  пришли новые поселенцы: жители Вавилонии, Куты, Аввы, Хамата, Сеппараима и Хуфы. Особенно много было хуфейцев из страны Парсуа. Со временем переселенцев стали называть самаряне (или самаритяне), отличая этим названием жителей Шамерона (Самарии) неизраильского происхождения. В городах и перестроенных крепостях стали ассирийские гарнизоны.

Конец 722 и большая часть 721 гг. до н.э. (года вступления и 1-го года правления царя Шаррукина) ушли на устройство новой ассирийской провинции на землях бывшего царства Израиль. Одновременно царь Шаррукин провел ряд мероприятий по укреплению власти Ассирии в Сирийских провинциях империи, в которых преобладало хетто-хурритское население. Людей племени Ту’муна, осмелившихся не подчиниться, Шаррукин частью перебил, частью выселил в Южную Вавилонию, в районы, где еще стояли ассирийские гарнизоны.

В столицу государства, город Калах, новый владыка империи явно не спешил. Похоже, его избрание на трон пришлось не по вкусу высшей гражданской знати государства.

Видимо, лишь в конце своего 1-го года правления (721 г. до н.э.) царь Шаррукин прибыл в Калах, к которой начали стягиваться главные силы армии. Шла подготовка к наступлению на Вавилонию. Попутно, похоже, были проведены кадровые перестановки. Ставленники и сторонники царей Тукулти-апил-Эшарры III и Шульману-шареда V были отстранены от своих обязанностей, а на их место Шаррукин расставил людей преданных лично ему. Так Главным министром (абаракку) был назначен Табшар-Ашшур, должность Главного глашатая занял Набу-тарим (вариант чтения имени: Набу-тарис), наместником города Ашшур стал Табсил-Эшарра, а наместником Калаха – Ашшур-бани. Важную провинцию Рацаппу возглавил Зер-ибни.

Шаррукин прочно забирал власть в государстве в свои руки. Но если в центральных провинциях Ассирии власть нового царя усиливалась, то в заевфратских владениях она ослабевала.

Уход на Родину главных сил армии Ассирии всколыхнул Сирию и Палестину. Активизировалась кушитская агентура; золото рекой потекло из Куша и Египта к местным правителям. Шла закупка оружия, создание новых воинских отрядов, поиск наемников, умеющих воевать. Сирия и Палестина лихорадочно готовились к борьбе за свою свободу. Тайные посланцы сирийских подданных Ассирии потянулись ко дворам независимых и воинственных владык государств Малой Азии: государства мушков (гр.: Фригия), Табала и других.

С началом своего 2-го года правления (720 г. до н.э.) Шаррукин, оставив за себя в столице своего сына Сен-ахха-ериба, скрытыми переходами выступил на Вавилонию. Однако, если Мардук-апла-иддин легкомысленно прозевал выступление ассирийкой армии, то разведка сирийских недругов Ассирии сработала прекрасно.

Узнав, что главные силы армии Ассирии, во главе с царем, ушли на юг, Илу-бади (вариант чтения имени: Иа’и-бади), правитель Хамата, выступил с оружием в руках за свободу своей Родины. Одновременно с хаматцами выступили горожане Сам’аля, Арпада, Симирры, Дамаска, Шамерона (Самарии). Ассирийские гарнизоны были перебиты или изгнаны. К восставшим присоединялись жители окрестных селений, другие правители и народы Сирии и Палестины. Арамеи, амореи, хетты, хурриты, израильтяне, филистимляне, финикияне, арабы – в едином порыве объединились в борьбе против Ассирии. На помощь восставшим, согласно ранней договоренности, пришли отряды Куши и Египта, Табала и, возможно, мушков (гр.: фригийцев). Не осталась в стороне от общего порыва и Иудея. Царь Иудеи Ахаз, до того преданно служивший правителям Ниневии, прекратил выплату дани и стал наблюдать, чем все закончится.

Известие о восстании на западе застало царя Шаррукина на марше, но изменить что-либо было уже нельзя. По данным ассирийской разведки в Вавилонии ждали армию царя Хатамти (библ.: Элам) Хумбан-Никаша. Мардук-апла-иддин готовился объединить свою армию с армией Хатамти под единым командованием. Если бы это произошло, вооруженные силы союзников представляли бы серьезную угрозу для Ассирии. А если бы им в помощь выступили армии Биаини (асс.: Урарту) и Кушито-египетской державы, ситуация могла стать катастрофической. Чтобы не допустить подобного Шаррукин продолжил свой поход на Вавилонию. Шамаш-Бел-уцуру, командиру ассирийской армии, стоявшей в районе г. Дер, недалеко от хатамтийской границы, был отдан строжайший приказ: немедленно сообщать о всех передвижениях войск Хумбан-Никаша. Ведь незнание замысла противника чревато поражением. А где находился Хумбан-Никаш, в каком состоянии его армия, какие замыслы у царя Хатамти  известно четко не было.

В начале дуузи картина прояснилась. Шамаш-Бел-уцур прислал донесение, что 11 дуузи Хумбан-Никаш с армией вступил в приграничный хатамтийский город Бит-Бунаки, а 13 дуузи выступил из него, направляясь в земли Дера, куда, по другим данным разведки, направлялся со своей армией Мардук-апла-иддин. Царь Кар-Дуниаша шел на соединение с союзником.

Источники не сообщают, где находился Шаррукин  армией, когда получил донесение Шамаш-Бел-уцура. Вероятно, не очень далеко от Дера, так как успел выйти к городу раньше Хумбан-Никаша.

Согласно выработанному военным командованием союзников плану, армия Хатамти (Элама), возглавляемая лично царем Хумбан-Никашем, вышла к городу Дер, в точно обговоренные сроки, где должна была соединиться с армией Кар-Дуниаша. И можно представить чувства Хумбан-Никаша и его офицеров, когда на поле у Дера, вместо ожидаемых вавилонян, они узрели боевые колесницы, многочисленную, отборную пехоту Ассирии и личные штандарты самого Шаррукина II. Наверное, эламские ругательства – это было самое мягкое, что неслось в адрес Мардук-апла-иддина и его офицеров. Однако, словами делу не поможешь: пришлось принимать сражение с сильной ассирийской армией. Описания, как оно проходило, источники нам не оставили, итог же известен. Тысячи эламитян пали на поле брани. Остатки, во главе с царем, в панике бежали на Родину. Ассирийцы же, убрав убитых и раненных, развернулись для встречи у Дера войск Вавилонии. Мардук-апла-иддин, чьи отряды уже выходили к Деру, узрев, что вместо союзников его ждет сам Шаррукин, немедленно обратился в столь поспешное бегство, что ассирийское командование сразу же отказалось от погони. Зачем тратить силы, если все одно не догонишь.

Шаррукин не преследовал ни царя Хатамти, ни царя Кар-Дуниаша. Он выполнил задачу, которую ставил: не дал объединить силы своим врагам. Нанес им серьезное психологическое (а Хумбан-Никашу не только психологическое) поражение. Разогнав врагов на восточном фронте, Шаррукин оставил дополнительные отряды Шамаш-Бел-уцуру и другим ассирийским военачальникам, сражавшимся в Нижней Месопотамии, а сам развернулся на запад. Для разгрома восставших в Сирии и Палестине, и их союзников царь Ассирии разработал план, делающий честь Шарукину, как стратегу. Он не направил главные силы армии Ассирии на Хамат, в центр мятежных провинций, как поступили бы большинство посредственных военачальников. Возможно, ему и в этом случае сопутствовал бы успех, но возникала угроза потери времени. Атакуя Хамат, можно было завязнуть в войне на западе надолго, а это было недопустимо, в связи с наличием в тылу, на юго-востоке крупных армий Кар-Дуниаша и Хатамти. Шаррукин решил покончить с войной на западе одним ударом, а потому вместо Хамата, атаковал самого северного из союзников – Табал. Суть плана состояла в том, чтобы одним походом с севера на юг, разгромить всех врагов Ассирии, и тем самым покончить с западным фронтом. Именно поэтому из под Дера Шаррукин повел свою армию ускоренными переходами в северо-восточные горы Малой Азии – обширные земли Табала.

Можно представить состояние Хулли, царя Табала, когда в его земли вступил сам царь Шаррукин, находящийся по данным разведки в далекой Вавилонии. Естественно, ничего подобного в Табале не ждали и к обороне оказались не готовы. В итоге Хулли потерял трон, и, вероятно, жизнь. Могущественный союзник Илу-бади из Хамата, Ханнуну из Газы, и других восставших, был выведен из войны быстрым продвижением отрядов Ассирии по землям Табала. Разорив Табал ассирийцы развернулись на Хилакку.

В начале своего правления Шаррукин еще придерживался одной старинной традиции внешней политики Ассирии: не менять династии во вновь завоеванных странах. А потому вместо Хулли на трон Табала возвели сына свергнутого по имени Амбарис. Амбарис присягнул царю Ассирии на верность. А для большей заинтересованности Амбариса в службе Ассирии, Шаррукин выдал за царю Табала свою дочь Ахтабишу. В качестве приданного пошли земли соседнего царства Хилакку, оккупированного к тому времени войсками Ассирии.

Данный политический ход разрывал возможные связи с могущественным царем Митой (гр.: Мидас) из Гордиона, правителем государства мушков (гр.: Фригия); лишал Миту возможности вмешаться в войну в Сирии.

Обезопасив, таким образом, свои тылы на севере и северо-западе, Шаррукин двинул армию на Сирию. У восставших не оказалось достаточно сил достойно противостоять царю Ассирии, а помощь из Египта, как обычно, запоздала.   

Из Хиллаку Шарукин обрушился на северную Сирию. Первым пал город Самалла (Сам’аль), не устоявший перед искусством саперов и штурмовых отрядов Ассирии. Отсюда, сметая на своем пути мятежные отряды, Шаррукин повернул на юг. Город Арпад, под которым двадцать пять лет тому три года стояла почти стотысячная армия царя Тукулти-апил-Эшарры III, пал за какие-то дни. Затем пришла очередь крупного города Симирры, расположенного по дороге из Арпада в Хамат. Царь последнего Илу-бади собрал армию у города Каркар. Шаррукин подошел к Каркару и в, развернувшейся битве, наголову разгромил царя Хамата. Илу-бади с остатками войск попытался укрыться за стенами Каркара, но эта попытка успеха не принесла. Каркар был взят штурмом. Илу-бади попал в плен и был казнен. Хамат объявили провинцией Ассирии, в его селениях стали ассирийские гарнизоны.

Шаррукин не задерживался в Хамате. Назначив областеначальника вновь утвержденной провинции, оставив ему войска и инструкции по устройству Хамата, царь Ассирии продолжил наступление на юг. Отряды Ассирии наступали широким фронтом: от берегов Средиземного моря до пустыни.

Повстанцы Амурру был разгромлены; земли Амурру оккупированы.

Дамаск не сумел отбить штурм воинов царя Ассирии. Арамеи вновь склонили свои шеи перед властителями из Ниневии.

Вновь был взят Шамерон (Самария), бывшая столица бывшего Израиля.

Воины Шаррукина вступили на земли Иудеи. Царь Ахаз, спасая страну от полного разорения ворвавшимися ассирийцами, поспешил поднести дань и дары, а также повинился в содеянном. Ахазу повезло: Шаррукин получил известие о вступлении большой кушито-египетской армии в Газу, и царю Ассирии стало не до Иудеи. Чтобы не терять время на бои в Иудее, Шаррукин простил Ахаза, и поспешил навстречу войскам царя Пи(анхи).

Вот когда проявилась вся мудрость плана Шаррукина по войне против восставших и их союзников. Не начни царь Ассирии с Табала, его армия оказалась бы при вступлении кушитов и египтян в Газу, между молотом и наковальней. А так тылы защищены и обеспечены. Никто им не угрожает. Войска Хатамти и Кар-Дуниаша слишком далеко, чтобы с ними считаться перед кампанией в Южной Палестине. К тому же, быстрая переброска главных сил армии Ассирии с восточного театра военных действий на западный, застала руководство самого могущественного противника Ассирии в этой войне – Кушито-Египетского царства – врасплох. Царь Пи(анхи) не успел оказать военную помощь Хамату и лишился большей части своих союзников в Сирии и Палестине до того, как успел собрать армию.

Теперь же у города Рапику, к северу от Газы, встретились две многочисленные и сильные армии. Одну вел главнокомандующий всех войск Куша и Египта «начальник дома войны» (=главнокомандующий) Шабака (асс.: Сибе), вторую – сам царь Ассирии Шаррукин II.

Впервые за восемьсот лет, с того момента, когда при Тутмосе III, два великих государства завязали друг с другом дипломатические отношения, их армии встретились на поле брани.

Разные военные школы. Разное вооружение.

К сожалению, описания сражения не сохранилось (?).

Известен лишь итог.

У Рапику Шаррукин наголову разгромил армию Шабаки (асс.: Сибе), и присоединившегося к нему Ханнуну, царя Газы. Ханнуну попал в плен и, надо понимать, дальнейшая его судьба была незавидной. Город Рапику был взят штурмом. 9.033 его жителя уведены в плен. Газа, видимо, сдалась без боя. Отряды Ассирии дошли до границ царя Куша и Египта и остановились. Кампания была завершена. Западный театр военных действий ликвидирован.

Таким образом, так тяжело начинавшийся 2-й год правления царя Шаррукина II завершился блестящим успехом. Восстание в Сирии, Палестине и Финикии было ликвидировано. Власти Ассирии подчинились Табал  и Хилакку. У кушитов и хатамтийцев было на время отбито желание нападать на владения Ассирии. Враждебные действия Мардук-апла-иддина после поражения Хумбан-Никаша у Дера, могли сдерживать региональные ассирийские командиры: Набу-хамматуа, Шамаш-Бел-уцур и другие. То есть к началу 3-го года правления царя Шаррукина (719 г. до н.э.) положение на западе и юго-востоке стабилизировалось. Пришло время проблем севера и северо-востока.

После блестящих побед царя Ассирии Тукулти-апил-Эшарры III над армиями царя Биаини (Урарту) Сардури II Биаини, на время, выбыло из числа опасных противников Ассирии. В итоге во второй половине царствования Тукулти-апил-Эшарры III и в правление его сына и преемника Шульману-ашареда V на северных границах Ассирии царило затишье. Биаинийцы (урарты) приходили в себя после чувствительных поражений, маннеи исправно платили налоги. Все изменилось после прихода к власти нового царя Биаини Русы I, сына Сардури II. Силой взяв власть в стране и подавив оппозицию, царь Руса начинает активно вмешиваться в дела южных, зачастую подчиненных Ассирии, соседей.

Подвластный Шаррукину, царь маннев Иранзу, похоже, не пользовался любовью подданных, которые при первой же возможности выходили из под его власти. А потому стоило Митатти, правителю государства Зикерту, пообещать жителям городов страны Мана Шуандахуль и Дардука свое покровительство, как они тут же выгнали наместников Иранзу. В города Шуандахуль и Дардукка вошли пехота и кавалерия Зикерту.

Дурной пример заразителен. У жителей городов Шаундахуль и Дардукка нашлись последователи. Жители городов Мана Сукку, Бала, Абитикна также отложились от Иранзу и обратились за помощью и покровительством к Русе, царю Биаини. Руса обещал помощь, о чем заключил с жителями городов Сукку, Бала, Абитикна соответствующий договор. Когда в Ниневии узнали о произошедшем, там сообразили, что так можно потерять всё Мана, и потому с началом нового 3-го года правления (719 г. до н.э.) царь Шаррукин во главе армии выступил на северо-восток, решать проблемы, порожденные бездарностью Иранзу.

Появление победоносного военачальника во главе сильной армии в их землях вдохнуло надежды в маннеев – сторонников Ассирии.  Иранзу поспешил встретить Шаррукина и принести ему присягу верности. Руса и Митатти не выступили. Судьба мятежных городов была предрешена. Стены городов Шуандахуль, Дардукка пробили тараннами. Жителей городов взяли в плен. Города стерли с лица земли. Жителей городов Сукка, Бала, Абитикна (видимо, они также были взяты штурмом) выселили в опустошенный Дамаск. В те же дни Шаррукин посетил еще одного подчиненного правителя. Урзана, правитель г. Ардини (асс.: Мусасир), принял в своем городе царя Ассирии, принес ему присяги верности, позволил посетить главный храм города – храм Бога Халди. Шаррукин остался доволен оказанным ему приемом.

Большая часть нового 718 г. до н.э. царь Шаррукин с главными силами ассирийской армии, провел в горах Табала. Поход вызвала деятельность Киаки, правителя города Шинухту. Последний не признал власти навязанного Ассирией царя Амбариса, а провозгласил царем Табала себя и начал группировать вокруг себя всех недовольных властью Ассирии. Но как обычно бывало в подобных случаях: против Ассирии Киаки выступил, а собрать войска для защиты своих претензий не смог. Шаррукин загнал Киаки в его столицу и взял г. Шинухту штурмом. В плен уведены 7.350 человек, в том числе, сам Киаки, его сыновья и дочери. Среди прочих трофеев захватили 30 колесниц. Киаки за свою деятельность был безжалостно убит, а город Шинухту лишился независимости, и был передан в управление верному Мати (Матти), правителю г. Атуна (вар.: Туна). На Атуну наложили дань лошадьми, мулами, золотом и серебром.

Пока Шаррукин сражался в Табале, Руса I, царь Биаини (асс.: Урарту), явился с отрядами в г. Ардини (асс.: Мусасир) . Царь Ардини Урзана поспешил принести присягу на верность теперь уже царю Биаини, преступив свою клятву царю Ассирии. Более того, Уразана дал свои войска в помощь Русе для похода на земли Ассирии. Руса, объединив две армии: свою и Урзаны, - совершил набег на юг, в «горы Ассирии», где «устроил резню».

Для отпора биаинийцам, отряды которых ворвались также в приграничные районы стран Мана и Куме (подвластных Ассирии), были посланы войска, под командованием военачальников Арье и Арицы. Координировал их действия старший сын Шаррукина – царевич Сен-ахха-ериб.

Новый, 5-й год правления царя Шаррукина (717 г. до н.э.) начался с неприятностей. Пришли вести из Мана и страны Хатти (столица – город Гаргамиш на р. Евфрат).

Писирис, царь Хатти, исправно плативший дань в течение двадцати четырех лет, неожиданно выступил против Ассирии и заключил союз с царем Митой (гр. Мидас) из мушков (гр. Фригия).

В Мана же царь Иранзу своими действиями вновь вызвал гнев подданных. В итоге два города Папп и Лалукна вышли из повиновения и заключили союз с какмийцами – горцами, врагами Мана и Ассирии.

Повстанцы в Мана – проблема могла пождать: неприятно, но не смертельно. А вот то, что Писирис перекрыл крупнейшую переправу через реку Евфрат, находившуюся у г. Гаргамиш, могло иметь серьезные последствия, как для экономики Ассирии (через эту переправу шли основные торговые караваны из Малой Азии и обратно), так и для власти царя Шаррукина к западу от Евфрата. Вновь могли подняться недовольные  в Сирии, Палестине и Финикии. К ним присоединились бы отряды Куша и Египта. Подобного позволить было нельзя, и Шаррукин выступил на Писириса.

Быстрыми переходами армия Ассирии внезапно для врага оказалась под Гаргамишем. И прежде чем мушки (фригийцы) успели что-либо предпринять в пользу союзника, столица Хатти уже была взята штурмом. Писирис вместе с семьей попал в плен и был безжалостно убит. 50 боевых колесниц, 200 всадников, 300 пехотинцев из армии Писириса стали личной долей в добыче царя Шаррукина. Хатти было полностью оккупировано отрядами царя Ассирии. Проблему переправы на этот раз Шаррукин решил кардинально. Населявшие Гаргамиш хетты и хурриты были выселены, город заселили ассирийцами. Владения Писириса – страну Хатти – обратили в провинцию Ассирии. Назначили ей областеначальника.

Урегулировав проблемы в Сирии, Шарукин выступил на восток. В Мана Иранзу лично встретил царя Ассирии, преподнес дары, заверил в своей преданности. Какмийцы существенной помощи своим союзникам не оказали. Отрядов Биаини в Мана также не было. Царю Биаини Русе было не до юго-восточного соседа. Руса готовил к обороне собственные владения. Он ожидал вторжения войск страны Гамирр (гр. : киммерийцы), в войне с которыми потерял своего главнокомандующего (асс.: туртан) по имени Каккадану (последний попал в плен в ходе проигранного биаинийцами сражения). Митатти из Зикерту затаился. В результате города Папп и Лалукна были разгромлены, а их население выселено в Дамаск. Узнав о пребывании Шаррукина в Мана, царь Ашшурле из страны Каралла, соседней с Мана, поспешил принести присягу на верность царю Ассирии.

Умиротворив северо-восточные владения империи, царь Шаррукин вернулся с победой в столицу.

Возможно, сюда же пришла приятная весть  о смерти Хумбан-Никаша, царя Хатамти, злейшего врага Ассирии. Мардук-апла-иддин, царь Кар-Дуниаша, ведущий бои с отрядами ассирийцев в Вавилонии, потерял могущественного союзника. На трон Хатамти вступил Шутур-Наххунде, сын сестры умершего.

В порядке отдыха от походов, Шаррукин начал грандиозный проект, вероятно, давно задуманный им: постройку новой столицы государства. Город Дур-Шаррукин был заложен им к северу от Ниневии. Царь лично спроектировал план нового города и своего дворца.

Согласно плана царский дворец занимал площадь около одиннадцати гектар и представлял собой мощную крепость. От его северо-восточной и юго-западной стен отходила оборонительная стена города, длинной в семь километров. Через каждые 27 метров городскую стену венчали квадратные башни. Высота стен составляла 20 метров, а ее ширина позволяла ехать по ней семи колесницам в ряд одновременно.

Улицы Дур-Шаррукина были ровные и широкие. Дома в основном одноэтажные. Для приезжих предусматривались постоялые дворы. Как правило, это многоэтажные здания, которые имели прямоугольные дворы с колодцами посредине. Вдоль стен двора в несколько этажей располагались небольшие комнаты для постояльцев, помещения для стойл вьючных животных, кладовые для товаров.

Дворец представлял собой крепость, углы которой были сориентированы на четыре стороны света, согласно ассирийкой традиции постройки дворцов. Главный вход выходил на юго-восток. Каждая из сторон дворца имела по двое ворот, названных в честь главных богов Ассирийской державы.

Главные ворота имели три входа: центральный и двое боковых. Через центральный имел право входить лишь царь, сам или в сопровождении свиты. Боковые были открыты для посетителей и прочих лиц.

У царского входа стояли, вырезанные из камня, огромные крылатые быки с человеческими лицами – стражи ворот.

Дворец являл собой целый комплекс жилых зданий, храмов, кладов. Только дворов он имел тридцать. Личные покои царя составляли около двадцати комнат. Комнаты и парадный зал дворца были украшены рельефами и барельефами из жизни богов, самого царя. Дополняли их сцены из придворной и военной жизни.

Но… похоже, отдохнуть Шаррукину толком не дали. Где-то около этого же времени умер верный Иранзу, царь Мана. Повелением Шаррукина на трон подвластной страны Мана взошел Азу, сын умершего.

Руса, царь Биаини, кто шел походом на Митатти, царя Зикерту, с которым имел разногласия по ряду вопросов, узнав о смене власти в Мана, остановил свои войска. Начались переговоры между Русой и Митатти. Враждующие доселе цари не только помирились, но и объединились для совместной борьбы с влиянием Ассирии в Мана. Первым действием новых союзников была атака объединенных отрядов Биаини и Зикерту подразделений Иштар-шум-икиша, ассирийского военачальника, чьи войска стояли в районе маннейского города Пашшата.

Дальше – больше. Активная деятельность Русы объединила против Азу царей и правителей: Митатти из Зикерту, Багдатти из Уишдиша, Телусину из Андии, а также правителя г. Миси Андийского и «великих наместников» Мана. С Багдатти Руса подписал договор о союзе и предложил ему занять трон Мана. Последний не устоял. Вероятно в следующий, 6-й год правления царя Ассирии Шаррукина II (716 г. до н.э.) Багдатти заманил Азу на гору Уауш и, с помощью Митатти и Телусины, убил сына Иранзу. Себя же Багдатти объявил царем всех Мана.

Возмущенный Шаррукин, получив известие о случившемся, тут же выступил на Мана.

Описания этого похода, к сожалению, не сохранилось. Известно только, что Шаррукин пленил Багдатти и казнил его на горе Уауш, на том же месте, где был убит Азу. На трон Мана Шаррукин возвел Уллусуну, другого сына Иранзу,  и отправился домой. Вот только отдыхать царю Ассирии не довелось.

После ухода ассирийцев Уллусуну поспешил заключить союз с Русой, царем Биаини. Более того, вовлек в союз против Ассирии Ашшурле, царя Караллу, и Итти, царя (К)Аллабрии.

Шаррукин вновь собрал армию и выступил в поход. Уллусуна тут же сбежал и спрятался в горах, бросив на произвол судьбы свою столицу – город Изирту. Шаррукин взял штурмом Изирту, перебил жителей, сжег город. Затем были взяты штурмом города Забиа (вар.: Изибиа) и Армаид  (вар.: Армед). После этого все манеи сдались. Уллусуну пришел к Шаррукину и обнимал его ноги, прося о пощаде. Его простили и оставили в царях. Зато (К)Аллабрия и Караллу подверглись разгрому. Их мятежных цари угодили в плен. Им повезло меньше, чем Уллусуне. Все население Караллу и царя Итти с его семьей выселили в Хамат, Ашшурле был отправлен в земли Шурда. Позднее, за какую-то провинность Ашшурле был казнен: с него с живого содрали кожу.

Покарав бунтовщиков, царь Ассирии не успокоился. Он продолжил свой поход на восток. Цель: завоевать и включить в состав империи новые земли. Благо и повод нашелся. Жители дальнего мидийского города Хархар восстали против своего правителя Кибабы. Не имея сил самим справиться с Кибабой, они обратились за помощью к Талте, царю государства Эллипи, расположенного к юго-западу от Хархара. Талта, связанный определенными обязательствами с Ассирией, отослал весть о случившемся в Ниневию. Естественно, в Ниневии ухватились за возможность восстановить власть в потерянных землях Мидии и завоевать новые. И якобы для борьбы с Кибабой из Хархара, Шаррукин выступил из Мана на восток.

Правители Мидии не сумели объединить свои силы для совместного отпора завоевателю. Поэтому основной трудностью для наступающей армии Ассирии являлось бездорожье, когда приходилось пробиваться через горы, или плохие дороги между отдельными селениями и городами.

В ходе своего похода царь Ассирии завоевал захватил город Гану и 6 городов области г. Никсана (в плен к ассирийцам попал Шепашарри, правитель г. Шургадиа). Захваченные города Шаррукин включил в состав ассирийской провинции Парсуаш.

Следующим был атакован город Кишесим. Защитники Кишесима не устояли и город был взят. Его правитель Бел-шар-усур попал в плен. Население угнано в рабство. На территории опустошенного Кишесима была возведена крепость Кар-Нинурта (вар.: Кар-Машмаш), заселенная ассирийцами. В центре Кар-Нинурты повелением царя установили его личное изображение. То есть Шаррукин решил не ограничиваться данью местных властителей, как это делали его предшественники в Мидии, а прочно включить вновь завоеванные земли в состав своих владений. По мере продвижению армии Ассирии к городу Хархару, были разграблены и включены в состав территорий подвластных Ниневии страны: Бит-Сагбат, Бит-Хирмами, Бит-Умарги; города: Хархубарбана (?),  Килмабати, Армангу.

В районе Хархара, куда наконец-то вышли отряды Ассирии, Шаррукин, надо понимать, милостиво принял у себя посланцев восставших жителей Хархара, благодаря которым и затеял весь дальний поход. Они же подсказали царю Ассирии, какие слабые места имеются в укреплениях их родного города. Потому штурм Хархара, вероятно, трудностей не доставил. Кибаба угодил в плен к ассирийцам. Его сторонники были схвачены. Но если восставшие против Кибабы жители Хархара рассчитывали, что их освободят от власти Кибабы и уйдут домой, то они жестоко ошиблись. Завоеватели не собирались уходить. Повелением царя Шаррукина на территории города Хархар была возведена сильная крепость, которую назвали Кар-Шаррукин  и в которой разместился крупный отряд ассирийской армии, и было установлено изображение царя Ассирии. Пока шло строительство Кар-Шаррукина Шаррукин также не сидел, сложа руки. Он занялся подчинением окрестных мидийских земель. Страны Аразеш, Раматуа, Урикату, Сикрис, Шеппарди, Уриакку были захвачены и включены в состав Ассирийского государства. 28 правителей и вождей мидян, напуганных угрозой опустошения их земель, поспешили поднести дань и принести присягу на верность грозному завоевателю. Кто этого не сделал – был разгромлен. Так разгромили страну Паддири. И только, когда передовые части армии Шаррукина вышли к подножью труднопроходимых гор Бикни, преградивших ассирийцам дорогу на восток, Шаррукин остановил армию и повернул домой. 

По возвращении в Ассирию, Шаррукин занимался восстановлением Юнипера, дворца царя Ашшур-насир-апала II в Калахе, пришедший было в ветхость.

Новый, 7-й год правления царя Шаррукина (715 г. до н.э.), начался с больших неприятностей.

Во-первых, вновь отличился Уллусуну, царь Мана. Он передал царю Биани Русе I в заложники своего сына и 22 крепости страны Мана. В этих крепостях разместились гарнизоны из биаинийцев (асс.: урартов). С Русой заключил союз «великий наместник» Мана Дайукку. К союзу присоединился Телусина из Андии.

Во-вторых, те самые жители Хархара, которые в прошлом призывали себе в помощь против Кибабы иностранные войска, теперь сам восстали против ассирийских «союзников». Их примеру последовали мидяне из Бит-Сангибутти, Уриакки, Сикриса, Шаппарди, Упариа. Положение ассирийцев в Мидии осложнялось еще и тем, что на помощь восставших пришли войска из Мана, враждебные ассирийцам.

В-третьих, зять Шаррукина Амбарис, царь Табала, заключил военный союз с Митой (гр. Мидас), царем мушков (гр. Фригия) и Русой, царем Биаини (асс.: Урарту). Более того, войска Миты развернули наступление на ассирийскую провинцию Куэ. Штурмом взяли крепости Харруа, Ушнанис, города Аб[…], Ур[…]. Отряды мушков (фригийцев) атаковали ассирийские крепости в Хилакку. 

В Калахе пришлось определяться: с кого начинать.

Против восставших мидян были двинуты армии Шарру-емуранни, областеначальника провинции Замуа, и Иштардури, областеначальника провинции Аррапха. Из Вавилонии им в помощь начали перебрасывать армию Набу-хаматуа, действовавшего до этого против царя Кар-дуниаша Мардук-апла-иддина в Южном Междуречье, а также отряды Бел-апал-иддина, нового царя (К)Аллабрии, которые возглавил наследный царевич, сын Бел-апал-иддина.

Сам Шарукин с главными силами армии выступил против Биаини (асс.: Урарту), наиболее опасного врага, с его точки зрения. И опять, к нашему сожалению, мы не имеем подробного описания данного похода. Только краткое его описание.

Едва армия царя Ассирии вступила в страну Мана, как Уллусуну, царь Мана, поспешил сдаться царю Ассирии. Повинился в содеянном. Его вновь простили. «Великий наместник» Дайукку был схвачен и вместе с семьей выселен в область Аматту (Хамат).

Руса не смог защитить вновь приобретенное, и 22 крепости Мана, в которых стояли гарнизоны из Биаини (асс.: Урату) были взяты штурмом. В этих крепостях Шаррукин разместил гарнизоны своих войск и объявил их владением Ассирии. Более того, отряды Шаррукина перешли границу Биаини и  разгромили 9 селений царства Биаини. Устрашенный победами ассирийского оружия, Ианзу, царь государства Наири (столица город Хубушкиа), сочувствовавший до этого Русе, поспешил принести дань и принять Шаррукина в своей столице. Здесь в Хубушкии Ианзу принес присягу на верность ассирийскому царскому дому.

Из Хубушкии Шаррукин вновь вернулся в Мана, в котором еще хватало врагов Ассирии.  

Во время наведения порядка в Мана, Шаррукин захватил 8 городов страны Туйа, вышел на границы Андии. В Андии он взял в плен 4200 человек и вернулся в городу Изирту – столицу Мана. В Изирту царь Ассирии поставил свое изображение, чтобы царь Мана помнил кто есть его господин и больше не мутил воду.

Отбросив Русу на север и утихомирив Мана, Шаррукин приступил к решению следующей проблемы. Он двинул главыне силы своей армии на восток, в земли мидян, где сражались армии его военачальников. 

Появление отборных отрядов под руководством самого царя предопределило исход борьбы в Мидии. Восставшие мидяне были разгромлены. Их отряды сметались один за другим. Страны и города вновь подчинялись власти царя Ассирии.

Не все ясно с маршрутом этого похода Шаррукина. Вероятно, в начале царь Ассирии дошел до Хархара, где привел в повиновение местных жителей. Отсюда он выступил на страну Намру, куда, видимо, проникли войска Мардук-апла-иддина. Завоевав Намру, Шаррукин прошел мечом и огнем и подчинил своей власти земли: Бит-Сангибутти, Бит-Абдадани, Уриакки, Сикрис, Шаппарди, Упариа; города: Какунакинзарбара (?), Халбикну, Шу[…], Анзариа (в плен попали 4.200 (?) воинов, 4820…), Кимира в земле Бит-Хамбан (в плен попали 2.530 (?) человек), […]мадаба, Арма[…], земли Бит-[Зуалзаш]. Всего  34 области мидян стали владением царя Ассирии. 22 правителя Мидии принесли дань. В ходе похода были воздвигнуты крепости – опора власти царя Ассирии в этих районах: Кар-Набу на месте города Кишешлу, Кар-Син – на месте г. Киндау, Кар-Адад – на месте г. Анзариа, Кар-Иштар – на месте г. Габиа (вар.: Бит-Багайа). Была выстроена мощная крепость Дур-Шаррукин.

Местным вождям и правителям жестко показали, что власти Шаррукина лучше не противиться.

И только после разгрома мидян и их союзников, наступила очередь правителя Гордиона.

Шаррукин выступил на запад. Вероятно, он не задерживался в городах Ассирии, а по кратчайшей дороге прошел в Куэ, где шли бои между отрядами Ассирии и мушков (гр.: фригийцев).

При появлении самого Шаррукина с главными силами армии, Мита начал отходить в свои владения. Шаррукин шел следом, изгоняя отряды мушков из своих земель. Мушки были изгнаны из оккупированных ними крепостей и городов земли Куэ: Харруа, Ушнанис, Аб[…], Ур[…], и других (названия которых источники не сохранили). Мита, видимо, не хотел сражаться с самим Шаррукиным, но царь Ассирии вынудил его вступить в бой. Пока военные действия шли на территории Куэ и Хилакку, Мита уклонялся от битвы, но когда Шаррукин перешел границу и вступил в земли страны мушков (гр. : Фригия), Мите не осталось другого выбора, как вступить в битву. Описания сражения источник не сохранили. Известен лишь результат. Шаррукин разбил царя Миту в большой битве и отбросил на север.  Возможно, после этого, было заключено перемирие, или же Шаррукин не рискнул углубляться в глубь вражеских земель. Известно, что царь Ассирии отступил в Хилакку, где занялся восстановлением крепостей, разрушенных Митой. В частности, в Куэ он восстановил крепости Харруа и Ушнанис. Установил в них свои изображения.

Из источников не совсем ясно: Шаррукин из Хилакку и Куэ сам ходил походом на арабов Аравии или послал против них своих военачальников.

В этот год то ли Шаррукин, то ли его военачальники, подчинили племена дальних арабов: тамуда, ибадиди, марсиману, хайпа. Попавшие в плен были поселены на территории Израиля.

Напуганные размахом военных операций армии владыки Ниневии царю Ассирии прислали дары: Пири (Пи(анхи)?), царь Египта (и Куша), Самси, царица арабов, Ит’амра (Итхамара), царь Саба. Греки ионийцы с о. Кипр признали над собой власть Шарруина. Правитель Тира согласился выплачивать дань.

Таким образом, этот, так тревожно начинавшийся, год завершился полным успехом ассирийского оружия, практически на всех границах, кроме разве Вавилонии, где шли бои и столкновения с отрядами Мардук-апла-иддина. Но об этой войне источники молчат или же, пока, не найдены.

В месяце дуузи 8-го года правления Шаррукина II (714 г. до н.э.) многотысячная армия Ассирии выступила в поход на восток, в области Мидии. В Калахе решили, что появление сильной ассирийской армии на границах вновь завоеванных земель, даст понять правителям и вождям мидийских племен и селений, что власть Ассирии пришла в их земли надолго, и злоумышлять против нее или лелеять несбыточные надежды на свободу не стоит. В ходе этого профилактического похода намеревались приостановить продвижение Русы, царя Биаини, в земли царя Уллусуны из Мана, для чего намеревались разгромить Андию и Зикерту, наиболее восточных союзников Русы. То есть, судя по сохранившимся источникам, Шаррукин ставил перед своей армией весьма ограниченные задачи по вытеснению влияния Русы из районов, к востоку от владений Уллууны.

Армия вышла из Калаха, переправилась через реку Верхний Заб. На 3-й день похода совершили непростую переправу через реку Нижний Заб и двинулись перевалом Куллар провинции Замуа. Вероятно, здесь с отрядами своей провинции к армии царя присоединился Шарру-емурани, областеначальник Замуа. В местности Сумбу Шаррукин организовал смотр армии. Провели проверку боеготовности частей и исправности снаряжения, еще раз пересчитали количество воинов, коней и колесниц.  Убедившись, что все в порядке, перестроились в походный строй и выступили в направлении Зикерту. Поход был трудным: шли нехожеными тропами, там,  где никто не бывал с крупными подразделениями до них. Чтобы пройти узкой долиной, зажатой между горой Никиппа и горой Уппа, армии пришлось двадцать шесть раз переходить реку Буйа, протекавшую по долине. Через считавшуюся непроходимой гору Симирриа, дорогу прокладывали знаменитые ассирийские саперы. И армия прошла. Тысячи колесниц, десятки тысяч всадников и пехотинцев, обозников и саперов, тысячи обозных телег, вьючных верблюдов и ослов, достигли, благодаря саперам, вершины горы Симирриа, на который Шаррукин велел разбить лагерь, в котором могли передохнуть его воины.

Дальше больше. Семь высоких, труднопроходимых гор (Синахульди, Бируатта, Туртани, Синибир, Ахшуру, Суйа), две полноводные реки (Раипу, Аратту) прошла армия Ассирии, пока спустилась в область Сурикаш, пограничную южную область страны Мана. Здесь, в городе Синихния, ассирийцев встречал царь Мана Уллусуну. Сопровождаемый знатью своего государства, он верноподданнически преподнес Шаррукину дань и дары: упряжных коней для колесниц и повозок армии Ассирии, крупный и мелкий рогатый скот для пропитания воинов. Здесь же Уллусуна нажаловался на соседей: Русу из Биаини, Митатти из Зикерту, Телусину из Андии. Сообщил, что отряды Русы оккупировали область Уишдиш, владение маннейских царей. Шаррукин заверил Уллусуну, что вернет ему его область. Здесь же Уллусуна получил указания Шаррукина, что он обязан сделать в помощь армии Ассирии.

Из Синихнии армия Ассирии выступила в ассирийскую провинцию Парсуаш. Ее путь пролегал через царство (К)Аллабрия, владение, входившее в состав Ассирийской империи.

В городе Латаше, области Ларуэте страны (К)Аллабрия, Шаррукина встречал царь (К)Аллабрии Бел-апал-иддин. Здесь ассирийцев ждали упряжные кони, крупный и мелкий рогатый скот, и отряды воинов, которых должен был вести в поход, вместе с ассирийской армией сын Бел-апал-иддина, неоднократно делавший это ранее.  

В Парсуаше с изъявлениями преданности и данью (главное успеть до того, как на их землю вступят отряды повелителя Ниневии) царя Ассирии встречали правители Намру, Сангибуту, Бит-Абдадани, мидян. Среди них цари, старейшины и вожди: Тальта из Эллипи, Уксатара, Дуриси и Сатарешу из области Речки, Анзи из г. Хальхубарра, Пайукку из г. Киламбате, Узи из г. Мали, Уакирту из г. Наппи, Макирту из Бит-Сакбата, Урианги из Китакки, Машдайукку из Кингараку, Узитара из Кантау, Пайукку из Бит-Капси, Хумбе из Бит-Зуальзаша, Узуманда из Бит-Иштара, Багпарна (?) из Закруте, Дари из Сапарды, Ушра из Канзабакани, Шаррути из Карзину, Машдакку из Андирпатиану, Аккусу их Уси[…], Биртату из Цибури, Зардукку из г. Харзиану, Машдакку из г. Аратпати, Сатарпана из г. Барикану, Каракку из Урику. Они привели с собой отборных беговых лошадей для кавалерии Ассирии, вьючных мулов, двугорбых верблюдов, крупный и мелкий рогатый скот для пропитания воинов.

Отдохнув в Парсуаше, сытая и довольная армия Шаррукина дорогой между Бит-Капси и Мидией вернулась в Мана. Здесь в городе Сирдакка (вар.: Зирдиакка) Шаруккин вновь встречали царь Мана Уллусуна и его «великие». В городе были устроены склады муки и вина, собрано многочисленный скот для пропитания воинов Ассирии. Здесь же, как выразился сам Шаррукин «Уллусуну и его великие ползали на четвереньках, как собаки», умоляя защитить их страну от Русы из Биаини и какмийцев. Шаррукин обещал восстановить «пределы Мана».

Царь Ассирии был настолько доволен проделанной Уллусуной работой по обеспечению продовольствием его армии, что на устроенном пиру, посадил Уллусуну за пиршественном столом выше, чем сидел раннее Иранзу, отец Уллусуну. Сюда же, в Сирдакку пришли Зизи из г. Аппатара и Залай из г. Китпата страны Гизильбунд с дарами и данью царю Ассирии. Шаррукин с гордостью отметил в своих анналах, что еще ни один царь Ассирии не получал дань отправителей этих областей Гизильбунда. Он был первый, кого почтили данью владетели Аппатара и Китпата.

Передохнув в Сардикки, армия Шаррукина выступила к крепости Панзиш, крупной пограничной крепости Мана, расположенный на границе  с Зикерту и Андии. 30 беру (около 240 км) армия шла без передышки, чтобы в Панзише стать на отдых. Маннеи доставили в Панзиш ячмень, масло, вино для воинов царя Ассирии.

Вероятно, в эти же дни в город Уаси, ставку Русы I, царя Биаини, с вестью о походе царя Ассирии на Зикерту прибыли гонцы Телусины и Митатти. Руса объединил свою армию с хубкийцами  и тут же выступил на помощь союзникам. Однако, когда до Зикерту оставалось всего пять переходов царь Биаини (асс.: Урарту) получил информацию о численности ассирийской армии, и повернул назад. Гонцы Русы спешно разъехались по стране, призывая всех вельмож и военачальников страны Биаини выступить со своими отрядами на соединение с Русой, для борьбы с Шаррукиным.

Поэтому, когда Шаррукин выступил из Панзиша и перешел реку Иштараура, являвшуюся границей между Мана и Зикерту, его было некому останавливать. Когда воины Ассирии вступили в Зикертийскую область Аукане, все население Зикерту, повинуясь воле своего царя, снялось с места и ушло в далекие горы, покрытые лесами (ассирийцы так и не узнали куда ушли зикертийцы). Сам Митатти с главными силами своей армии отступил на территорию области Уишдиш, куда шел с собранной армией Руса I. Шаррукин II с боя взял перевал горы Уашдирикка, спустился вниз, разрушил пустую Парду (столица Зикерту), снес с лица земли 13 городов Зикерту (Иштаиппу, Сактатуш, Нанзу, Аукане, Кабани, Гуррусупу, Ракси, Гимдакрикку, Бурунакку, Уабабару, Ситеру, Таштами, Тесаммию), превратил в пепел 84 брошенных селения. Опустошив, таким образом, Зикерту, царь Ассирии вернулся в область Аукане и выступил из нее на Уишдиш, куда, по данным его разведки, бежал Митатти.

В Уищдише гонец принес Шаррукину весть о том, что царь Биаини Руса во главе большой армии из лучников, копьеносцев и многочисленной конницы движется ущельем горы Уауш. С ним Митатти из Зикерту и горные цари со своими войсками. Нам неизвестно, что такого необычного сообщил гонец об армии союзников, но что это необычное было говорят дальнейшие действия царя Ассирии. Получив весть о противнике, Шаррукин , не дав отдохнуть своим воинам после длительного перехода, не собирая отряды, идущие справа и слева, не ожидая отставших, с одними телохранителями и корпусом военачальника Син-ах-усура поспешно двинулся навстречу вражеской армии. Надо понимать, что атака ассирийцев застала Русу I врасплох. Первой же атакой Шаррукин опрокинул и рассеял личные отряды Русы. Лучники Ассирии в ходе атаки перестреляли упряжных лошадей колесницы царя Биаини. В результате Русе пришлось бросить колесницу и пересесть на лошадь. На ней же он и бежал, когда многочисленная конница Биаини обратилась в бегство. И хотя царь Ассирии насмехается в своих надписях над Русой, что тот де бежал на кобыле, делает он это напрасно. При бегстве с поля боя кобыла  предпочтительнее самого быстро коня. Так как если погоня будет длительной и упорной, конь может подвести всадника, в отличие от кобылы. Для того, чтобы помочиться или испражниться коню необходимо остановиться: на ходу он делать это не в состоянии. И в этот момент погоня может настичь беглеца. Кобыле же останавливаться нет нужды: она мочиться или испражняется не останавливаясь,  на полном скаку.

Рассеяв ядро армии Русы, состоящее из биаинийцев, Шаррукин атаковал отряды Митатти из Зикерту и горных царей. И хотя союзные биаинийцам войска  успели выстроится для боя, удержать ассирийскую армию они не сумели: то ли их было мало, то ли дух воинов был уже надломлен, картиной бегущих биаинийцев. Шаррукин рассеял и эти отряды, после чего его воины принялись добивать кавалерию Биаини. Вероятно, ущелье горы Уауш было недостаточно широким, а паника передовых частей смешала ряды так, что спасться всем было просто некуда. Потому многие  всадники Биаини, бросая коней, спасались вверх по горе (горными тропами), пешком. Шесть беру (около 50 км) от ущелья горы Уауш до горы Зимур гнали ассирийские воины армию Русы, не давая ей опомниться и собраться с силами. Бегство баиинийцев и их союзников усугублялось мощным ливнем с градом и молниями, который хлынул на головы бегущих. В результате Руса спасся со столь незначительными силами, что не рискнул возвращаться в свою столицу – город Тушпу, а укрылся где-то в горах. Похоже, что в результате битвы в ущелье горы Уауш армия Биаини перестала существовать: ее воины были рассеяны и разбежались кто куда по окрестным горам и ущельям так основательно, что собрать их быстро вновь не представлялось возможным. Разгром был полный. Только из ближайшего окружения Русы (члены царского дома, доверенные лица царя, областеначальники, всадники свиты) в плен к ассирийцам попало 260 человек. Про прочих и говорить не приходится.

Под грохот кимвалов, пенье арфистов, ликования воинов, не участвовавших в битве, возвращался Шаррукин и его победоносные отряды в лагерь, разбитый военачальниками, не принявшими участия в сражении.

Тут же в лагере, сделав анализ случившемуся, на военном совете приняли решение: прервать поход на Андию и Зикерту и выступить на Биаини, которое после происшедшего некому было защищать.

Развернувшись широким фронтом ассирийская армия огнем и мечом прошлась по области Уишдиш, сметая селения, поддержавшие Русу из Биаини. Очистив, таким образом, Уишдиш от войск Биаини, Шаррукин передал область под управление Уллусуне, а сам, собрав все силы в кулак, выступил на Ушкайю, большую и сильно укрепленную (ее стены были толщиной в 8 локтей (ок. 4 метров)) бианийскую пограничную крепость на перевале Заранда. Ассирийцы намеревались прорваться через Ушкайю во владения Русы.

Едва передовые отряды армии царя Ассирии вышли к Ушкайе, как выяснилось, что действительность превзошла даже расчеты ассирийского командования. Ушкайа оказалась пуста. Ее гарнизон попросту сбежал, как и население всех окрестных селений. Биаинийцы, бросив свои дома, города и селения, попрятались в непроходимых дебрях окрестных гор или дальних гор. Защищаться никто не собирался. И так было на протяжении почти всего похода, проходившего по землям Биаини. То есть, дальнейший поход армии Ассирии по владениям их наиболее могущественного врага превратился в легкую прогулку. Воины Ассирии объедались, обпивались, грабили брошенное имущество и уничтожали все, что нельзя было унести или угнать. Шаррукин понимал, что ему не удержать территории Биаини, а потому по отношению ко владениям Русы применял тактику выжженной земли. Ассирийские воины уничтожали посевы, вырубали сады, виноградинки, рощи, разрушали крепости и города, сжигали селения. И нигде никаких жителей, нигде никакого сопротивления – воины Биаини словно вымерли, наблюдая с вершин высоких и труднодоступных гор, как враг превращает в пустынню их цветущую землю, а их имущество и жилища – в дым. Единственное, что делали воины Биаини – это, обнаружив с высоких гор или башен, передовые отряды армии Ассирии, разжигали большие костры и их дымом предупреждали местное население о подходе вражеской армии. Население тут же снималось с места и пряталось в горных лесах.

Первым делом Шаррукин снес крепость Ушкайю  и 115 (вар.: 140) окрестных селений. Затем уничтожили город Аннаштания (в нем находились главные конюшни по подготовке лошадей для царского полка Русы) и 17 селений провинции Суби. Здесь захватили много ячменя и потравили нивы.

В области Бари был сожжен город Таруи, в области далайцев – город Тармакиса и 30 селений. Как хвастался Шаррукин позднее: «дым от горящих селений застлал небо».

Цветущую, благодаря построенному Русой каналу и его арыкам,  область города Улху превратили в пустыню, вырубив сады, платановые рощи, виноградники, уничтожив посевы, луга и цветники. Канал превратили в болото, арыки высушили.  Снесли крепость Сардурихурда и царский дворец Русы на горе Кишпал. Превратили в дым 57 окрестных селений. Разграбили амбары и винные подвалы. Душистого вина было столько, что воины Ассирии «черпали его, как воду».

Отсюда перешли в область Сангибуту – опорную область царя Биаини Сардури II, отца Русы I. В свое время царь Сардури укрепил 21 город на горе Арцабка (Хурнукку, Харданиа, Гилуарзу, Шашзисса, Хундурна Верхняя, […], Уаднаунза, Аразу, Шадишциниа, Хундурна Нижняя, Эл[…….]нак, Циттуарзу, Зирма, Сурзи, Элийадинна, Даг[…..], Цурзиалдиу, Армуна, Кинаштанна). Каждый из них имел стены высотой в 120 слоев кирпича. Воины Ассирии стерли эти города с лица земли. Шли 12 беру (около 100 км) долиной между горами Арцабия и Иртия, пока не построили себе лагерь. В лагере устроили себе пир, объедаясь захваченной пшеницей и ячменем. Отсюда отряды ассирийцев опустошали область: вырезали сады, виноградники, рощи, жгли деревья и селения. Дым от 146 (вар.: 140) горящих селений «застлал лицо небес».

Из Сангибуту армия Ассирии спустилась в цветущую область Армарили, в которой и продолжили погром. Здесь сожгли или сравняли с землей 7 городов (Бубузи, Хундур, […], Айале, Цинишпала, Циннунак, Арна, Шарни) и 30 селений у подножья горы Убианда, города Арбу и Рийар, с семью окрестными селениями – городами, в которых жили представители рода царей Русы I и Сардури II. Захватили много ячменя; уничтожили посевы, сожгли солому, собранную для скота, вырубили сады и рощи. И направились к горе Уизуку.

Перевалив гору Уизуку, Шаррукин со своей армией перешел в область Айаду, расположенную на южном берегу озера Ван. Здесь продолжили тактику выжженной земли. Продвигаясь вдоль берега озера Ван, отряды Ассирии, жгли, разрушали, уничтожали, вырубали сады, рощи, виноградники.  30 городов побережья (Анзалиа, [К]уайаин (?), Калланна, Битай, Алурза, Киуна, Алли, Арзугу, Шиккану, Ардиунак, Дайазуна, Гета, Баину, Бирхилуза, Дезизу, Дилизиа, Абаинди, Дуани, Хасрана, Парра, Айацун, Аниаштаниа, Балдуарза, Саруарди, Шуматтар, Шалзи, Албури, Цикарра, Старый Уайаис) и 87 селений были стерты с лица земли. Их население укрылось в двух крепостях: Аргиштиуна и Калланиа, расположенных на вершинах гор Арциду и Махунниа. Оценив снизу вражеские укрепления, Шаррукин не стал тратить время на их осаду, а обошел стороной.

Из Айаду армия Шаррукина повернула на юг. Ассирийцы переправились через реку Аллуриа и вступили на территорию пограничной области Уайаис. Здесь за все время похода ассирийцы впервые столкнулись с сопротивлением. Уайаис была большой пограничной крепостью. В ней стояли отборные войска и отряды лазутчиков. И они дали бой врагу. Отбросив отряды биаинийцев обратно в Уайаис, Шаррукин обошел крепость и разгромил область. 5 городов (Барзуриани, Уалтукуйю, Кутту, Киппу, Асапу) и 40 (вар.: 30) селений области были превращены в дым. Успело скрыться их население или попало в плен – из источника не ясно.

Опустошив область крепости Уайаис, Шаррукин перешел  в страну Наири. Ианзу, царь последней поспешил найлучшим образом принять Шаррукина в своей столице – городе Хубушкиа. Здесь царю Ассирии преподнесли подъяремных коней, дали многочисленные стада крупного и мелкого рогатого скота.

Из Хубушкии Шаррукин отправил свою, перегруженную добычей армию в Ассирию, а сам с подразделением в 1000 всадников личной охраны, отрядами пехоты (лучников, пращников, щитоносцев, копьеносцев) и саперов, и на одной, своей личной колеснице, выступил на Ардини (асс..: Мусасир), чтобы воздать царю Урзане за его вероломство.  Он шел напрямую, через горы, там, где не было дорог. Шел путем, откуда его не ждали.

Перевалив через гору Арсия, перейдя реку Верхний Заб (Эламунию), и перевалив горы Шейак, Ардиши, Улайу и Аллуриу, царь Ассирии вышел к Ардини (асс.: Мусасир). Поход был труден, особенно через горы последние четыре горы. Несмотря на то,  что саперы пробивали дорогу, настилали мосты, ассирийцы продвигались с трудом. Нередко сам царь шел пешком или ехал верхом, а за ним, растянувшись, вереницей ехали поодиночке всадники или шли пехотинцы. Царскую колесницу, вероятно, переносили в разобранном состоянии. Но маневр себя оправдал. Ассирийцы вышли к Ардини (асс.: Мусасиру) с той стороны, откуда их никто не ждал. Их появление оказалось столь неожиданным, что в городе началась паника. Ускользнуть удалось лишь Урзане. Он скрылся где-то в горах. Прочие попали в плен.

В руки к Шаррукину попали жена Урзаны, его сыновья и дочери. 60 человек – членов царского дома Ардини, 6110 знатных и вельможных жителей города были схвачены и уведены из города в Ассирию. Бал разграблен дворец царя Уразаны. В качестве добычи в руки воинов Ассирии попало: 34 таланта 18 мин золота (=1031 кг) золота, 160 талантов 2? мин серебра (=4849 кг) серебра, белая медь, свинец, сердолик, лазурит, драгоценные камни, черная дерево, слоновая кость, 130 пестрых одежд, много одежд из льна, 6 золотых мечей, 104 серебряные чаши и кубка, 157 изделий из меди  и много другого добра. При дворце было захвачено 12 мулов, 380 ослов, 525 быков, 1235 баранов. Один из отрядов был направлен для грабежа весьма почитаемого в Биаини, Табале и у касков храма Бога Халди и Богини Багмашту. Отсюда ассирийцы вынесли х+4 таланта 3 мины золота, 162 таланта 20 мин (=4919 кг) серебра, 9 больших изделий из золота и серебра, 6 золотых щитов, 1золотой меч, 96 серебряных дротиков и копий, 12 серебряных щитов, 67 серебряных лоханей, 32 серебряных колесницы и штандарта, 393 серебряных чаш и кубков, много изделий из слоновой кости, 25212 медных щитов, 1514 медных наконечников копий, 305412 медных мечей и луков, 611 медных лоханей, 1 медную цистерну, 8 медных статуй и много другого добра. Что воины Ассирии не забрали, то они, по приказу царя, сожгли. Всего же из царства Ардини (асс.: Мусасира) угнали 20170 пленных.

Шаррукин разместил в Ардини (асс.: Мусасир) гарнизон; саму страну включил в состав ассирийской провинции Глашатая дворца, а сам с добычей направился домой. Куда и вернулся через перевал Андарутта.

Уже в Калахе Шаррукина догнала весть, что царь Биаини Руса I покончил с собой и на трон северного соседа вступил его сын царь Аргишти II.

Поход на Биаини показал, что Шаррукин являлся грамотным и осторожным полководцем, обладающим незаурядным стратегическим мышлением. Он намеревался, всего лишь разгромить наиболее слабых членов антиассирийского союза. Наступал осторожно, по южным окраинам Мана. Но когда в ходе похода после битвы в ущелье горы Уауш ситуация изменилась в пользу ассирийцев, Шаррукин тут же изменил план компании и обрушился на Биаини. Но и здесь Шаррукин действовал крайне расчетливо. Опустошая области Биаини (асс.: Урарту), Шаррукин обходил наиболее укрепленные города и крепости, имевшие многочисленные и сильные гарнизона, такие как, к примеру, Уаси – главная база Бийинийцев для наступления на Мана – или Тушпа – столица государства, такие как Уайаис, Аргиштиуна и Калланиа. Главной задачей он ставил максимально разорить земли врага, подорвать его ресурсы, посеять голод и лишения среди населения. В ходе похода он разрушил 9 крепостей, 55 городов и сжег 430 селений в 7 (вар.: 8) областях Биаини. После этого похода Биаини (асс.: Урарту) навсегда выбыла из числа противников, способных на равных сражаться с армией Ассирии. И хотя мир, после смерти Русы, заключен не был, в Калахе уже не опасались северного соседа.

Новый, 9-й год своего правления (713 г. до н.э.) царь Шаррукин начал с похода на север. Он вновь посетил город Ардини (асс.: Мусасир), стремясь сделать его острием против враждебного Биаини (асс.: Урарту). Разорение Биаини и самоубийство его царя Русы I отнюдь не решило проблемы северных границ. Новый царь Биаини сын Русы I Аргишти II был настроен враждебно и не исключал возможность реванша. Более того, Аргишти начал реанимировать военный союз, созданный против Ассирии при его отце, царе Русе. В него входили Биаини, Фригия, Табал, Атуна, горцы страны Каска и… зять Шаррукина II – царь Амбарис, правитель Бит-Буруташа в Табале и Хилакку. Желая обезопасить свои земли от агрессии с севера, царь Шаррукин укрепляет город Ардини (асс.: Мусасир), строит в нем храм богу войны, сокрушающему враждебные страны, и одновременно владыке подземного мира, - Богу Нергалу. Укрепленный Ардини (асс.: Мусасир) перекрывает возможность отрядам Биаини выходить напрямую к коренным землям Ассирии. Возможно, здесь Шаррукин узнает о предательстве собственного зятя. Разгневанный владыка Ашшура возвращается в Калах, вероятно, намереваясь лично наказать Амбариса, и… выступает в поход на восток. Курьеры доставляют вести в Ниневию о восстаниях в Караллу, Эллипи, Хабхи, Намри, землях мидян. Из Караллу изгнан ассирийский ставленник. На трон Караллу взошел Аммиташе, брат казненного Ашшурле. Не исключено, что в Караллу ожидали поддержки с севера. Ведь несмотря на разорение части страны, людские ресурсы Биаини (Урарту) пострадали мало и царь Аргишти был в состоянии выставить весьма многочисленную армию. В Эллипи против царя Талты, подданного Ассирии, возмутились пять областей. Неспокойно было в Хабхи и Намри, отложились многие области Мидии. В результате, Шаррукин послал против зятя армию одного из военачальников, а сам во главе главных сил выступил на Караллу. В ожидании нашествия царь Аммиташе и союзные ему вожди и правители соседей укрепились на вершине горы Ана. Но, как и прежде, трудности гор не испугали воинов Ассирии. Шаррукин повел свою армию на штурм укреплений врага. Аммиташе не смог отразить натиск войск Ассирии и обратился в бегство. Две тысячи двести (вар.: 2300) его воинов в этой битве попали в плен к ассирийцам. Погоня, высланная Шаррукиным за беглецами, сумела настичь Аммиташе. Царь Караллу попал в плен и был доставлен на расправу к царю Ассирии. Источники умалчивают, как был наказан человек, который сначала поклялся в верности Шаррукину. А потом нарушил свою же клятву. Царство Караллу стало частью ассирийской провинции Лулуме. Усмирив Караллу, царь Ассирии выступил на страну Шурда, соседа Караллу. Правитель Шурда Ада пытался оказать сопротивление, но был разбит. Шурда также включили в границы империи. Следующим регионом, в котором согласно плана ассирийского военного командования, необходимо было навести порядок, являлась страна Эллипи.

Путь в Эллипи шел через, подвластную Калаху, страну Аллабрия, в пределы которой и вступил со своей армией царь Шаррукин. На территории Аллабрии, в области Ларуета, царя Ассирии перехватил Уллусуну, царь Мана, торопившийся заверить Шаррукина II в своей преданности. Он преподнес дань. Восхищенный подобной услужливостью, Шарруин поднял с земли, распростершегося у его ног, Уллусуну, подарил правителю маннеев кинжал и одежды, усадил угодившего ему подданного с собой за стол. Бел-апал-иддин, царь Аллабрии, преподнес в качестве дани царю Ассирии упряжных лошадей, но подобного почета не удостоился. При этом сын Бел-апал-иддина во главе отрядов из Аллабрии, по-видимому, принял участие в походе Шаррукина на восток. Из Аллабрии царь Шаррукин вступил в земли Эллипи. Города Бу[…], А[…], земля Халдинише были разорены, восставшие области усмирены. Их заставили вновь признать власть царя Талты. Последний преподнес царю Ассирии дары и дань. Восстановив порядок в Эллипи,  армии Ассирии развернулись на восток – в земли восставших мидян. Описания этой части похода не сохранилось. Известно лишь, что область Бит-Дайаукку, земли Уриакку, Риманутти, Уппуриа, Уа   йдаде, Бустис, Агази, Амбанда, Данану, Нигиру изведали на себе горечь нашествия.

Пока Шаррукин II сражался на востоке, его армия разгромила западных союзников Биаини. Были разорены земли Каска, Табал, Хилакку, штурмом взят город Бит-Буруташ. В качестве трофеев захватили 100 боевых колесниц. Население города угнали в Ассирию. В Бит-Буруташе поселили ассирийцев. Их правителем был поставлен некий Хулли. Амбарис с семьей был доставлен в Калах, где и был предан казни по приказу тестя. Вероятно, в ходе этого наступления отряды Ассирии вступили в государство Каману и штурмом взяли город Мелид. Правитель Каману по имени Гунзинану лишился трона и был выселен в другую часть империи. Новый правитель Тархунази обязался платить дань царю Ассирии и платить вовремя.

Воины из страны бога Ашшура еще не добрались до государства Атуна, как ее правитель Матти, нарушив все свои договоренности с царями Митой из Фригии (асс.: мушки) и Русой из Биаини (асс.: Урарту), уже поспешил признать власть великой Ассирийской державы и направил к царю Шаррукину своих послов с изъявлением покорности, дарами и признанием своих ошибок. Матти был так перепуган, что его послы забрались в далекую Мидию и нашли Шаррукина II у города Сикриса, где в этот момент армия Ассирии разворачивала наступление на мидян. Шаррукин оценил поступок и простил Матти. Оставил его на троне Атуны, но дань увеличил. Почему какой-либо существенной помощи своим союзникам не оказал владыка могущественной Фригии (асс.: мушки) источники не рассказывают.

В ходе похода царя Ассирии на восток 45 старейшин и правителей городов, земель, областей преподнесли Шаррукину в виде дани 4609 отборных скакунов, множество голов крупного и мелкого рогатого скота. Среди них: г. Сикрис (правитель Парнуа), […]-сана (?) (правитель Ситирна), […]на (правитель Уппамма), г. Амакки (правитель Машдаку), г. Иштеуббу (правитель Иштесуку), з Укутту (правитель Уарзана), з. Каккам (правитель Ашпанра), Бит-Бари (правитель Сатарешу), Бит-Машбари (правитель Сибрису), з. Уппуриа (правитель Сатарпану), з. Андирпаттиану (правитель Паркуку), з. Буштуту(?) (правитель Ариа), з. Канзабкану (правитель Ушра), з. Амеиста (?) (правитель Машдуку (?)), Харзиану (правитель Хардукка), з.[…]итану (правители Иштелику, Ауарисарну), з. Арнасиа (правитель Арбаку), з. Карзину (правитель Шаррути), з. Барикану (правитель [Сатарпани]), …з. Зазакну, … з. Каркасиа… […]артакану…

Успешные походы 8-го и 9-го годов правления царя Шаррукина и его армий на север, восток, запад позволили Шаррукину II, наконец-то, отдохнуть от ратных трудов. В свой 10-й год правления царь Шаррукин в походы не ходил, полностью посвятив себя строительной деятельности. С большим размахом идет строительство города Дур-Шаррукин, куда везут строительные материалы со всей империи. Укрепляются или перестраиваются пограничные города и крепости: Уси, Усиан (?), Уаргин на границе  Фригией (асс.: мушки), Лухсу, Бурдир, Анмурру (?), Ки[…], Андурсалиа на границе с Биаини (асс.: Урарту), Эллибир, Шандарара в Малой Азии.

Даже крупный успех Мардук-апла-иддина, царя Кар-Дуниаша, врага Ассирии, который сумел разгромить город […], не заставил царя Шаррукина выступить в поход в этот год.

Против Тархунази, нового царя государства Каману, надумавшего враждовать с Ассирией, Шаррукин направил армию. Столица государства Каману – город Мелид – был взят штурмом. Тархунази удалось ускользнуть из Мелида в город Тил-Гаримму. Он спасся, но ненадолго. Воины Ассирии, преследуя царя Каману, дошли до Тил-Гаримму и штурмом овладели городом. Тархунази попал в плен и в оковах был доставлен к царю Шаррукину. Вместе с Тархунази воины Ассирии увели 5.000 пленных, в том числе, жену, сыновей и дочерей царя Каману. Как поступил с Тархунази царь Ассирии источники не сообщают. Тил-Гарммму и Каману вновь заселили лучниками из арамейского племени Суту. В Каману построили десять крепостей и превратили ее в провинцию Ассирии. Назначили областеначальника.

На удивление, судьба Тархунази не научила уму-разуму одного из соседей царства Каману. В соседнем с Каману государстве Гургум произошел переворот. Царевич Муваталли убил своего отца Тархулару, царя Гургума, и сам сел на трон. На что он рассчитывал, совершая подобную глупость, сказать трудно. При дворе владык Ашшура всегда резко отрицательно относились к узурпаторам. Хотя не исключено, что Муваталли рассчитывал на помощь с юга. Видимо, к этому времени против власти Ассирии возмутились цари Палестины, Иудеи, Эдома, Моава, прибрежных городов. Они не дали положенную ежегодную дань и послали за помощью к царю Египта Пири. Из Ашдода был изгнан царь Ахимити (вар.: Ахимилки), преданный Ассирии человек. На трон Ашдода взошел Иамани (вар.: Иатна), один из организаторов антиассирийского выступления на юге. Восстание встревожило правительство Ассирии тем, что могло спровоцировать большую войну между двумя могущественными державами: Ассирией и Кушитским Египтом. В условиях постоянной войны с Кар-Дуниашем и союзным ему Хатамти (асс.: Эламту; библ.: Элам) и угрозы, исходящей от враждебных Ашшуру Биаини (асс.: Урарту) и мушков (гр.: Фригии), война с правителями Напаты была крайне нежелательна. Поэтому весной 11-го года своего правления (711 г. до н.э.) царь Шаррукин лично повел армию против мятежников в Палестине. Армия выступила из Калаха и, видимо, шла традиционным маршрутом. Форсировали реку Евфрат у г. Гаргамиш. До Гургума от Гаргамиша было «рукой подать». Неудивительно поэтому, что Шаррукин отклонился в сторону от цели похода и штурмом взял г. Маркассу – столицу Гургума. Муваталли со всей своей семьей попал в плен и был наказан за отцеубийство. Гургум превратили в провинцию Ассирии. Назначен областаначальник. Отсюда Шаррукин направился в Палестину.

К большой своей беде правители Палестины помощи из Египта не дождались. А потому им оставалось либо повиниться и преподнести богатые дары (это сверх невыплаченной дани) царю Ассирии, как это сделали цари Иудеи (Езекия), Эдома, Моава, ряда прибрежных городов, либо отчаянно защищаться, в надежде на помощь Египта, как это сделали цари Ашдода, Гитха (вар.: Гимту). Асдудимму. Помощь из Египта так и не пришла и все три названных города пали под ударами таранов ассирийских воинов. Нам неизвестна судьба царей Гитха (вар.: Гимту) и Асдудимму. Иамани, царю Ашдода, удалось ускользнуть, что называется, в последний момент. Он бежал в Египет, в надежед на защиту и покровительство со стороны великого царя Куша и Египта (асс.: Мелуххи и Мусру). Но в Напате, видимо, произошла смена власти. Вместо умершего Пи(анхи) на трон вступил его родич Шабака (асс.: Сибе). У нового правителя резко изменились внешнеполитические планы и повелитель Куша и Египта Шабака (или все-таки Пи(анхи)?) велел заковать Иамани в оковы и отправил его в Ниневию, вместе со своим посольством. В Калахе оценили этот жест. Между двумя великими державами установились добрососедские отношения. Для Шаррукина это было особенно важно, так как в Калахе разрабатывался план наступления на царя Кар-Дуниаша Мардук-апли-иддина и союзное ему Хатамти.

Иамани был казнен: не устраивай мятежей против владык Ашшура!

С того памятного нисана 721 г. до н.э., когда Мардук-апла-иддин, с отрядом воинов государства Бит-Якин («страна моря», так звали ее иногда), неожиданно для всех, ворвался в город Вавилон, избивая ассирийцев, и под восторженные крики горожан торжественно объявил о восстановлении независимого царства Кар-Дуниаш, прошло двенадцать лет. Много воды Евфрата и Тигра за эти годы попало в соленые воды Горького моря (совр.: Персидский залив), много событий отгремело.

Успехи первых месяцев и жестокое поражение союзного Вавилону Хумбан-Никаша, царя Хатамти (библ.: Элам), под Дером. Паническое бегство от Дера самого Мардук-апла-иддина и отрядов его войск, спасавшихся от победоносных ассирийцев. И благая весть о восстании в Сирии, спасшая Мардук-апла-иддина и вавилонян от неминуемого поражения. Не будь столь деятельны Илу-бади из Хамата и Рукибти из Газы, разве увел бы царь Ассирии свои главные силы из Вавилонии, после победы под Дером? Разумеется, нет. Но Сирия и Палестина восстали, отряды Египта перешли границы Ассирии, и у Мардук-апла-иддина появилась надежда. И не только надежда, но и возможность самому перейти в наступление. Бои в Нижнем Междуречье с воинами ассирийского военачальника Набу-хаматуа, отрядами Бит-Даккури, армиями ассирийских военачальников Ашшур-[…] и Ана-Набу-таклака. Разгром города Сиппар, чьи жители упорно держали сторону царя Ассирии, благодарные ему за те свободы и привилегии, которые никогда не давали им цари Кар-Дуниаша. Разгром столь же непатриотичного Описа. Бои с Шамаш-Бел-уцуром, ассирийским военачальником из Дера, гнойной болячкой, стоящей со своими отрядами между Кар-Дуниашем Мардук-апла-иддина и союзного ему Хатамти (Эламом). Наконец, переход Дера на сторону Мардук-апла-иддина. Захват Бит-Даккури. Неудачная оборона Ларака, и так далее и тому подобное. Двенадцать лет войны Мардук-апла-иддина, царя Кар-Дуниаша, и Хатамти с Ассирией – разве все опишешь. Двенадцать лет «свободы», безнаказанности и… час возмездия.

В Калахе, наконец-то, решили покончить с войной на юге и обидами, наносимыми гражданам великой Ассирийской державы в Среднем и Нижнем Междуречье.

В начале 12-го года правления (710 г. до н.э.) царя Ассирии Шаррукина II, великий полководец лично повел свои отборные отряды на мятежный Вавилон. И вновь проявилось стратегическое мышление Шаррукина II.

Кампания против Вавилонии ярко показала умение Шаррукина планировать и проводить сложные военные операции. Судя по скудным источникам ассирийцы вели наступление против Мардук-апла-иддина и его союзников несколькими армиями. Замысел ассирийского командования состоял в том, чобы рассечь силы Мардук-апла-иддина и отрезать царя Кар-Дуниаша от регионов, из которых он мог получать крупные воинские подкрепления: от Хатамти (библ.: Элам) и царств Калду, расположенных на берегах Персидского залива (асс.: Горького моря).

К сожалению, источники не дают возможности проследить первый этап похода на Вавилонию.

Не исключено, что в ходе первого этапа похода Шаррукин захватил город Киш, расположенный недалеко (км. 15-20) от Вавилона. То ли город держал сторону Ассирии, то ли город взяли штурмом. Шаррукин превратил Киш в базу своей армии, опору проведения военных операций в Междуречье.

С военной точки зрения решение было разумным: из Киша ассирийцы угрожали непосредственно Вавилону, находясь от него в переходе одного дня, сковывали, таким образом, деятельность и инициативы Мардук-апла-иддина, могли контролировать поступление грузов и подкреплений в столицу Кар-Дуниаша.

Вторая ассирийская армия, которой, возможно, руководил областеначальник Замуа Шарру-емурани, обошла Вавилон стороной и продвинулась далеко на юг, в район Бит-Даккури, где устроила свой постоянный лагерь. Опираясь на этот лагерь ассирийские отряды совершали набеги на союзные Мардук-апла-иддину территории и города, не позволяя им посылвать своих воинов в Вавилон; перехватывали караваны, идущие в Вавилон с юга.

Возможно, именно из Киша выступил Шаррукин во главе одной из армий на государство Гамбулу, союзное Мардук-апла-иддину. Целью данного наступления был разгром союзных царю Кар-Дуниаша племен и государств арамеев и контроль над дорогами, ведущими из Вавилона в царство Хатамти (Элам).

Первый удар Шаррукин нанес по крупнейшему городу Гамбулу Дур-Атхару.

В Дур-Атхаре располагалось  четыре тысячи отборной пехоты и шестьсот кавалеристов армии Мардук-апла-иддина. Город имел высокую стену. Ров вокруг города наполнялся водой из реки Сураппу, протекавшей рядом.

Шаррукин, у которого не было времени и желания заниматься осадой, решил взять Дур-Атхар штурмом. Описания штурма не сохранилось. Известно только, что в день штурма, перед закатом, город пал. Защитники города частью были перебиты, частью попали в плен. 16.490 жителей города были выведены из Дур-Атхара пленными. Их имущество реквизировали на нужды армии.

Падение Дур-Атхара произвело впечатление на соседние племена и народы. Восемь наиболее дальновидных старейшин Гамбулу (Ба[…], […], Хазаэль, Хамдану, Забиду, Амма[…], Аххе(?)-иддин, Аисамму), той части гамбулийцев, которые жили на реке Укну (= р. Керхе), поспешили в Дур-Атхар с данью и уверениями в покорности. Они привели в город много скота. Шаррукин милостиво принял сдавшихся. Им было предложено переселится с частью народа в г. Дур-Атхар, переименованный царем Ассирии в Дур-Набу. Была образована новая провинция империи: Гамбулу. Во главе ее Шаррукин поставил областеначальник. Основой провинции стали шесть областей Гамбулу: земли Хусикану, Турбигати (?), Тибарсуну, …, Хируту, Хилму. На остальных гамбулийцев была наложена дань в один талант и тридцать мин серебра, двести гур ячменя и по двадцатой части скота ежегодно.

Пока сам Шаррукин в Дур-Набу (Дур-Атхаре) занимался устройством завоеванных земель, отряды его армии занимали область за областью. В короткое время территория всего Гамбулу и земли соседних с ним племен арамеев попали под власть Ассирии. Это было тем легче сделать, что племена Руа, Хиндару, Ятбуру, Пукуду, узнав о падении Дур-Атхара, снялись с привычных мест и ушли на р. Укну и ее приток – реку Туплиаш, в надежде на помощь из соседней Хатамти (Элама). Шаррукин двинул за ними следом отдельную армию. Ассирийские военачальники запрудили реку Туплиаш землей и камышем, блокировали бежавших с помощью двух быстро постренных крепостей по обеим берегам р. Укну. Арамеи оказались запертыми в каменистой местности.  Среди них начался голод. Голод посеял раздоры в их рядах. Ряд вождей со своими родами и племенами пошли сдаваться. Пятеро вождей Пукуду (вожди Яануку из г. Заме, Набу-усалла из г. Абуре, Пашшуну и Хаукану из г. Нисани, Салу из г. Ибули), вождь Руа по имени Абхата, четверо вождей Хиндару (вожди Хунини, Саме, Сафару, Рапи) лично явились в Дур-Набу (Дур-Атхар) и целовали ноги царю Ассирии, умоляя их помиловать. С собой, как дань, они привели большое количество скота и лошадей. Шаррукин простил повинившихся и передал их на попечение областеначальника провинции Гамбулу.

Однако часть арамеев упорно держали сторону Мардук-апла-иддина и его союзника Шутур-Наххунде, царя Хатамти (Элама). Против них Шаррукин двинул отдельную армию. Командирам этой армии удалось выяснить место стоянки главных сил арамейских войск на р. Укну и атаковать их. Арамейские отряды были разгромлены. Многие попали в плен. Их область на р. Укну подверглась опустошению. Пальмы и те вырубили воины Ассирии, не говоря уж об уничтоженном урожае и фруктовых деревьях.

Известие о поражении арамейской армии перепугало жителей бассейна р. Укну. Правители 14 крупных городов, расположенным на берегу этой реки, поспешили направить своих посланцев с дарами и уверениями в послушании к царю Ассирии в Дур-Набу (Дур-Атхар). Шарукин распорядился включить города Заме, Абуре, Иаптиру, Махису, Хилипану, Дандан (?), Паттиану, Хайаману, Гадиати, Амате, Нухану, Ама, Хиуру, Салу с их областями в состав провинции Гамбулу.

Видимо где-то в это же время еще одна ассирийская армия заняла г. Дер, потерянный ассирийцами за несколько лет до этого.

Армия Шарру-емурани выбила отряды Мардук-апла-иддина из г. Ларак и заняла города Дур-Ладини и Дур-Балихи.

Устроив провинцию Гамбулу, Шаррукин покинул Дур-Набу (Дур-Атхар) и двинулся с армией в земли армейского племени Ятбуру, расположенные на границе с Хатамти (Эламом).

Здесь воины Ассирии, под руководством своего царя, взяли штурмом сильно укрепленные города – крепости Хатамти (Элама): Сам’уна и Баб-Дури. В плен попали начальники гарнизонов: Санину (?) и Сингамшибу (?), - а также 7.500 воинов, 12.062 гражданских лиц. Было захвачено множество скота, повозок, имущества. Крепость Сам’уна Шаррукин сразу же восстановил и переименовал в г. Бел-икиш. В ней разместил многочисленный гарнизон.

Разгром крепостей Хатамти (Элама) произвел впечатление на вождей Ятбуру и они поспешили с дарами и данью в лагерь царя Ассирии. Вожди Мушезибу, Натну, Аилуну, Даиззану из земли Лахиру, Аирамму, Бел-или (?) из г. Сулаиа привели в лагерь Шаррукина лошадей, мулов, быков и коров, баранов и овец.

Продолжая военные операции в земле Ятбуру и на Хатамтийской (эламской) границе, отряды Шаррукина овладели землей Лахиру, городами Иадибири, Сулайа, […]мук, Лахримму, Пиллуту (вар.: Пиллатум) на р. Надиту, Хилимму, принадлежащие Ятбуру, захватили хатамтийский (эламский) город Дур-Телити.

В эти же дни армия Шарру-емурани овладела городом Бит-Укаани и начала наступление на земли союзного Мардук-апла-иддину племени Пукуду, продвигаясь по направлению к Уруку.

Подчинив своей власти земли племени Ятбуру, царь Шаррукин развернул свои армии на территорию земли Раши, на которой проживали арамейские племена Пукуду и Дамуну. Узнав об этом, население городов Тил-Хумба, Дунни-Шамаш, Бубе, Хаману бежало вглубь Хатамти (Элама) к городу Бит-Имби, в котором, видимо, собирал свою армию царь Хатамти (Элама) Шутур-Наххунде. Шутур-Наххунде выделил беглецами земли для поселения подальше от ассирийской границы.

Заняв землю Раши и разместив ассирийские гарнизоны в покинутых городах, Шаррукин направился к государствам Калду, расположенным к югу от Вавилона, туда, где действовала армия Шарру-емурани. Царь Ассирии переправился с армией через реку Евфрат и вступил в город Дур-Ладини, разгромленный отрядами Шарру-емурани. Шаррукин восстановил укрепления Дур-Ладини, разместил в нем сильный гарнизон и на время сделал его своей резиденцией.

К этому времени отряды Шарру-емурани привели в покорность племена Пукуду, проживавшие в окрестностях Урука и заняли города Урук и Сапиа.

Известие, что царь Ассирии в Дур-Ладини вызвало панику в Вавилоне. Вероятно, что она усугубилась после грамотного политического хода Шаррукина. Царь Ассирии направил в Вавилон местного вельможу из своих сторонников по имени Мардук-балатсу-икби с обращением, в котором давал слово жителям Вавилона не грабить город, когда из него будут изгнаны Мардук-апла-иддин и его отряды. Обращение посеяло рознь среди горожан и ослабило боевой дух защитников города. И в этот критический момент Мардук-апла-иддин очередной раз продемонстрировал неприглядную черту своего характера – трусость. Вместо того, чтобы воодушевить сторонников на борьбу, мобилизовать все силы, попытаться выбить ассирийцев из киша или дать бой на юге самому Шаррукину, Мардук-апла-иддин ночью, тайно от горожан, оставил Вавилон и увел свои отряды в землю Ятбуру. Он направлялся в город Икби-Бел, в который вступил со своей армией Шутур-Наххунде, наконец-то, приступивший к активным действиям.

Известие о позорном бегстве их царя всколыхнуло горожан Вавилона. Они объединились с горожанами Борсиппы и направили совместную делегацию в Дур-Ладини просить царя Шаррукина прибыть в Вавилон.

Обрадованный Шаррукин выступил с армией на север.

Спустя двенадцать лет, после изгнания ассирийцев из города, царь Ассирии вновь вступил в Вавилон. И как красиво он это сделал. При огромном стечении народа, сквозь живой коридор своих воинов, которым строго-настрого было запрещено обижать местных жителей, царь Ассирии проследовал на своей колеснице к храму Бога Мардука, бога покровителя города Вавилона. Достигнув территории храма, Шаррукин сошел с повозки, пал ниц и на глазах тысяч зрителей поцеловал священную землю Бога Мардука. Затем он повторил это действо в храме Богини Сарпанит, супруги Мардука-Бела. А также с не меньшей театральностью посетил храмы Бога Набу и Богини Ташмету.

Тем самым Шаррукин давал понять жителям Вавилона, что они и их имущество находятся под его личным покровительством и никто не вправе их обижать. В благодарность за приглашение, полученное от жителей Вавилона и Борсиппы, Шаррукин велел вычистить и удлинить канал, питавший водой поля горожан Борсиппы и Вавилона.

Известие о бегстве Мардук-апла-иддина и призвание горожанами Вавилона и Борсиппы в свои города воинов Ассирии всколыхнуло Междуречье. Спасая свои владения от погрома, к царю Ассирии с дарами и данью потянулись цари Бит-Амуккани, Бит-Даккури, Бит-Шилани, Бит-Ша’алли, вожди племен Итуа, Рубуа, Харилу, Лабдуду, Убулум, Литасу, старейшины городов Ниппура, Ура, Урука, Эриду, Ларсы, Куллаба, Кисика, Нимид-Лагуды и других. Они добровольно признавали власть Ассирии. Кто упорствовал, тех принуждали силой. Воинов племени Хамарану (Хамрану), кто нападал на окрестности Вавилона, грабил караваны, кто занял Сиппар, армии Ассирии частью перебили, частью заставили подчиниться и дать дань новому правителю Южного Междуречья. За одним выбили хамарану из Сиппара. Штурмом взяли город Бит-Зери (вар.: Бит-Зернаид). Устроили охоту на воинов племени Суту, упорствующих в своем неповиновении.

Однако, похоже, к концу года войскам Хатамти (Элама) удалось потеснить ассирийцев в земле Ятбуру, где развернулись тяжелейшие бои.

В нисане следующего 13-года своего правления (709 г. до н.э.), царь Ассирии все еще находился в Вавилоне, где провел с большим размахом празднество Нового года. В айаре пришлось вновь вернуться к проблемам войны. Ассирийские войска начали стягиваться к Шуанну, в котором Шаррукин устроил лагерь для своих войск.

К этому времени Шутур-Наххунде, похоже, покинул землю Ятбуру, и ассирийским военачальникам удалось отбить города Ятбуру: […]бидайа, Икби-Бел, Хи[…]. 

Мардук-апла-иддин к тому времени прибыл в город Дур-Якин, столицу «страны моря» (Бит-Якина), его наследственного владения. Здесь, собрав сильную армию из воинов Гамбулу, Пукуду, Дамуну, Руа, Хиндару, Мардук-апла-идин устроил рейд на север, в ходе которого ограбил окрестности городов Ура, Урука, Кисика и Нимид-Лагуды.

Шаррукин тут же двинул армию на Дур-Якин. У стен столицы «страны моря» разыгралось сражение, в котором Мардук-апла-иддин был, в очередной раз, разбит. С остатками армии он заперся в городе. Ассирийцы обложили город. Вскоре к Дур-Якину с главными силами подошел Шаррукин. Изучил его укрепления и… отказался от штурма. Проблема была не столько в высокой и мощной стене, сколько в окружавшем город рве. Ров, наполненный водой из реки Евфрат, имел четыре с половиной метра глубины (9 локтей) и более ста метров ширины (более 200 локтей). Идти на штурм через подобный ров – значило нести большие потери. Поэтому Шаррукин разбил под Дур-Якиным лагерь своих войск и начал осаду.

Часть армии царь Ассирии направил опустошать «страну моря». 90.580 человек поплатились своей свободой за неумение Мардук-апла-иддина защитить свой народ. 2.500 лошадей, 610 мулов, 854 верблюда, множество крупного и мелкого рогатого скота пригнали в лагерь своего царя воины Ассирии.

Осада Дур-Якина затягивалась.

Попытки отрядов Суту, Маршаниан, Пукуду снять осаду с города, закончились их разгромом.

И вновь Мардук-апла-иддин подвел своих сторонников и соплеменников. Убедившись, что помощи ждать неоткуда, он трусливо сбежал (вероятно, водой), бросив защитников и жителей Дур-Якина на растерзание врагу.

Известие о бегстве их царя подорвала дух воинов Бит-Якина и город Дур-Якин пал. Ассирийцы вошли в столицу «страны моря». Повелением владыки победителей город Дур-Якин был разрушен, а его население угнано в рабство.

С победой вернулся Шаррукин II в Вавилон.

Остаток года прошел в обустройстве завоеванного Междуречья.

Была учреждена провинция Вавилон. Назначен ее областеначальник. Восстановлены привилегии городов Сиппара, Ниппура, Вавилона, Борсиппы. Многие их горожане выпущены из тюрем и восстановлены в своих правах. Горожанам Сиппара, Ниппура, Вавилона, Борсиппы вернули их поля, отобранные у сутиев (последним нанесли ряд поражений и утихомирили). Восстановлен в прежних границах округ Сиппар.

Восстановлены свободы и отменены урочные работы для жителей городов: Дер, Ур, Урук, Эриду, Ларса, Куллаб Кисик, Нимид-Лагуда.

Большие дары внесены в казну храма Бога Мардука в Вавилоне.

Однако не везде было мирно и спокойно. Остатки отрядов Мардук-апла-иддина в союзе с отрядами Хатамти (Элама) совершали набеги на землю Ятбуру, которая буквально обезлюдела. Сторонникам Ассирии угрожали серьезные опасности в окрестностях Дера и Ниппура.

Продолжалась война с Хатамти (Эламом). Войскам Шутур-Наххунде, похоже, удалось отбить город Хаману в земле Раши и завоевать ассирийские города Бит-Хаири и Раза в округе Дер.

В одной из своих надписей царь Шаррукин II отмечает, что в этот год шли очень тяжелые бои с войсками Хатамти (Элама) в земле Ятбуру.

В следующем 14-м году своего правления (708 г. до н.э.) Шаррукин находился в Вавилонии. Резиденцией его, по прежнему, оставался город Вавилон.

По приказу царя Ассирии город Дур-Якин вновь восстановили. Только заселили его лицами других национальностей и племен, чем те, кто жил в нем до этого. Бывшее население Дур-Якина под конвоем отправили на север. Надо понимать, что в Южном Междуречье было неспокойно, раз требовалось личное присутствие царя в этом регионе. И, наверняка, царю Ассирии приходилось много ездить по стране, чтобы лично наводить в ней порядок и спокойствие. Не исключено, что присутствие Шаррукина в Вавилонии было связано с продолжавшейся войной с Хатамти (Эламом).

Возможно, именно в связи с этой войной в городах крепостях Бел-икиш (Сам‘уна), Баб-Телитум, Бубе, Тил-Хумбе Шаррукин поселил воинов и жителей из разгромленного армией Ассирии Куммуха. Чужие для всех, эти воины поневоле будут сражаться до последнего за свою жизнь (и интересы Ассирии, соответственно). Ведь местные арамеи зверели от того, что их земли и селения отданы каким-то пришлым, и жаждали отобрать у них все!

Зато, воинов Бит-Якина, Шаррукин тысячами селит в опустевшие города Куммуха. Пусть тоже защищают свою жизнь в чуждом им окружении и, за одним, блюдут интересы Ассирии в регионе. Так враги, поневоле, становились союзниками.

История этого переселения народов началась с того, что Муваталли (асс.: Муталлу), царь Куммуха, подданный царя Шаррукина, изменил своей клятве, заключил военный союз с царем Аргишти, из Биаини (асс. Урарту), и, понадеявшись на помощь последнего, прекратил платить дань. Более того, Муваталли набрался наглости и прислал гонцов в Бит-Якин, где в тот момент находился царь Шаррукину, занятый устройством «страны моря», и сообщил о своем решении. Реакция Шаррукина на подобное была предсказуема. На север помчались гонцы и крупная ассирийская армия (в основном кавалерия) выступила на город Мелид, куда Муваталли перенес свою столицу, в надежде на его укрепления.  Мелид являлся крепостью, расположенной на высокой горе, и его владелец мог рассчитывать, что в ней можно отсидеться, пока придет помощь от союзников из Биаини (асс.: Урарту). Но правитель Куммуха грубо просчитался. Ассирийцы разгромили его армию и штурмом взяли Мелид и 62 селения страны. Помощь из Биаини (Урарту) не пришла: то ли не успела, то ли ее не посылали. В Мелиде были взяты в плен жена, сыновья, дочери и прочие родственники царя Муваталли. Сам Муваталли скрылся в неизвестном направлении. Их всех отправили к царю Шаррукину. Повелением Шаррукина плененные жители Мелида и Куммуха были отправлены на границу с Хатамти (Эламом). Куммух был реорганизован в провинцию Ассирию и заселен пленными из Бит-Якина. Кроме них Шаррукин  выделил из Бит-Якина областеначальнику Куммуха 150 колесниц. 1500 всадников, 20.000 гребцов, 10.000 копьеносцев и щитоносцев, по национальности халдеев и арамеев.

Успехи Шаррукина на юге и легкость, с которой армия Ассирии разгромила Куммух, образумили царя Биаини (Урарту) и, видимо, в конце этого года или начале следующего царь Биаини (асс.: Урарту) Аргишти II заключил с Шаррукиным II договор о мире между Биаини и Ассирией.

Немного известно о событиях этого года правления царя Шаррукин. Еще меньше известно о последующих годах его царствования.

В новый, 15-й год своего правления (707 г. до н.э.) Шаррукин, наконец, покинул Вавилонию. Ситуация настоятельно требовала присутствия царя в Калахе: в Ассирию пришла чума.

Так же надо было присутствовать на празднике по установке статуй богов в построенных храмах города Дур-Шаррукин. Праздник был запланирован на 22 ташриту. Личное присутствие царя на этом празднике было обязательным.

И Шаррукин отбыл на север. За ним, в Ниневию, тянулись вереницы пленных и стада крупного и рогатого скота, захваченного у сторонников Мардук-апла-иддина.

В Калахе Шаррукину пришлось решать новую серьезную проблему.

В подвластном Ассирии государстве Эллипи умер царь Талта, преданный и послушный подданный. Его сыновья – Нибе и Испабара – не дожидаясь решения царя Ассирии, как это полагалось по закону и обычаю, устроили распрю за власть. В схватке за трон Нибе оказался удачливее и Испабаре пришлось спасать свою жизнь бегством. Испабара прибежал в Калах с жалобамина брата. Однако, в Калахе не торопились восстанавливать «справедливость» и посылать армию на Эллипи. Согласно традиции, которые Шаррукин свято чтил, спор между братьями мог решаться только в суде, в Калахе, под председательством самого царя Ассирии. Поэтому ждали Нибе или его представителя с ответными жалобами, чтобы решить, кто из двух сыновей Талты с точки зрения ассирийских интересов более достоин трона. Тем более, что и Нибе и Испабара действовали вопреки Закона и обычая. Но Нибе не прибыл, его представитель тоже. Более того, в Калахе узнали, что в столицу Эллипи – город Марубишти – вступили отряды царя Хатамти (Элама). Оказалось, что Нибе то ли усомнился в «справедливости» царского суда в Ассирии, который мог и не утвердить законность его притязаний на трон Эллипи, то ли надеялся сбросить власть Ассирии, и потому обратился за помощью и покровительством к Шутур-Наххунде, царю Элама (Хатамти). В Сузах с радостью приняли посланцев Нибе. Отобрать без боя у врага целое царство – кто же упустит такую возможность. И в Марубишти вступили четыре тысячи пятьсот щитоносцев царя Элама (Хатамти).

В Калахе пришли в ярость. Сомнений, кто больше достоин трона: Нибе или Испабара, - не осталось. Испабара был принят при дворе самим царем Шаррукиным, обласкан и торжественно венчан на царство Эллипи. А чтобы его титул приобрел реальные очертания, семь областеначальников Ассирии со своими отрядами отправились сопровождать Испабару в его столицу – город Марубишти. Нибе стянул под Марубишти все свои силы. Здесь и произошло решающее сражение, кровавое и жесткое. В нем пали тысячи воинов. Начатое в поле, оно переместилось на улицы города. Хатамтийцы (эламиты) и воины Нибе дрались отчаянно, едва ли не за каждый дом. Об ожесточенности сражения говорит тот факт, что победителю Испабаре пришлось восстанавливать свою столицу. В конце концов сопротивление хатамтийцев (эламитов) было сломлено и они бежали на Родину, грабя по дороге все, что могли. Нибе ушел вместе с ними. Испабара воссел на трон, но ему досталась разоренная страна. И не только потому, что ее ограбили бегущие хатамтийцы (эламиты), но и потому, что воины Ассирии тоже не стеснялись, желая вознаградить себя за трудный поход. Они унесли с собой все, что сумели захватить. Царя рядом не было, а без него дисциплина падала. Жадность преодолевала долг. А может, сам Шаррукин дал команду так поступить. Таким образом, на примере Эллипи правители Ниневии давали понять всем наследникам подвластных царств: не сумел удержать трон – плати имуществом подданных. Так или иначе, но власть Шаррукина вновь простерлась над Эллипи.

В этот год едва не дошло до новой войны между Ассирией и Биаини (асс.: Урарту). По неизвестной причине обе стороны начали стягивать к общей границе войска, но, в конце концов, к вящему удовольствию обеих сторон, конфликт был улажен.

22 ташриту в присутствии самого царя, при большом скоплении народа, статуи богов Ассирии были торжественно доставлены жрецами в храмы, выстроенные для них в г. Дур-Шаррукин.

В айаре следующего, 16-го года правления царя Шаррукина (706 г. до н.э.) город Дур-Шаррукин был официально и торжественно включен в состав городов империи. Надо понимать, в этот же день его жителям были дарованы многочисленные привилегии.

Вместе с царем в Дур-Шаррукин переселились «начальники областей, мудрецы, ученые, вельможи», слуги, торговцы, ремесленники, жрецы, а также женщины царя.

У царя Шаррукина было три жены и множество наложниц. Главной женой считалась мать царевича Сен-ахха-эриба. Она имела личные поместья, право принимать просителей и, частично, влиять на государственные дела.

Каждая из жен имела свои покои. Все женщины жили на женской половине дворца, куда имел доступ далеко не каждый. Источники не сохранили нам имена этих женщин.

В этот же год что-то происходило в Караллу, куда царь двинул отряды областеначальников, и резко обострилась ситуация в Малой Азии. Здесь (возможно не без подстрекательства со стороны царя Фригии) враждебные настроенные к царю Ассирии цари Табала начали работу по организации восстания против власти Калаха в ряде подвластных Ассирии царств и провинций. На рубеже 16-го – 17-го годов правления царя Шаррукина (706 – 705 гг. до н.э.) деятельность царей Табала увенчалась успехом. Одновременно началось восстание против власти Ассирии в Каска, Куэ, Хилакку, Тил-Гариммму. Ассирийцев и их сторонников избивали во всех этих землях. Кто-то бежал, кто-то защищался в селениях, крепостях, городах. На помощь повстанцам пришли военные отряды царей Табала. Разгоралась большая война.

Шаррукин II получил весть о восстании и войне в городе Ашшур, в разгар строительных работ, которые он вел в храме Бога Ашшура – Эхарсаггалкуркурра.

Известие встревожило царя. Последовал приказ вывести войска из лагерей. Царь лично прибыл к армии. Начался последний поход великого полководца.

Можно лишь предположить, что вначале поход проходил успешно. Армия Ассирии, ведомая гением своего непобедимого полководца, уверенно наступала, сметая все на своем пути. Уверенно вступили в земли Табала. Уверенно шли по ним. И вдруг… произошло несчастье. Из дошедшего источника не совсем ясно, то произошло. Все зависит как переводить строку текста, сохранившегося в списке лимму Ассирии. По одним на лагерь царя Ассирии напали враги, которыми командовал Эшпая, военачальник племени кулумейцев. По другим Эшпая из племени кулумейцев был офицером армии Ассирии, допустивший неисправимый промах, благодаря которому воины врага прорвались в лагерь царя Ассирии. Ясно одно: великий полководец, гроза соседей, царь Ассирии Шаррукин II погиб, защищая свой лагерь от ворвавшихся в него воинов Табала.

Смерть великого воителя потрясла Ассирию.

Вновь поднялись каски, жители Куэ, Хилакку, Тил-Гаримму, и изгнали остатки ассирийских отрядов.

В Палестине началось брожение. Его зачинщиком выступил царь Иудеи Езекия, который забыл всех своих клятвах царю Ассирии. Езекия не только отказал в повиновении местной ассирийской администрации, но и начал грабительские набеги на тех подданных Ассирийского государства, кто хотел мира и не выступал против «львов из Ниневии». Демонстративно прекратили платить дань цари Сидона и Аскалона.

В Вавилоне забыли о человеколюбивом отношении к городу царя Шаррукина. Жители Вавилона восстали и торжественно провозгласили царем некоего Мардук-закир-шуми, сына Арду. Ассирийский гарнизон бежал или был перебит. Мардук-апла-иддин, царь Кар-Дуниаша и Бит-Якина, изгнанный Шаррукиным II в Хатамти (Элам) восстал из небытия и с отрядом воинов поспешил прибыть в Вавилон. Мардук-закир-шуми, просидевший на троне всего тридцать дней, был безжалостно убит. Из Вавилона Мардук-апла-иддин призвал всю Вавилонию восстать против ассирийского владычества, и начал собирать армию из добровольцев, жаждущих бороться за свободу своей земли.

Да что в Вавилонии, если в крамола проявилась даже в столице. Градоначальник Калаха, узнав о смерти царя, вместо оплакивания покойного, предпринял попытку к провозглашению правителем государства себя. Он обрядил свою охрану в форму царских телохранителей: в красное платье, с золотыми браслетами, прочим велел надеть парадное платье и нацепить железные кинжалы. Певец по имени Кисай со своими дочерьми пел перед градоначальником песнь, исполняемую лишь для царей. Жена градоначальника совершила жертвоприношение козленка. И только решительность везиря по имени Хамби и группы преданных наследнику офицеров пресекли попытку развязать в государстве гражданскую войну. Градоначальник и его сторонники были схвачены и позднее, надо думать, казнены.

И никому из тех, кто, обрадованный гибелью Шаррукина, воспарил надеждами на свободу и независимость, не пришла в голову страшная мысль, что 12 абу в Калахе при большом стечении народа царский венец Ассирии возложил на свою голову новый великий полководец и правитель – Сен-ахха-эриб, сын Шаррукина.

Шаррукин II, волею случая занесенный на трон Ассирии, показал себя грамотным, осторожным полководцем, тщательно готовившим военные кампании. Большое значение он придавал разведке. Он требовал, чтобы разведывательная работа по выявлению сильных и слабых сторон предполагаемых или реальных противников проводилась постоянно. На основании этих данных рассчатиывали военные планы, определялась стратегия и тактика дейсвтий ассирийских отрядов на той или иной территории. Шаррукпин доверял своим военачальникам, не пытаясь лично подменять их, но держал их дейстельность под своим контролем. Обладал стратегическим мышлением, умел верно определить направление главного удара. Был прекрасным политиком и психологом. Именно поэтому он шел от победы к победе. И хотя историки любят изображать царя Шаррукина жестокосердным извергом, на деле он не был таковым. Шаррукин не выкалывал лично глаза своим жертвам, как это делал его правнук Ашшур-бани-апли, не сжигал пленных, не складывал из них пирамид, как это делал один из его предшественников – царь Ашшур-нацир-апал II. Да, случалось и ему сносить с лиц земли города и отдавать жестокие приказы. Но жителей этих городов, при этом, уводили живыми и расселяли в других местах государства. И, как правило, это было вызвано политической или военной необходимостью.

О том, что Шаррукин бы не жестоким человеком свидетельствует факт, что далеко не все правители, нарушившие свои клятвы, приносимые царю Ассирии, и поднимавшие мятеж, были казнены. Примером являются Гунзинану из Каману, Итти из (К)Аллабрии, «великий» Дайукку из Мана и т.д. А ведь по общепринятым нормам того времени, соблюдаемых во всех странах и на всех территориях, они подлежали смертной казни, при этом жестокой казни, поучительной для прочих колеблющихся.

Шаррукин был великим полководцем, великим правителем и не жестоким человеком, хотя и оставался во многом человеком своего времени – эпохи войн и безжалостных расправ с врагами.

 

Известные походы Шаррукина II:

 

Год вступления на трон – год 1-й (722-721 гг. до н.э.): поход на Израиль.

Год 1-й (721 г. до н.э.): поход на Ту’муна

Год 2-й (720 г. до н.э.): поход на Кар-Дуниаш. Битва при г. Дер;

                                       поход на Табал, Сирию, Палестину. Битва при г. Рапику.

Год 3-й (719 г. до н.э.): поход на Мана, Ардини (асс.: Мусасир).

Год 4-й (718 г. до н.э.): поход на Табал.

Год 5-й (717 г. до н.э.): поход на Хатти (Гаргамиш);

                                       поход на Мана.

Год 6-й (716 г. до н.э.): поход на Мана;

                                       поход на Мана, (К)Аллабрию, Караллу, Мидию. 

Год 7-й (715 г. до н.э.): поход против Биаини (асс.: Урарту), на Наири, Андию, Мидию;

                                       поход на мушков (гр.: Фригию).   

Год 8-й (714 г. до н.э.): поход на Зикерту, Андию, Биаини (Урарту), Ардини (асс.: Мусасир)

Год 9-й (713 г. до н.э.): поход в Ардини (асс.: Мусасир);

                                       поход на Караллу, Шурда, Эллипи, Мидию.

Год 11-й (711 г. до н.э.): поход на Гургум, Палестину.

Год 12-й (710 г. до н.э.) – 15-й (707 г. до н.э.): поход в Вавилонию.

Год 12-й (710 г. до н.э.): поход на Кар-Дуниаш, Калду, Гамбулу, Ятбуру, Хатамти (Элам).

Год 13-й (709 г. до н.э.): поход на Бат-Якин.

Год 17-й (705 г. до н.э.): поход на Каска, Куэ, Хилакку, Тил-Гаримму, Табал.

 

 


Общий список