Общий список

                                  

КАРПЕНКО И.К.

(серия "Великие полководцы")

__________________________________________________

 

 

                                                         Перешедший Евфрат.

                                         

                                                                 Хаттусили I

    

                                                          Жил в XVII в. до н.э.

                                                   Правитель «страны Хатти».

                                                          Правил более 17 лет.

                                                  Совершил более 19 походов.

 

Хаттусили I  был интересной личностью. Ему досталась сложная судьба. Был ли он великим полководцем? Безусловно. Был ли он великим правителем? Это пусть читатель определяет сам.

Источники, рассказывающие о жизни и деятельности этого царя хеттов, дошли до нас весьма своеобразно. Мы знаем о начале деятельности Хаттусили и о конце его жизни. А вот чем он занимался в середине своего правления, не известно ничего.

Когда Хаттусили сменил на троне великого царя «страны Хатти» Лабарну из Куссара, сына царя Пухасумаса, все что было достойно внимания правителей Несы-Куссара, похоже, было завоевано. Границы государства шли по берегам четырех морей: Черного, Мраморного, Эгейского и Средиземного. Независимыми оставались богатая Сирия и территории хурритов на востоке полуострова. Туда и направил свой взгляд Хаттусили. Однако, вначале ему предстояла гражданская война.

Хаттусили был внуком царя Несы-Куссара Пухасумаса. Пухасумас, назначая своего сына наследником трона, женил его на Тавананне, девушке из очень влиятельной семьи. А чтобы укрепить связи своего дома с этой семьей, Пухасумас сделал больше: он выдал свою дочь, сестру Лабарны, за родного брата Тавананны. Сын от последнего брака, таким образом, являлся родным племянником, как самому царю Лабарне, так и царице Тавананне. В результате подобного альянса, согласно древним традициям неситов (хеттов), против которых так упорно боролся сам Пухасумас и его сын Лабарна в молодости, Хаттусили был претендентом на трон номер один. Неизвестно, сам ли Лабарна назначил своим преемником Хаттусили или он умер, не успев распорядиться о наследнике и нового царя избирало народное собрание (панкус), против мнения которого не рискнула идти сама Тавананна. Во всяком случае, когда Хаттусили взошел на трон, Тавананна была еще жива, кстати, как и отец Хаттусили. А потому Каддуси, жена Хаттусили, еще некоторое время была всего лишь «женой царя». По законам Хеттского государства не могло быть двух цариц – тавананн одновременно. А потому пока была жива старая тавананна, новую не короновали.

Вероятно, возврат к старой практике избрания царя, не всем пришелся по вкусу, или же, как это частенько бывало в те времена, узнав о смерти старого царя, часть городов и провинций государства решили, что новому царю дань можно не платить. И так сойдет. А потому часть городов выступила против Хаттусили. Лувийцы из Арцавы пошли еще дальше. Они решили, что можно восстановить свою прежнюю государственную независимость и изгнали неситов (хеттов) со своей территории.

Таким образом, Хаттусили начал свое правление борьбой с восставшими.

Первым делом, он перенес свою главную ставку из горного Куссара в Хаттусас, который к тому времени, вопреки запретам и проклятиям Анниты, вновь превратился в большой город. Разве, что населяли его теперь не хаттийцы, как до походов Анниты, а неситы (хетты).

Первый свой поход Хаттусили направил против хеттского города Санвитта. Вот как он описывает этот поход в своей летописи: «В город Санвитту я пошел, но его не стал разрушать, а только опустошил область этого города. Я оставил своих воинов, чтобы они стояли постоем в двух местах этой области».

Такая мягкость, не свойственная Хаттусили, как военачальнику, вероятно, объясняется тем, что город Санвитта сдался без боя.

Совсем другая судьба была уготована мятежной Цальпе (была расположена в центральной Анатолии; не путать с Цальпой, приморской, которая располагалась на берегу Черного моря). Ее жители оказали сопротивление. Хаттусили за это безжалостно разрушил этот небольшой город. Добычи взял немного – всего три повозки, - но зато полностью ограбил местные храмы, передав изображения и статуи их богов в главные храмы государства: храм Богини Солнца города Аринна и в храм Богини Меццулы. Изображение быка из серебра и серебряный кулак их храмов Цальпы достались храму Богини Солнца города Аринна, изображения остальных девяти богов – храму Богини Меццулы.

Замирив непокорных, Хаттусили начал готовить поход за пределы Малой Азии. Он решил расширить границы своей империи. Его влекли к себе богатые, но слабые в военном отношении государства Сирии.

Первыми испытали на себе силу армий Хаттусили жители государства Мукис (столица государства - город Алалах), расположенного на берегу Средиземного моря. Не имея возможность встать против большой хеттской армии в чистом поле, они заперлись в своих городах. Но это их не спасло. Первым делом Хаттусили взял штурмом столицу царства – город Алалах. Город был разграблен, а его укрепления и большая часть домов разрушены. Затем наступила очередь города Уршу. Город был занят хеттскими войсками. Ограбив жителей Уршу и его окрестностей, оставив в завоеванных землях гарнизоны, Хаттусили, обремененный богатой добычей, пошел домой, но не тем путем (через Алалах), по которому наступал на Мукис, а иным, через цветущие области царства. Таким образом, на обратном пути Хаттусили удалось разграбить города Иккали и Тасхиния. Добычи было столько, что Хаттусили писал: «и дом свой этим имуществом я наполнил до избытка». Так закончился второй год правления Хаттусили.

Весной следующего года Хаттусили пошел на мятежную Арцаву. Серьезного сопротивления жители не оказали, и потому их богатые стада быков и овец стали собственностью хеттов, забравших их в качестве возмещения за труды и издержки похода. За одним на арцавцев наложили прежние дани и повинности, а для их выполнения разместили по стране хеттские гарнизоны, и поставили хеттских наместников.

Нунус, родом из г. Хурма, один из наместников, случайно обнаружил клад золота и серебра, спрятанный местными жителями. При виде найденного богатства у Нуннуса разгорелись глаза, его начала одолевать жадность. Наместник решил нарушить закон, согласно которого он обязан был отправить найденный клад к царскому двору, и оставить золото и серебро себе. А так как он никому не доверял в этом деле, то решил лично отвезти ценности к себе в имение, расположенное в г. Хурма. Но когда Нуннус проезжал город Хунтару, то допустил какую-то ошибку, благодаря которой местный правитель узнал о кладе. Не имея полномочий задерживать одного из арцавских наместников, правитель Хунтары сообщил о кладе во дворец, лично отцу царя Хаттусили, в ведении которого находились подобные дела. Тот отослал письмо сыну. Хаттусили распорядился немедленно схватить Нуннуса, а на его место назначить Сармассуса, который, видимо, должен был расследовать дело. Однако, последний стал медлить и не выехал вовремя в Арцаву. Разъяренный Хаттусили приказал схватить также Сармассуса и всех замешанных в деле о хищении клада. Один из них, свойственник Нуннуса, был убит, а Нуннуса и Сармассуса люди отца царя отвели на гору Тахая, где запрягли в ярмо, как быков. В этом ярме виновные провели всю ночь. Утром же их доставили к царю и разжаловали обоих в крестьянское сословие.

Вероятно, в те же дни произошла история с Цидисом, царским виночерпием. Отец царя велел Цидису за какие-то заслуги перед двором отправить кувшин с хорошим вином Мараттиясу и женщине по имени Хистаяр (то ли верховная жрица, то ли родственница царского дома). Об этом узнал сам Хаттусили и потребовал вино, которое намеревались отправить названным лицам, к себе на пробу. Цидис принес вино царю. Тот одобрил выбор и велел отправлять вино по адресу. Цидис же, по своей жадности, подменил вино, а Мараттиясу и Хистаяр отослал другой кувшин, с менее качественным напитком. Выделенное же для награды вино, оставил себе. Однако, обман вскрылся. О нем донесли царю. Хаттусили приказал схватить Цидиса и избить за обман правителя государства. Цидиса схватили и так отделали, что он умер.

Пока Хаттусили разбирался с подобными делами, на его государство обрушилась беда.

Правители Хурритской империи, которая, возможно, уже называлась Миттанни, и которая складывалась на востоке от реки Евфрат, были раздражены появлением хеттов в Сирии, на которую сами хурриты имели виды. Было принято проучить Хаттусили и отбить у него желание зариться на Сирию. Одна хурритская армия пошла «освобождать» от хеттов Мукис, а вторая, с большим количеством боевых колесниц и пехоты, двинулась в глубину Малой Азии. То ли вопреки ожиданиям Хаттусили, то ли неожиданно для него, хурритская армия преодолела горные перевалы и вышла на равнины центральной Анатолии. И у Хаттусили сразу же начались серьезные неприятности.

Стоило хурритам прорваться в центральные районы государства, как против Хаттусили восстали все покоренные его отцом и им страны. Из крупных городов империи у царя остался лишь Хаттусас.

В эти тяжелые для государства дни проявил трусость один из знатных хеттов. Сантас, один из придворных Хаттусили, находился по делам в городе Анкува, когда узнал, что к городу подходит армия хурритов. Вместо того, чтобы организовать и возглавить оборону города от врага, на что у него были все полномочия, Сантас трусливо бежал на колеснице, бросив граждан Анкувы на произвол судьбы. Когда он прибыл в расположение хеттских войск, отец Хаттусили, который стоял во главе той армии, куда прибыл Сантас, расспросил беглеца и выяснил, что тот сбежал из Анкувы, атакованной врагом. Отец доложил о поступке Сантаса сыну-царю. Решение Хаттусили было однозначным: кастрировать труса. Мение хеттского царя и хеттского общества по этому вопросу совпадали: трусы не имеют права иметь детей.

Что делал в дни вражеского нашествия сам Хаттусили, не совсем ясно. Его летопись весьма туманно рассказывает о том, что покровительница Хаттусили, Богиня Солнца города Аринна очень помогала царю в сражениях, но при этом нигде ни слова о поражении хурритов. Поэтому, можно предположить, что, оказавшись в кольце врагов с ограниченными силами, Хаттусили выжидал, пока главные силы хурритов покинут территорию империи, и только потом перешел в наступление. Или же проводил ограниченные военные операции против восставших городов и районов, не ввязываясь в бои с главными силами хурритской армии.

К сожалению, источники очень скупо рассказывают, как Хаттусили и его военачальники восстанавливали рухнувшую было империю. Сохранилось описание лишь отдельных походов, которыми руководил лично Хаттусили.

Вероятно, уже после ухода хурритской армии, Хаттусили повел армию на крупный город Ненассу, жители которого, по слухам, перешли на сторону врага. Однако здесь царя ждала приятная неожиданность. Стоило передовым частям армии Хаттусили появиться на горизонте, как жители Ненассы тут же отворили ворота и поспешили навстречу царю с подарками, демонстрирующими их лояльность.

Совсем иначе встретили Хаттусили жители города Ульмы, на которых пошел Хаттусили в своем следующем походе. Они дважды пытались разбить армию царя хеттов у ворот своего города, и дважды Хаттусили отбрасывал их обратно в город. Затем был быстрый штурм. Ульма пала. Была разрушена до основания, а на месте города посеяли сорную траву. Были разрушены также храмы города. Изображения и статуи местных богов Хаттусили, по своему обычаю, передал в храм Богини Солнца города Аринна и в храм Богини Меццулы. Область города Ульма была опустошена. Безжалостность Хаттусили в данном случае понятна: жестокостью царь пытался отбить у своих подданных склонность к мятежам и восстаниям против центральной власти. Возвращаясь из под Ульмы, войска Хаттусили, повинуясь приказу повелителя, превратили в пепел селения мятежной области города Саллахсувы, а их жителей превратили в царских рабов.

Половина следующего года ушла на осаду города Санахуитта, того самого, где некогда царь Пухасумас провозглашал наследником трона своего сына Лабарну. Вероятно, в Санахуитте собрались те вельможи из окружения Лабарны, которым не понравилось, что на трон империи взошел Хаттусили, а не один из сыновей великого царя. Не исключено, что среди них находился и кто-то из сыновей Лабарны.  Именно поэтому так упорно обронялись хетты Санахуитты и так упорно осаждал город Хаттусили. Когда же, после шести месяцев боев под городом, хетты Хаттусили ворвались в Санахуитту, то царь дал приказ разрушить все укрепления  и большую часть города. Как поступили с населением и лидерами восстания источники хранят благоразумное молчание.

Завоевание Санахуитты было большим успехом Хаттусили в борьбе с внутренней оппозицией. Вероятно, падение этого центра отрезвило многих из тех, кто выступал против центральной власти, и большая часть отпавших, скорее всего, поспешила повиниться перед царем. Разумеется, их простили. Ни одно разумное правительство не будет уничтожать внутренние провинции государства и его население, если последние готовы признать свою вину и пришли с повинной.

Однако нашлись и упорные. Среди врагов центральной власти оказалась группа городов и районов, наместников и правителей которых возглавил царь города Парманни. Именно на эту группу городов развернул наступление своих войск Хаттусили весной следующего года.

Для начала Хаттусили применил военную хитрость. С большим шумом и рекламой он двинулся походом на город Аппая. По дороге же, оставив пехоту продвигаться к Аппая, сам Хаттусили с колесницами неожиданно развернулся и ворвался в область города Умман. Защитники области были застаны врасплох. Хаттусили с налета ворвался в Умман. В скоротечном бою он сломил беспорядочную оборону и овладел городом. И здесь Хаттусили был также беспощаден к мятежникам. Жителей Уммана частью перебили, частью превратили в рабов. Город был снесен до основания, а на его месте посеяли сорную траву.

Судя по всему, до Аппаи царская армия не дошла. Жители города поспешили повиниться раньше.

Следующий свой поход Хаттусили направил на город Парманни. Воины Парманни, к этому времени, разрушили все дороги, ведущие к их городу. Они надеялись, что таким образом остановят колесницы, но ошиблись. Хеттский царь прошел тем путем, где его не ждали, и вышел к городу. Жители Парманни хорошо усвоили судьбу населения Ульмы, Уммана, Санахуитты, а потому, едва передовые части Хаттусили появились в окрестностях города, как жители Парманни поспешили сдаться на милость победителя. Они заранее открыли ворота, а их старейшины поспешили навстречу царю хеттов с повинной. Хаттусили смилостивился и не стал разрушать Парманни. Какова была судьба царя Парманни, того, кто организовывал и возглавлял царей мятежников, не известно. В источниках об этом ни слова.

С захватом Парманни целостность империи, похоже, была восстановлена. Встал вопрос о возвращении потерянных территорий. Тех территорий, в которых еще стояли хурритские отряды. Речь идет о Сирии.

К походу на Мукис, Хаттусили готовится серьезно. Он знает, что ему будет противостоять не просто коалиция местных сирийских государств, но и мощь хурритской империи. Кстати, вероятно, в этой войне произошел случай, который показал, какая пропасть лежит между полководцем Хаттусили и его многими военачальниками, по традиции набираемых из знатных хеттских семей.

В 5-й год своего правления Хаттусили во главе большой армии, перевалил хребты Тавра и спустился на равнины Сирии. Он шел на царство Мукис. Жители Мукиса собрали войска, восстановили стены своих городов и заключили военный союз с царями сильных сирийских государств Ямхадом (столица город Халпа) и Каргамишем. На помощь Мукису пришла хурритская армия, вероятно, посланная правителями Хурритской империи.

Когда Хаттусили на этот раз появился на территории Мукиса, то он действовал широким фронтом, наступая сразу по нескольким направлениям. Он сам, с главными силами, осадил Алалах – столицу государства, а армию военачальников Сантаса, Сариванды и Кулета направил на город Уршу, в который успели войти войска царства Каргамиш.

Сантас, Сариванда и Кулет, чья армия состояла из 80 боевых колесниц и 8 пеших отрядов (в отряде, по-видимому, насчитывалось до 600 пехотинцев), с первых же дней осады Уршу начали допускать грубые ошибки. Во-первых, не окружили город, как следует, и не отрезали его от связи с внешним миром. В результате осажденные получили возможность координировать свои действия с Халпой и командованием хурритской армии, что стояла на границе Мукиса, не решаясь атаковать Хаттусили. Во-вторых, хеттские отряды принялись штурмовать Уршу в лоб, без предварительной подготовки и использования серьезных осадных средств. В итоге восемь раз ходили хетты на приступ и восемь раз были отбиты и понесли серьезные потери.

Вызванные в ставку для объяснений, Сантас и Сариванда доложили ситуацию под Уршей, заверили своего царя, что Урша полностью блокирована и твердо обещали взять город в ближайшее время.

Обнадеженный их обещаниями Хаттусили предложил им соорудить большой таран, построить осадную «башню-гору» и насыпать осадной вал, чтобы у защитников не осталось надежд на спасение. Царь также высказал пожелание, чтобы Уршу не разрушали, когда возьмут. Она еще понадобиться. Военачальники заверили царя, что все будет исполнено. А Сариванда дал слово, что уже на следующий день начнутся земляные работы по сооружению вала.

Спустя время, Хаттусили, удивленный, что от армии у города Уршу нет никаких благоприятных известий, выяснил, что ничего из того, что он рекомендовал, военачальниками сделано не было. Более того, полководцы не предпринимают каких-либо попыток по захвату города.

Хаттусили вновь вызвал Сантаса в ставку и велел напомнить всем командирам армии о судьбе Тутхалии и сыновей Ларрия, командиров отрядов, которые из-за нерешительности и трусости упустили победу, а также о судьбе Нуннуса и Кулета, замеченных в незаконном присвоении добычи. Офицер Иррия, по вине которого не сделали стенобитное орудие и «башню-гору», по приказу царя был арестован и наказан. Сантасу было предложено немедленно исправить все упущения и взять Уршу.

Сантас пообещал, отбыл и… все осталось по прежнему.

Единственный успех осаждающих: захват в селении Асиха 30 боевых колесниц города Хурухха, что шли на помощь Уршу, ничего не менял.

Хаттусили снова вызвал к себе командиров армии, осаждавшей Уршу, выразил им свое недовольство и потребовал: «Следите за дорогами. Смотрите, кто входит в город и кто выходит из города. Пусть никто из города не сможет уйти к врагу. Пусть никто не сможет пойти ни к Арвару, ни к Халпе, ни к войску хурритов, ни к Цуппе!». Военачальники тут же заверили царя: «Мы следим. Восемьдесят колесниц и восемь пеших отрядов окружают город. Пусть сердце царя успокоится. Каждый стоит на своем месте!»..

Хаттусили выслушал очередные обещания и разрешил своим военачальникам вернуться под Уршу. Можно представить себе гнев хеттского царя, когда к нему привели беженца из Уршу, который рассказал следующее: «Человек царя Халпы приходил пять раз, человек Цуппе в самом городе, люди входят в город и выходят из города, когда им надо. Человек моего господина – Сына Бога Грозы (речь идет о посланце правителя Хурритской империи («Сын Бога Грозы» - один из титулов «великих царей» Митанни и Хурри)) – входит в город и выходит из города, когда ему вздумается…(он обещал жителям Уршу): И от царя (речь идет о правителе Хурритской империи) я помощь приведу».

К сожалению, рассказ «Об осаде Уршу» не дошел полностью и мы не знаем, как поступил Хаттусили со своими нерадивыми полководцами.

После падения Алалаха, который Хаттусили, в конце концов, взял, царь хеттов захватил Уршу и другие города и селения Мукиса. Армия хурритов ничем не смогла помочь местным жителям. Мукис вновь вошел в состав Хеттской империи. Но война на восточных границах владения Хаттусили продолжалась. Несколько хурритских государств, расположенных в Сирии и по берегам реки Евфрат, объединились в коалицию против Хаттусили.

Весной следующего года Хаттусили с большой армией выступил на хурритов, чьи города располагались в верхнем течении реки Евфрат. Город Царупа, атакованный первым, не устоял и был разрушен. Хаттусили вступил на территорию государства города Хассува. У горы Адалур его перехватила объединенная армия Хассувы и Ямхада. В развернувшемся сражении хеттские боевые колесницы смяли врага. После этой битвы Хассува осталась беззащитной. Хаттусили без помех, вброд, переправился на восточный берег реки Евфрат (хетты называли ее Пурана; хурриты – Пуратта) и как он выразился: «страну Хассува я, как лев, растоптал своими ногами».

Город Хассуву Хаттусили вынудил к сдаче. Таваннага, царь Хассувы, был схвачен жителями и выдан живым хеттам. Добыча была огромной. Как писал сам Хаттусили: «Серебру и золоту этой страны не было счета». Только в храмы богинь, покровительниц, царь передал: «Один стол, отделанный золотом, три серебряных стола, […] из серебра. Один трон с ручками, выложенными золотом, одно ложе, украшенное золотом, одну золотую постель» - в храм Богини Солнца города Аринна; «Изображение дочери Богини Аллатум, статую Богини Хебат, три статуи из серебра и две статуи из золота» - в храм Богини Меццулы. В руки хеттов попали два хурритских святилища, задние стены и двери которых были из серебра и золота. Хаттусили так писал о добыче из Хассувы: «Имуществом этой страны я наполнил город Хатти».

Разумеется, продолжать с подобной добычей поход было неудобно. Потому Хаттусили отправил добычу в Хаттусас в сопровождении части армии, а сам повернул на соседнее с Хассувой государство города Хахха. Освободившись от обременявшего армию обоза, Хаттусили быстрым маршем прошел к городу Циппасна; вышел к нему ночью, и взял город ночным штурмом, к полной растерянности защитников города.

Разграбив и разрушив Циппасну Хаттусили пошел на столицу государства. Царь Хаххи вывел свою армию навстречу врагу и у ворот Хаххи дал бой. Хурриты были разбиты. Еще дважды отряды Хаххи выходили сражаться с хеттами, но оба раза терпели поражения. Одержав очередную победу, Хаттусили взял штурмом Хаххи, разграбил и сжег город. Только серебра, захваченного в Хаххи, Хаттусили отправил в свой дворец в Хаттусасе две повозки. Повозка с золотом и серебром уехала в храм Богини Солнца города Аринна. Туда же поехали стол из золота, стол из серебра, бык из серебра, корабль, нос которого был выложен золотом. Пытаясь укрепить свою власть в завоеванных землях, царь хеттов объявил свободными гражданами империи всех рабов царя Хаххи, как мужчин, так и женщин, и освободил их от большинства повинностей.

Хаттусили был очень горд своей победой над Хассувой и Хаххой, и тем, что он первый из «великих царей страны Хатти» пересек великую реку Пурана (Евфрат). Еще больше он гордился тем, что сам великий Шарумкен, основатель Агадейской (традиционное чтение: Аккадской) империи не смог взять Хаххи, а он, Хаттусили взял город.

Свой триумфальный въезд в Хаттусас, по случаю победы над Хассувой и Хаххи, Хаттусили обставил своеобразно. Два пленных царя – Хассувы и Хаххи – впряженные в колесницу, везли Хаттусили, царя победителя, по городу. Народ восторженно приветствовал победоносного полководца. После триумфа Хаттусили приказал отрубить обоим пленным царям голову.

Позднее, в честь победы над Хассувой и Хаххи, Хаттусили велел изготовить из добычи свою золотую статую и установить перед храмом Богини Солнца города Аринна, а также выложить серебром стены этого храма.

На этом летопись Хаттусили обрывается. Однако, из других источников известно, что следующим успехом Хаттусили в Сирии – было завоевание сильного хурритского государства Ямхад (столица – г. Халпа).

Ямхад был едва ли не самым сильным государством Сирии. Соперничать с ним могло лишь царство Каргамиш, чья столица стояла на берегу реки Евфрат, у важнейшей переправы, через которую нескончаемым потоком шли караваны с товарами. Они везли металлы (медь, серебро, железо) и изделия из них из Малой Азии. Везли кедровый, сосновый, самшитовый лес, вино, оливковое масло, ювелирные изделия, предметы роскоши, изделия из бронзы и вели верблюдов, знаменитых черных ослов (именно на них предпочитали возить свои товары купцы) из Сирии и Ханаана. Золотые изделия и предметы роскоши караваны везли из Египта, лошадей, колесницы, оружие, шкуры - из Хурритской империи, ткани, одежды, шерсть, хлеб, олово, свинец, искусные изделия ремесленников - из Месопотамии; великолепных скакунов, бирюзу, лазурит - из государств Иранского нагорья. Часть этих караванов заходила на отдых в Халпу – столицу Ямхада, где находила самый радушный прием. А благодатный для проживания, мягкий климат тогдашней Сирии привлекал сюда множество племен и народов. Кого только не было в городах Сирии: хурриты, арамеи, амореи, ханаане, финикияне, арии. Не даром в XVIIIXVII вв. до н.э. Сирия считалась самым богатым и густо населенным районом цивилизованного мира. Цари Ямхада и Каргамиша собрали в своих дворцах большие богатства. Их армии были многочисленны и сильны. Они поддерживали тесные связи с властителями Хурритской империи, которая, возможно, уже тогда называлась Миттанни. Множество более мелких государств Сирии объединялись вокруг союзных друг другу Ямхада и Каргамиша. Они дружно выступили против завоевателя из Малой Азии. Но Хаттусили оказался искуснее. Ямхад не спасли ни его армия, ни его союзники, ни хурритская помощь из-за Евфрата. К сожалению, источники не сообщили нам о ходе этой войны. Известен лишь итог. Царь хеттов завоевал Ямхад и овладел Халпой, столицей государства. Царь Ямхада то ли погиб, то ли попал в плен. На его трон в Халпе взошел сын Хаттусили, а территория царства вошла в состав Хеттской империи.

Из крупных хурритских государств Северной Сирии в бассейне верхнего течения реки Евфрат, только царству Каргамиш удалось отстоять свою независимость от захватнических устремлений хеттского владыки. То ли Хаттусили не стал испытывать судьбу, нападая на царство Каргамиш и, тем самым, ввязываясь в большую войну с Хурритской империи, чьи правители не  могли допустить, чтобы важнейшая переправа на их западных границах оказалась в руках хеттов, то ли потерпел неудачу. Сегодня этого нам знать, пока, не дано.

В эти годы успех сопутствовал Хаттусили и на севере, где он расширил владения империи на южном берегу Черного моря. Здесь Хаттусили завоевал государство большого приморского города – порта Цальпы, расположенного в устье реки Марассанта. Старая царская династия Цальпы была устранена, а царем Цальпы сел сын Хаттусили по имени Хаппи.

Одерживая победы и расширяя территории империи, Хаттусили не забывал того дня, когда армия хурритов прорвалась во внутренние районы его государства, а те оказались практически беззащитными. Потому всю свою жизнь Хаттусили заботился о строительстве укреплений вокруг крупных городов империи. То есть, ведя успешные завоевательные войны, Хаттусили не забывал об обороне.

Но если, как у военачальника дела Хаттусили шли прекрасно, то, как у правителя…

Хаттусили и его жена Каддуси имели много детей, но счастлив царь не был. Нам неизвестно из-за чего семью Хаттусили сотрясали постоянные заговоры и интриги.

Вначале заговор против Хаттусили устроили те, на кого царь полагался, как на самого себя: второй человек в государстве, он же родной отец Хаттусили, и сын Хаттусили Киццувас, правитель города Пурусханда. Заговор был вовремя раскрыт и заговорщиков схватили.

Потом поднялись «рабы князей» и стали уничтожать «дома князей» и убивать своих господ. Восстание подавили, но некоторые из сыновей Хаттусили в ходе его потеряли жизнь: они были убиты их же слугами и рабами.

Особенно осложнились семейные дела Хаттусили, когда царь постарел и стал часто болеть. Именно в это время разгорелась ожесточенная борьба среди окружения царя за власть. Без мнения царя, его близкие пытались решить, кто взойдет на трон империи после Хаттусили.

Вначале поднялись жители городов Синахува и Убария, которые хотели сместить Хаттусили с трона и посадить на его место одного из его сыновей. Хаттусили с армией пошел на «слишком умных» и строго наказал мятежников.

Затем начались проблемы с Хуццией. Хуцция, сын Хаттусили, был назначен отцом правителем города Таппасанда. Он оказался слабохарактерным. Жители города стали подбивать Хуццию: «Восстань против власти отца своего!» Когда же Хуцция на это не решился, то с ним стали дурно обходиться и презирать. Царю пришлось сместить Хуццию.

В интриги же втянули дочь Хаттусили. К ней пришла группа вельмож Хаттусаса и предложила, чтобы один из ее сыновей взошел на трон. Дочь согласилась. На ее сторону перешли сановники, часть придворных и большая часть населения страны. Хаттусили же в глаза заявили: «Для трона отца твоего нет сына! Подданный сядет на трон! Подданный будет царствовать!» После чего большая часть населения Хаттусаса и страны выступила с оружием в руках против царя. Разразилась гражданская война. Но мятежники переоценили себя. Хаттусили, видимо, излишне мягкий правитель, но талантливый и жесткий полководец, победил в войне своих врагов. Его дочь была схвачена и выведена вместе с детьми в Куссар, но и там она умудрилась организовать выступление против царя. Ее опять схватили, лишили всякого окружения, и поселили в доме в Нижнем городе среди простолюдинов*. После всего содеянного дочерью, Хаттусили отрекся от нее.

Измученный всеми этими треволнениями, царь заболел и отправился в свою резиденцию в Куссаре, в город, откуда он был родом, где прошло его детство, и который он любил. А чтобы после его смерти страна не была ввергнута в хаос войны за власть между претендентами на трон, Хаттусили решил назначить себе преемника. Видимо, с согласия своих сыновей, он восстановил древнюю традицию и назначил наследником трона сына своей сестры, дав ему новое имя – Лабарна, и усыновив его. Свою же сестру Хаттусили объявил тавананной государства и дал ей соответствующие права. Тавананна Каддуси, жена Хаттусили, к тому времени уже умерла.

Но и здесь Хаттусили промахнулся. Оказалось, что юноша Лабарна, не таков, каким считал его царь. Но слово самому Хаттусили: «Я постоянно окружал его заботами. Он же оказался недостойным того, чтобы на него смотрели. Он слезы не уронил, не выказал сочувствия! Он холоден и невнимателен… Слову царя он не внял, а слову своей матери, этой змеи, он внял. И братья и сестры ему все время нашептывали враждебные слова, их слова он и слушал…»

Более того, царю сообщили, что Лабарна готовит списки на уничтожение тех сановников и чиновников, которые преданы Хаттусили. Понятно, что готовили что-то и против самого царя.

Естественно, Хаттусили возмутился подобной неблагодарностью, велел схватить Лабарну и доставить к нему в Куссар. Туда же прибыла перепуганная сестра царя, спасать своего сына. «Его погубили и ты его убъешь!» - рыдая, обвинила она Хаттусили. Слезы подействовали. Лабарна остался жив. Царь отослал сестру от себя, Лабарну же лишил титулов и званий и выселил простым землевладельцем в Нижний город. Несостоявшемуся царю было обещано: «Будешь хорошо себя вести, сможешь подняться вверх!» (то есть вернуться в Верхний город).

А так как болезнь не оставляла Хаттусили, тот созвал в Куссаре панкус (народное собрание), войско и сановников, и в их присутствии назначил своим соправителем и сыном своего внука, юного Мурсили, которому оставалось до совершеннолетия еще три года. Хаттусили просил собравшихся защитить его преемника, в случае своей смерти. Хаттусили так говорил собранию, войску и сановникам про Мурсили: «Ему много богом вложено в сердце! Только льва божество может поставить на львиное место! В час, когда дело войны начнется или восстание тяготы принесет, будьте опорой сыну моему!».

О прочих членах своего семейства Хаттусили выразился так: «До сих пор никто из моего рода не следовал моей воле».

Собрание, войско и сановники утвердили волю своего больного повелителя, и Мурсили был объявлен «великим царем страны Хатти».

Такой выбор преемника старым царем очень не понравился членам семьи Хаттусили. Особенно недовольны были сыновья царя, люди в возрасте, правители областей и царств, которым не улыбалось подчиняться неоперившемуся молокососу. Однако, они не стали сразу выступать против выбора Хаттусили, в расчете, что больной царь вскоре умрет и они решат вопрос о новом царе по своему.

Хаттусили же, к большой досаде своих домочадцев, не только не умер, но еще и излечился от болезни, так долго его терзавшей.

Разочарованные сыновья решили тогда сместить отца силой. Они вошли в контакт с сестрой царя, которая все еще оставалась тавананной (царицей) государства, имела свой двор, своих воинов, и ее сыном Лабарной. Было решено Хаттусили сместить, Мурсили убить, а Лабарну возвести на трон государства. В заговоре, кроме прочих домочадцев, близких к Лабарне и его матери, участвовали три сына Хаттусили: цари Цальпы (Приморской), Хассувы и Ямхада (Халпы).

Как долго готовились заговорщики сказать трудно, но они выступили в момент, когда Мурсили был уже совершеннолетним и мог сам, без опекунов, вести войска в битву. Однако, попытка государственного переворота, предпринятая Лабарной, тавананной и их сторонниками  в столице, закончилась провалом. Отряды, сохранившие верность Хаттусили и Мурсили разгромили заговорщиков. Лабарне удалось сбежать из Хаттусаса. Он укрылся в Цальпе, у Хаппи, но его сторонники жизнями заплатили за авантюрный план своего лидера. У Хаттусили, который всю жизнь старался щадить родню и не обрекать ее на смерть, лопнуло терпение. Царь безжалостно расправился с заговорщиками в Хаттусасе и издал ряд жестких указов. Вот некоторые выдержки из них:

«В будущем никто да не произнесет имени тавананны. И имен ее сыновей и ее дочерей пусть никто не произносит. Если кто-нибудь из сыновей города Хатти произнесет их имена, то пусть ему перережут глотку и повесят его на воротах».

«Вас, моих подданных, род да будет единым, как волчья стая. И те из вас, кто будет перечить словам царя, будь то мешеди, побочные царские сыновья и люди муша, если только они ослушаются, вот что с теми ослушниками. Сыну дворца, который слову царя перечит, глотку пусть перережут, на воротах его пусть повесят.»

Проявил себя и Мурсили. Вероятно, в дни мятежа он показал себя с лучшей стороны: решительным и разумным. Потому, с молчаливого согласия деда, он принял на себя значительную часть власти.

Первым делом от имени обоих царей, Мурсили потребовал у Хаппи, правителя Цальпы, выдать преступника Лабарну, и прибыть самому в Хатуссас для дачи объяснений.

Однако Хаппи выступил перед старейшинами Цальпы и сказал: «Я неугоден своему отцу. Поэтому в Хаттусас я пойду на верную смерть, а со мной и сыновья Цальпы. Разве не готова к гибели эта сотня людей, которых еще не убили?».

Узнав, что Хаппи сам не придет, и Лабарну не выдаст, Мурсили, с благословения Хаттусили, выступил в поход и в г. Харахса уничтожил армию Хаппи. Хаппи удалось ускользнуть с немногими уцелевшими воинами Цальпы. Однако Мурсили не стал осаждать Цальпы, так как что-то произошло, что потребовало его присутствия в другом месте.

Только на третий год, после битвы при Харахсе, Мурсили и Хаттусили с армией появились под Цальпой. Они требовали выдачи Лабарны и Хаппи. Им отказали. Тогда дед и внук осадили город. Два года шла осада. Но предоставим слово летописи тех времен: «Но люди города их (т.е. Хаппи и Лабарну) не отдавали. И их (людей города) теснили. И они умирали. Царь (Мурсили) пришел в Хаттусас, чтобы молиться богам (на деле для войны с Хассувой и Ямхадом, чьи войска выступили на востоке, пытаясь помочь Цальпе), но старого царя (т.е. Хаттусили) оставил он (Мурсили) там. Тот (Хаттусили) пошел на город со словами: «Я стану вашим царем». И войска были с ним, и он разрушил город».

Это была последняя война Хаттусили. По возвращении в Хаттусас, где Хаттусили не застал внука – Мурсили, после победы над Хассувой, осаждал Халпу – старый царь жил недолго и вскоре умер.

Хаттусили начал свое правление разрушением города Цальпа, который лежал в центре Малой Азии, закончил – разрушением города Цальпа, который лежал на берегу Черного моря.

Несмотря на все свои жизненные невзгоды, он принял великую империю от великого правителя и полководца, расширил ее земли и оставил еще более великую империю достойному правителю и еще более великому полководцу.

______________

* Хеттские города делились на две части: Верхний город и Нижний город. В Верхнем городе жил царь, представители аристократии и жречества, в Нижнем – простолюдины.

Жить в Нижнем городе в хеттском обществе значило: лишиться титулов, прав и привилегий, которые имели знатные лица государства, то есть это значило – стать простолюдином (богатым или бедным не важно; у хеттов знатное происхождение и принадлежность к привилегированным слоям общества ценилось куда больше, чем богатство).

 

Известные походы Хаттусили:

Год 1-й: Поход на г. Санвитта.

               Поход на г. Цальпа.

Год 2-й: Поход на Мукис в Сирии.

Год 3-й: Поход на Арцаву.

               Нашествие хурритов.

               Поход на Ненассу.

               Поход на Ульму.

Год 4-й: Поход на Санахуитту.

Год 5-й: Поход на Аппаю и Умман.

               Поход на Парманни.

               Поход на Мукис.

Год 6-й: Поход на Хассуву и Хаххи.

Год ?: Поход на Ямхад (Халпу).

Год ?: Поход на Цальпу (Приморскую).

Год ?: Восстание «рабов князей».

Год ?: Поход на Синахуву и Убарию.

Год ?:  Мятеж в Хаттусасе и гражданская война в империи.

Год ?: Мятеж в Хаттусасе.

Год ?: Поход на Цальпу. Двухлетняя осада Цальпы.


Общий список