Общий список

КАРПЕНКО И.К.

(серия "Великие полководцы")

__________________________________________________

 

                                                                                                                       

Любитель подвигов.

 

Аменхотеп II Аа-хепер-Ра

 

Правитель Египта (Та-Мера)

Жил в XV в. до н.э.

Правил 26 лет.

Совершил не менее 6 походов.

 

Он был сыном великого правителя, талантливого полководца, крупного завоевателя и могучего воина. Его отец Тутмос III оставил своему сыну мировую державу, перед которой трепетали соседи. «Великие цари» Кар-Дуниаша (столица – г. Вавилон), Ашшура (позднейшая Ассирия) и «страны Хатти» (хеттов), беспрерывно слали дары и посольства, желая иметь дружбу с грозным монархом.

Благодаря отцу, уделявшему воспитанию сына большое внимание, Аменхотеп II получил отличную военную подготовку. Небольшого, как и отец, роста Аменхотеп обладал огромной силой и выносливостью. Еще юношей он был отправлен в верхнеегипетский город Танис, где под руководством местного правителя – опытного охотника – обучался искусству стрельбы из лука. В этом Аменхотеп достиг исключительного мастерства. Выбирая себе оружие по нраву, он перебрал более 300 самых лучших луков страны, выискивая наиболее тугой. И нашел, что хотел, а позднее хвалился, что никто из египетского войска и иноземных правителей не был в состоянии натянуть его лук. Из этого лука Аменхотеп как-то пробил четыре медных целей (каждая в палец толщиной), расположенных на расстоянии 20 локтей (около 10 м) друг от друга. Благодаря своей силе он был также страшен в рубке.

Был Аменхотеп и страстным любителем лошадей. Как-то Тутмос III распорядился выдать Аменхотепу превосходных скакунов из своих конюшен в Мемфисе и предложил сыну упражнять их. Царевич так воспитал лошадей, что они у него не уставали и не потели даже при быстром беге, чем вызвал огромное удивление у знающих людей.

Но больше всего Аменхотеп любил устраивать различные состязания, в которых можно было покичиться перед прочими своей силой и ловкостью. Именно за это любил он греблю. Как-то в гонке он перегреб на р. Нил 200 профессиональных гребцов. Те пройдя «полпотока» (около 2 км?) выдохлись, Аменхотеп же, сам гребя веслом в 20 локтей (около 10 м) прошел 3 «потока» и привел судно к причалу, ко всеобщему восхищению.

Все это говорит о том, что Аменхотеп был великолепно подготовленным воином.

Едва только Тутмос III умер, как Сирия и Ханаан (позднейшая Палестина) были охвачены брожением. Агенты враждебного Египту Митанни и, возможно, хеттов начали подстрекать местных владетелей воспользоваться моментом и сбросить тяжелую власть царя Нильской державы. Зашевелились и кочевники пустыни, расположенной на восток от р. Нил. Но если подчиненные народы рассчитывали, что с новым царем Египта будет легче справиться, то они жестоко ошиблись. Аменхотеп II оказался едва ли не самым опасным и скорым на расправу из всех египетских завоевателей.

Сразу же после восхождения на престол Аменхотеп II обратил свое оружие против кочевников пустыни и с армией обрушился на них. «Страны» Генеунтиу и Кенемтиу, расположенные к востоку от р. Нил были возвращены под власть Египта, а вождям восставших племен отрубили головы.

После окончания похода, на празднике в честь города Ния (Уисе, по гречески Фивы) Аменхотеп вновь устроил гонки в гребле. Здесь отличился прославившийся еще при Тутмосе III своей храбростью и силой военачальник Аменемхеб, который греб наравне с царем. Аменхотеп был так восхищен этим, что назначил Аменемхеба «начальником войска», то есть главнокомандующим армии. Однако, надо отметить, что прежде, чем поступить данным образом, царь собрал полные сведения по воинской биографии Аменемхеба.

Вероятно в эти же дни первых месяцев единоличного правления Аменхотепа II впервые на территорию Египта прибыло посольство хурритского государства Митанни.  В Митанни в это время правил то ли противник Тутмоса III на поле брани – царь Прасадатар, то ли его сын, новый царь Митанни Саушсадатар. Правительство Митанни предлагало новому повелителю Египта положить конец многолетней войне между двумя могущественными державами. Надо полагать, что у хурритов где-то были серьезные военные проблемы, если они были готовы отказаться от богатейших районов Сирии и Финикии, лишь бы иметь возможность снять воинские части с египетского театра военных действий.

Аменхотеп II охотно согласился на предложения царя Митанни, удержав за собой все завоевания отца в Сирии, Финикии и Ханаане. Мир был подписан.

Казалось, в азиатских владениях Египта наступает пора тишины и спокойствия. Куда там. Уже в 3-й год правления Аменхотепа II восстали владетели страны Ретену (Сирия) и «поколебали границы Египта». Аменхотеп безжалостно расправился с восставшими, «восстановил границы Египта» и лично сразил боевым топором семь мятежных правителей «страны Тахси» (к северу от Дамаска). Их тела как показательный пример всем были повешены вниз головой на борту царского судна, на котором победоносный  полководец возвращался в свою столицу. Шестеро тел затем повесили у стен города Ния (Фивы), а седьмое у г. Напата в Куше, у четвертых порогов р. Нил, на устрашение местным жителям. Возможно, тогда же Аменхотеп побывал в Куше лично и навел там порядок железной рукой. Недаром одна из его надписей сообщает, что он сокрушил нехси (негров Куша).

В 7-й год своего царствования Аменхотеп вновь появляется в Сирии. К сожалению, источники не сообщают, шел ли он туда берегом Средиземного моря или переправил свое войско на кораблях в один из портов Финикии. Описание похода начинается с боевых действий у восставшего сирийского города Шамаш-Адуму, расположенного неподалеку от р. Оронт. Здесь царь самолично начал захватывать пленных и скот, и довольно таки преуспел в этом. 35 сирийцев и 22 быка такова была личная добыча Аменхотепа у Шамаш-Адуму. После наведения порядка в Шамаш-Адуму, египетское войско начало переходить р. Оронт и тут Аменхотеп, который стоял на своей боевой колеснице (она носила имя «Бог Амон силен, богиня Мут довольна») на берегу реки и наблюдал за переправой своих войск, обратил внимание, что на остатки его арьергарда, еще не успевшего перейти реку готовят нападение сирийцы. Не раздумывая, Аменхотеп сам, на колеснице, бросился на отряд врага. Он кружил вокруг него, расстреливая врагов из своего могучего лука. Потеряв командира и множество воинов, сирийцы с позором бежали. Египетские воины не вмешивались, издали наблюдая за подвигами своего полководца и повелителя.

На 14-й день, после переправы через р. Оронт, царь Египта добрался с войском до местности, располагавшейся к югу от «страны г. Ния» (в болотах нижнего течения р. Оронт), где была великолепная охота. Население Нии было поражено внезапным появлением египетских войск и, надо понимать, сопротивления не оказывало. Наоборот, местные жители дружно начали славить величие и могущество своего египетского повелителя. Здесь Аменхотеп получил известие, что, в подвластном ему крупном портовом городе Угарит, готовится избиение египетского гарнизона. Правитель Египта немедленно со всем войском поспешил на помощь своим. В какое время он подошел к Угариту: до восстания, во время восстания или после победы восставших, - нам не известно. Но его неожиданное появление для мятежных жителей Угарита имело самые печальные последствия. Мятежники были все поголовно перебиты, а их жены и дети превращены в рабов. Восстановив прочную власть Египта в Угарите, Аменхотеп направился домой вдоль р. Оронт. По дороге он за что-то разграбил поселение Манджату, получил клятву верности и покорности от правителей Гизры и «страны Инки». Заставил принести такую же клятву правителя г. Кадеш на р. Оронт и всех его жителей, вплоть до детей. Здесь же Аменхотеп устроил состязания по стрельбе из лука по двум медным мишеням, в котором сам же и победил. Дальше еще отдыхали; охотились в лесу Рабиу на газелей, антилоп, зайцев, онагров; наслаждались жизнью. Когда надоело, двинулись в направлении Средиземного моря, на берег которого и вышли в районе г. Библ (по египетски Губла). Отсюда пошли к Египту по цветущим местностям Финикии.

Южнее крупного морского порта Сидон Аменхотепу снова представилась возможность лично отличиться. Неизвестно по какой надобности он оказался сам один на своей боевой колеснице в районе города Хашабу. И тут его атаковал отряд сирийцев в тридцать шесть воинов. Разумеется, они были уверены в своей победе, но жестоко ошиблись. В ожесточенной схватке Аменхотеп сразил двадцать из них (кого из лука, кого мечом), прочие в ужасе сдались, были привязаны к его колеснице и доставлены в египетский лагерь. За одним египетский полководец прихватил с собой стадо коров. Не надо объяснять, какой восторг вызвало у войска это деяние их полководца. Жители Хашабу, узнав об этом, тут же поторопились принести клятву верности. Под конец похода произошло событие, давшее правительству Египта доказательство тайных действий царя Митанни на подвластных Аменхотепу территориях. К северу от Яффы в руки египтян попал тайный гонец царя Митанни с посланием своего повелителя к местным, подчиненным Египту, владетелям.

Вступление в Мемфис, одну из столиц Египта, Аменхотеп обставил со всей торжественностью. На боевой колеснице с ним ехал военнопленный сириец. Вели или везли 550 знатных сирийцев и 240 их жен, 640 знатных ханаанеев, 232 сына, 323 дочери, 270 наложниц правителей Сирии и Ханаана в их роскошных одеждах, с украшениями из серебра и золота. Гнали толпы пленных из простолюдинов и десятки тысяч голов скота. Сама царица, супруга Аменхотепа, в сопровождении знатных женщин встречала мужа – победителя на глазах у всего народа. Триумф был великолепен.

Разумеется, в честь благополучного возвращения из похода последовало великое множество пиров и праздников. Тем более, что погулять Аменхотеп любил. Об этой его склонности говорит тот факт, что во время своих походов царь большое внимание уделял захвату в плен местных певиц, музыкальных инструментов и всего, что «служило увеселению», а также любопытное письмо, дошедшее до нас. Это деловое письмо, предназначавшееся наместнику Куша в 23-м году царствования Аменхотепа II в день восшествия на престол, имело следующее заглавие: «Список указа, изготовленного величеством его своими собственными руками в сокровенной части дворца, когда оно (то есть его величество Аменхотеп) сидело, пило, проводило веселый день».

 Долго наслаждаться мирной жизнью царю, однако, не дали. Деятельность агентов Митаннийского царя, в конце концов, дала всходы. К началу 9-го года правления большая часть Сирии и Ханаана (Палестины) охватило антиегипетское восстание. Пришлось собираться в поход.

Поход 9-го года правления выполнял задачу восстановление власти Египта в северном Ханаане (Палестине), на территории между Мертвым морем, Тивериадским озером и Средиземным морем. Опять неизвестен маршрут первой части похода. Источник рассказывает нам лишь о действиях египетских войск, начиная с атаки на г. Апек (расположен в 10 км к западу от Бет-Шеана). Местный правитель сдался на милость победителя. Зато правители соседних Монасии и Хатичан настолько разгневали царя своим неповиновением, что он превратил в рабов всех жителей этих селений. На утро Аменхотеп с небольшим отрядом отбыл к городам Итурин и Мигдол-Иун (где-то в районе позднейшей Самарии). Количество пленных, захваченных здесь было так велико, что на ночь, чтобы они не разбежались, их окружили рвами и валами, на которых разожгли огонь. Царю лично пришлось охранять участок этой импровизированной стены. И только утром подошли основные египетские силы, и полководец смог снять с себя бремя заботы по охране военнопленных. На 155-й день похода Аменхотеп штурмом взял город Анахарат. Не спеша продвигаясь к морю, египетская армия достигла местности Хаукти, куда доставили Кеки, правителя Геба-Сумне (недалеко от современной Хайфы). Аменхотеп назначил на его место другого правителя, а сам направился в Египет, где в Мемфисе опять торжественно отпраздновал свои победы. И было, что праздновать. 217 правителей Сирии и Палестины, и около ста тысяч их подданных пригнал Аменхотеп в качестве добычи. В ходе похода, похоже, были разбиты вспомогательные отряды митаннийского правителя, присланные на помощь мятежникам.

Продемонстрированная мощь египетского оружия произвела впечатление на соседей. Три «великих царя» Митанни, «страны Хатти» (хеттов) и Кар-Дуниаша (Вавилона) прислали свои посольства с дарами к Аменхотепу II.

К сожалению, до нас не дошли источники, повествующие о дальнейших походах этого весьма своеобразного, любившего удивлять своих подчиненных личными подвигами, полководца. Но мы знаем, что в более поздний период Аменхотепу II пришлось ходить походом на страну Хару; брать штурмом Хаджор (Хацор) и Кадеш; сражаться против жителей Тунипа, Катны, Нейи; силой возвращать под власть Египта правителя государства Ямхад (Халпа). Источники не дают возможность восстановить хронологию или, хотя бы, последовательность данных событий.

Во второй половине царствования Аменхотепа II ситуация в Сирии для египтян усугубилась появлением третьей силы.

При Тутмосе III правительство Египта, если и воспринимало далеких правителей Хеттской империи («страны Хатти», как называли свое государство неситы (хетты); столица город Хаттусас), то лишь как союзников в борьбе с Митанни (отношения хеттов и хурритов были традиционно враждебными). Более того, на берегах Нила посольства хеттских царей в 33-й и 41-й годы правления Тутмоса III восприняли, как подношения слабых, трепещущих перед могуществом великого Египта. Так же расценивалось хеттское посольство еще в 9-й год правления Аменхотепа II.

В тот момент, так оно, скорее всего, и было. Ситуация изменилась с воцарением в Хаттусасе царя Тутхалии II, крупного государственного деятеля и военачальника. Возродив мощь Хеттской империи в Малой Азии, Тутхалия обратил свое внимание на Сирию. Видимо, не без его участия, государство Ямхад (Халпа), тяготившееся властью Египта, передалось под власть хеттов.

Аменхотеп II был вынужден смириться с этой потерей. Имея отнюдь не дружественные отношения с Митанни, он не мог позволить себе вести войну еще и с могущественной Хеттской империей.

Не исключено, что примеру царя Ямхада последовали и другие династы: кто ушел к хеттам, кто к Митанни, как это, наверняка, случилось с царем Кархемыша, после «самоопределения» Ямхада; царство Кархемыш располагалось на берегу р. Евфрат, между территориями Ямхада и Митанни.

Аменхотеп II не мог остановить процесс отпадения от Египта сирийских территорий без риска ввязаться в большую войну с Митанни или хеттами. А такой войны Аменхотеп II, похоже, избегал. Почему? Источники не сообщают.

К концу правления Аменхотепа II ситуация в Сирии еще больше обострилась из-за неразумных действий царя Ямхада. Последний решил переметнуться из под власти хеттов под власть царя Митанни. Последствия для Ямхада оказались катастрофическими. Разгневанный Тутхалия явился с армией в Сирию, нанес поражение царю Митанни (то ли Саушсадатару, то ли его преемнику – царю Артадаме), царю Ямхада, взял и разрушил столицу государства Ямхад – город Халпу (по хетт.: Халап).

Таким образом, вмешательство Хеттской империи в Сирийские дела отодвинуло границу Египта в Сирии до линии: Угарит – Ния – Астата. Разумеется, такое не могло нравиться в Египте, но какие-то причины удерживали Аменхотепа II от большой войны с хеттами.

Тутхалия II умер, видимо, незадолго до смерти Аменхотепа II. Со смертью Тутхалии хетты, похоже, потеряли интерес к северной Сирии и там вновь укрепились митаннийцы.

Так что новому царю Египта, сыну и преемнику Аменхотепа II, воинственному и храброму Тутмосу IV пришлось начинать свое правление с похода в Сирию, против митаннийцев, для возвращения потерянных земель отца и деда.

 

Известные нам походы Аменхотепа II.

Год 1-й: Поход против кочевников пустыни к востоку от р. Нил.

Год 3-й: Поход в Сирию, в страну Тахси.

Год ?: Поход в Куш.

Год 7-й: Поход в Сирию и Ханаан (Палестина) к Нии и Угариту.

Год 9-й: Поход в Сирию и Ханаан (Палестина). Бои в районе Бет-Шеана.

Год ?: Поход в Северную Сирию, к Халпе.

 

 


Общий список