Общий список

                                                                              КАРПЕНКО И.К.

Мурсили II, как полководец.

 

Прежде, чем говорить о полководческом мастерстве Мурсили II, необходимо сказать об организации и вооружении хеттской армии и армиях ее противников.

К сожалению, данный период освещен источниками крайне неравномерно. Более менее нам известно об организации и вооружении египетской армии, кое-что о хеттской и практически ничего про ассирийскую. Поэтому в ходе изложения материала придется делать некоторые предположения, основанные на элементах организации армий других государств того периода.

Хеттская армия эпохи Мурсили II состояла из колесничных отрядов, пехоты, саперов и, возможно, флота. Трудно представить, что имея границами государства три моря (Черное, Эгейское и Средиземное) хетты не имели своего военного флота. 

Ударное ядро хеттской армии составляли колесничные отряды. Они состояли из отрядов, постоянно находящихся при царе1. Какая-то их часть формировалась из отрядов, присылаемых городами и, не исключено, состояла из местной знати2. Часть отрядов формировались из колесниц подчиненных правителей и союзников3. Если судить по высокой стандартизации хеттских боевых колесниц, основной костяк (во всяком случае, царских отрядов) колесничных воинов набирался из определенных слоев хеттского общества, проходил единое обучение под началом опытных царских офицеров – инструкторов, получал единое вооружение и служил постоянно. Только таким образом можно объяснить высокую выучку, слаженность действий колесниц в бою и их многофункциональные особенности. Содержание этих постоянных частей осуществлялось царским домом за счет казны. Для ополчений, в том числе и знати, призываемой на время военных действий, подобное не предусматривалось, т.к. они имели свои специальные наделы4.

Пехота делилась на тяжеловооруженную5, вспомогательные части воинов – sarikuwas6, отряды ополчения, присылаемых городами (в том числе и только что завоеванными) на случай войны2 и профессиональных дружин подчиненных правителей7.

Тяжеловооруженные части состояли из специально обученных воинов, находившихся на содержании царского дома, имевших стандартное вооружение за счет казны и несших постоянную службу – они составляли ядро хеттской пехоты. В хеттских источниках нигде не говорится об этом. Однако, нам известно о наличии подобных частей армии в Египте8 того периода. Маловероятно иное устройство у хеттов. Подтверждением наличия постоянных частей в хеттской армии говорит наличие у хеттов зимних военных лагерей, где воины тяжеловооруженной пехоты и колесничных отрядов царя проводили наиболее холодные месяцы года9.

Как и из кого формировались в хеттской армии воины - sarikuwas, другие вспомогательные части, саперы, гарнизоны крепостей и пограничные отряды можно только предполагать.

Также на уровне предположений остаются любые рассуждения о составе и устройстве хеттского флота. Ясных источников на эту тему нет.

Вооружение хеттской армии было следующим.

Хеттскую колесницу несла упряжка из двух лошадей. Сама боевая колесница была тяжелой, так как для боевой колесницы излишняя легкость вредна. Она делает колесницу неустойчивой, а значит ненадежной в бою. «Легким был лишь деревянный каркас колесницы; борта же затягивались толстой кожей, досками, плетенкой из прутьев и нередко обивались бронзовыми, а позднее и железными бляхами, пластинами, чешуями. Особенно тяжелыми были такие изящные с виду колеса со спицами: они могли иметь спицы из бронзы – на каждую спицу шло около килограмма металла, бронзовые ободья и оковки с шипами/гвоздями, на которые для пары колес могло идти до 30 кг бронзы»10.

Для защиты лошадей применялся конский панцирь, прикрывавший шею и грудь лошади. К нему относилась и попона. Конский доспех изготовлялся из многослойной простеганной кожи, ткани, войлока и нередко обшивался металлическими бляшками, пластинками или чешуйками11.

Хеттские колесницы в отличие от армий других народов несли трех воинов, а не двух. По своей специализации хеттские колесничные воины делились на возницу, щитоносца и лучника или копейщика (в зависимости от театра военных действий), что давало неоспоримое преимущество хеттам в рукопашной при равенстве колесниц12.

Хеттские колесничные воины были облачены в ламеллярный доспех13. Щит (им действовал щитоносец) приходился один на колесницу. Он был либо 8-образный, либо овальный с дуговыми вырезами по бокам. Иногда использовали заимствованный из Сирии прямоугольный щит. Щиты были небольшими: прикрывали верхнюю половину тела14.

Хеттские колесничные воины были вооружены как луками (известны два их вида – треугольный и лук, у которого оба конца выгнуты наружу15), так и копьями, и были обучены использовать в бою оба вида оружия. Такая многофункциональность была связана с различными воинскими традициями народов, с которыми приходилось воевать хеттам. Если на равнинах и горах Сирии хетты сталкивались с египетскими колесничными отрядами, чьи воины были вооружены исключительно луками и предпочитали этот вид оружия в бою всем другим16, то на западе Малой Азии воины Эгеиды предпочитали рукопашный бой на копьях с колесниц17. Естественно, что хеттам приходилось применять тот род оружия и метод ведения боя, который был наиболее эффективен с данным противником.

Наиболее распространенными были два способа атаки колесниц: лобовая фронтальная атака, в которой могли участвовать сотни и даже тысячи колесниц, и обход вражеского войска с флангов.

Для фронтальной атаки колесницы выстраивались в две линии в шахматном порядке, чтобы повозки второй линии не врезались в колесницы первой, и одновременно мчали в атаку, вызывая психологический шок у противника18. Если им удавалось опрокинуть врага или расстроить его ряды, то тогда в бой вступала пехота. Вооруженная однолезвийными серповидными мечами – секачами – или боевыми топорами, она добивала бегущие или расстроенные ряды врагов. Когда же перед хеттскими колесничными отрядами оказывался хорошо вооруженный, тренированный и обученный противник, которого нельзя было смять фронтальной атакой, тогда применялся обход с флангов. Для охвата с флангов колесницы двигались колонной, причем трудно сказать, разворачивались ли они для соприкосновения   с противником в момент сближения лицом к нему, или же ограничивались передвижением вдоль фланга противника по направлению к его тылам, расстреливая его из луков и забрасывая дротиками19.

Хеттам вообще характерна высокая гибкость военного мышления. Они очень грамотно учитывали с кем воюют. Это бросается в глаза на примерах использования хеттами тяжелой пехоты.

Как и хеттские колесничные воины, тяжеловооруженная пехота хеттов также носила ламеллярный доспех20. Но если для сражения на равнинах Сирии и Палестины хеттские воины были одеты в длинный, едва ли не до пят, доспех, то в горах Малой Азии они же носили короткие доспехи, не прикрывавшие даже колени21. Длинный доспех защищал ноги хеттских воинов от стрел – отряды великолепно обученных лучников являлись основной ударной силой египетской пехоты. Для борьбы же с быстрыми и подвижными горцами из многочисленных племен касков длинный доспех был непригоден – попробуйте побегать в горах в длинных юбках. Так же с учетом особенностей врагов выбиралось и оружие. Если для сражений с касками и воинами запада Малой Азии хеттские пехотинцы применяли метательные копья, боевые топоры и серповидные мечи – секачи, то для боев против египетских войск были вооружены тяжелыми и длинными копьями, и  секачами. Эти копья позволяли панцирной хеттской пехоте останавливать атаки египетских боевых колесниц, секачи же позволяли с успехом рубиться с египетскими щитоносцами, вооруженными боевыми топорами22. Вероятно, в их вооружение входили и кинжалы, иногда железные. В защитное вооружение тяжеловооруженных хеттских воинов входили также щиты 8-образной формы и металлические шлемы (бронза), имевшие наушники и назатыльники23.

С вооружением прочих частей хеттской пехоты не все ясно и здесь больше предположений, чем доказанных фактов.

Как были защищены и вооружены хеттские саперные части нам неизвестно. Они умело возводили укрепления и вели осадные работы.

Постоянные войны в горах Малой Азии, где едва ли не на каждой удобной скале можно было построить крепость или укрепление, привели к тому, что хетты имели богатые традиции по штурму крепостей еще со времен «великого царя» Анниты (XIX в. до н.э.)24. Для времени Хаттусили I (конец XVII в. до н.э.) засвидетельствовано применение тарана25. Вероятно, ко времени Мурсили II  для хеттов не являлось проблемой овладеть любым, даже самым укрепленным городом. Так отец Мурсили II Суппилулиума I овладел такой первоклассной крепостью, как Гаргамиш (ег.: Кархемыш) на р. Евфрат всего за восемь дней26.

О делении на воинские подразделы и внутренней структуре хеттской армии нам практически ничего не известно. Главнокомандующим армии являлся сам царь, а высшие военачальники набирались, как правило, из родственников царского дома и имели высокие придворные чины: «главный конюший», «главный чашник» и т.д.27. Дружинами подчиненных правителей руководители сами правители или присылаемые ими офицеры28.

Кроме централизованного обеспечения и содержания постоянных колесничных отрядов и тяжеловооруженной пехоты, и, может быть, пограничных частей, хеттский царский дом, похоже, не утруждал себя расходами на жалование прочим частям войска. Вознаграждением за участие в походах им служила военная добыча, щедро оставляемая хеттскими полководцами воинам, после изъятия царской доли29.

Сирийские и финикийские союзники хеттов имели свое традиционное вооружение. Как правило, два воина (возница-щитоносец и лучник или копейщик) на колеснице, запряженной парой лошадей30. Тяжелая пехота и колесничные воины имели чешуйчатый или, реже, ламеллярный доспех и небольшие прямоугольные (реже квадратные) щиты, закрывавшие тело воина от носа до пояса. Более легко вооруженные воины использовали панцири-перевязи, сделанные, скорее всего из кожи и панцири-«корсеты», обшитые бляшками. Легковооруженные воины носили металлические боевые пояса; панцирей не имели. Вместо них, вероятно, носили подвесные металлические диски на груди и спине31.

Носили шлемы металлические (сфероконической формы, яйцеобразной формы из мягкого материала, обшитого металлическими бляшками или пластинами), а также, из кожи, шкур или войлока32. Широко применяли мечи-секачи, длинной в 50-70 см., булавы, боевые вилы, копья и луки33.

При Мурсили II хеттам пришлось вести боевые действия с армиями Египта, Ассирии, Ацци-Хайасы на юго-востоке и востоке, племенами касков на севере, а также, армиями Арцавы, Маса, Аххиява и других государств запада Малой Азии и народов Эгеиды.

Ассирия. Ее армия делилась на колесничные части, пехоту и саперов. Войско состояло из воинов, являвшихся держателями специальных дворцовых наделов, из ополченцев, несших повинность за свою общину и царских людей, не имевших особых наделов; последние, по крайней мере, позже, служили только в обозе34. Колесницы несли двух воинов – возницу и лучника; запряжены были парой лошадей35. Колесничные воины и тяжеловооруженные пехотинцы, возможно, носили очень длинный ламеллярный доспех, легковооруженные – боевые металлические пояса и бронзовые подвесные диски. Бронзовые шлемы ассирийских воинов имели сфероконическую и, возможно, коническую форму36. Какие щиты имели тяжеловооруженные пешие и колесничные ассирийские воины в этот период, нам не известно. Прочие воины, вероятно, согласно месопотамской традиции, идущей от государства Агаде (Аккад) щитов, видимо, не имели вовсе. Они сражались сразу двумя видами оружия: коротким копьем в правой и боевым топором в левой руке37. Бездоспешные воины и царские телохранители были вооружены булавами. Луки ассирийцы применяли маленькие сегментовидные38. Главнокомандующим армией являлся царь; военачальниками - знатные землевладельцы из Ашшура39.

Египет. Египетское войско было постоянным. В мирное время воинов использовали для работы в каменоломнях. Пехотинцев набирали из народа (один из десяти юношей шел в армию). Часть колесничих тоже, хотя туда шла и знать. Военному делу обучали с детства. 

Было организовано обучение воинов. Новобранцев учили борьбе, прыжкам, свободному бегу, бегу и шагу шеренгами, применению копья, меча и других видов оружия в бою. Обучали военному строе, маршировке, бою в шеренге и рассыпном строю. Большое внимание уделялось обучению стрельбе из лука не только лучников, но и воинов знатного происхождения. Стрельбе из лука дети царей и знати обучались с малых лет40.

Армия Египта делилась на пехоту, колесничное войско и отряды иноземцев. В состав пехоты входили корабельные воины и флот. Корабельные воины сражались на суше вместе с пехотинцами41. Совершенно особую часть войска составляли отряды сопровождения царя. В них входили, как царское сопровождение, так и телохранители42.

Значительная часть войска состояла из иноземцев: кушитов, ливийцев,  реже, сирийцев. Часть иноземных воинов набиралась из военнопленных. Иноземные воины получали земельные наделы. Из них набирались царские телохранители, формировались гарнизоны крепостей, так как египтяне ненавидели постой на чужбине43. Воинов из кушитов и ливийцев обучали военному делу, так же, как и египтян44.

Колесничное войско этого периода составляло главную ударную силу египтян. В колесницу запрягали двух лошадей. На колеснице находились два воина: возница-щитоносец и лучник. Часть колесничных воинов, была одета в чешуйчатые доспехи, делавшиеся из кожи бегемота и других крупных животных45.

Телохранители царя и отборные части наемников носили мягкие панцири, сделанные из кожи, проложенной упругой массой и простеганной горизонтальными линиями. В отдельных местах панцири были усилены нашитыми бронзовыми бляшками46.

Египетская пехота делилась на лучников и щитоносных копейщиков.

Щитоносные копейщики были вооружены длинным (свыше 1,5 м) копьем, боевым топором, длинным кинжалом. Реже они имели хопеш – египетскую разновидность меча типа «секач»47. Их защитный доспех состоял из мягкого панциря, делавшегося из мягкой кожи, толстой ткани или войлока, между слоями которых находился упругий материал: шерсть, волос и т.д. Все это простегивалось шнурами или металлическими бляшками. Панцирь имел правый, до середины локтя, рукав. Воин также имел прямоугольный, с закругленным верхом, и усиленный умбоном, щит не более 60 см. высотой48.

Основной ударной силой египетской пехоты и ее костяком считались лучники49, отличавшиеся великолепной выучкой. Они действовали специальными, весьма крупными отрядами. Они были вооружены большим (1,5 м.), дальнобойным луком, и стрелами с медными наконечниками50. Одеты они были в панцири, аналогичные панцирям копейщиков, только рукав у них был не на правой, а на левой руке51.

Кроме лучников в египетской армии широко использовали пращников, которые, видимо, входили в состав иноземных отрядов52.

Шлемов египтяне не носили. Голову они защищали упругим волосяным париком53.  

Иноземные воины служили только в пехоте. Очень часто они были вооружены оружием своей Родины. Сирийские наемники были вооружены копьем и длинным кинжалом, кушиты – луками и бумерангами54.

Египетская армия делилась на крупные корпуса (меша), носившие имена главных богов Египта (Амона, Ра, Птаха и т. д.). Корпус (меша) делился на шесть полков (пежет): четыре полка пехоты и два колесничных. В число пеших полков (педжет), вероятно,  входили: один полк лучников, два копейщиков - щитоносцев и один полк щитоносцев, вооруженных ударным оружием ближнего боя – боевыми топорами, булавами, мечами хопешами и так далее55.  

Колесничный полк (педжет) имел в своем составе четыреста боевых колесниц и делился на четыре отряда (са) по 100 колесниц в каждом. Колесничные отряды (са) делились на подразделения по двадцать пять колесниц в каждом. В должности колесничных офицеров, как правило, служила только высшая аристократия56.

Пехотный полк (педжет) делился на четыре отряда (са) по 200 рядовых воинов в каждом. Отряд «са» имел свой стяг и являлся основной военной единицей египетской армии. Он делился на отряды в 50 воинов, а те на более мелкие «отделения» по 5 - 15 воинов. На каждые пять пехотинцев приходилось по старшине, имевшему одинаковое с воинами вооружение, но снабженному дополнительно палкой57. Пехота имела барабаны и трубы.

Иноземные воины составляли самостоятельные контингенты войск, разделенные по национальностям и вооруженные традиционным для них оружием.

Пограничные войска - отрядов маджаев - набирались из кушитов и египтян58.

Флот состоял из парусных, парусно-весельных и весельных кораблей. Делился на две эскадры: северную и южную. Служба в северной эскадре считалась более почетной59.

В дни войны главнокомандующим являлся сам царь, при котором действовал «совет войска». Высшей военной должностью считалась «великий начальник войска». Ему подчинялись: «начальник воинов» (командующий пехотой), «начальник коней» или «начальник колесничных отрядов» (ведал отрядами колесничих), «начальник полиции» (осуществлял охрану внутри страны и на ее границах)60.

На службе воины находились на государственном снабжении. Их кормили  и вооружали. Во время походов им оставляли захваченную добычу, за вычетом царской доли. В мирное время воинов часто распускали по их селениям, где предоставляли им жить в свое удовольствие. При необходимости воинов использовали для работ в каменоломнях61.

Ацци-Хайаса. Об устройстве и вооружении их армии ничего не известно. Учитывая, что государство Ацци-Хайса  располагалось между народами Кавказа и хурритскими государствами Верхнего течения р. Евфрат, мы можем восстановить лишь те элементы вооружения армии этого государства, что были сходными на Кавказе и в Митанни.

Армия делилась на колесничные отряды и пехоту62. Колесницы отличались конструкцией от хеттских или египетских, но также несли двоих воинов. В колесницу впрягали пару лошадей63. 

Тяжеловооруженные воины Ацци-Хайса (как колесничные, так и пешие), видимо, носили панцири на мягкой основе, с нашитыми на нее круглыми металлическими бляшками, диаметром 1,5 - 8 см. Прочие категории воинов использовали, как защитные доспехи металлические пикторали в виде гривен или круглые бронзовые диски на груди и спине. В ходу были небольшие сегментовидные луки с облегченными металлическими или кремниевыми наконечниками стрел. Пехота использовала копья, боевые вилы, булавы, мечи типа «секач»64.

Каски. Населяли северные и северо-восточные горы Малой Азии. Делились на множество племен, каждое из которых имело свои укрепленные центры. Управлялись старейшинами65. Их войско состояло из боевых колесниц и пехоты66. Основой пехоты являлось ополчение свободных граждан. Возможно, имелись небольшие группы профессиональных воинов, в чью задачу входила пограничная служба67.

Армии государств и народов запада Малой Азии и Эгеиды имели сходные вооружение и способы ведения боя.

Тяжеловооруженные воины были защищены либо кованым металлическим (из бронзы) панцирем, либо ламеллярным доспехом. Носили металлические шлемы. Имели 8-образные щиты, иногда в полный человеческий рост. В бою применяли копья и прямые двулезвийные мечи68.

Их колесницы несли по два воина и были запряжены парой лошадей. В сражении колесниц предпочитали рукопашную на копьях. Колесничных лучников, похоже, не имели. Часто колесницы использовали лишь, как средство передвижения. При столкновении с врагом, бывало, спешивались и сражались пешими. Тяжелая пехота выстраивалась фалангой. Широко были распространены поединки между воинами и предводителями отрядов69.

Их армия делилась на колесничные отряды, пехоту и флот (для приморских государств)70.

Таковы были войска, кем командовал или с кем сражался Мурсили II.

Всю свою жизнь Мурсили провел в походах. Он был сыном великого отца, человека, который, вступив на трон разваленного, разоренного государства, оставил сыновьям великую империю, перед мощью которой трепетали соседи. Суппилулиума I, как умный человек, большое внимание уделял воспитанию своих сыновей. Мурсили не был претендентом на престол и, видимо, даже не мечтал о нем, будучи младшим сыном Суппилулиумы. Несмотря на это, его наравне с братьями учили управлять и править, учили военному делу, и как воина, и как полководца71. Будучи еще подростком, Мурсили уже помогал в управлении государством своему старшему брату Арнуванде72, оставленному отцом наместником малоазийских владений во время пребывания Суппилулиумы в Сирии. Понятно, что к семнадцати годам Мурсили уже много знал, много умел, благодаря своему отцу и старшим братьям. Суппилулиума, сажавший своих сыновей и племянников, как это было принято в Хеттской державе, правителями во вновь завоеванных землях, явно готовил Мурсили на роль хеттского наместника в одной из неспокойных областей государства. Но судьба распорядилась иначе.

Старшие братья Мурсили гибли один за другим. Цананцу убили в Египте73; правитель Халпы, «жрец» Телепину скончался еще при жизни отца от мора, поразившего хеттское государство74. Любимый и самый близкий брат Мурсили, опытный военачальник и государственный деятель, унаследовавший трон после смерти Суппилулиумы (его тоже сразил мор)75, Арнуванда, прожил в ранге царя около года – мор унес и его жизнь76.

После смерти Арнуванды из многочисленных сыновей Суппилулиумы осталось в живых двое: многоопытный правитель и толковый военачальник Пийасили, царствовавший в стратегически важном Гаргамише (традиционное чтение Кархемыш) на р. Евфрат в Сирии под хурритским именем Шарри-Кужух, и молодой, почти юный Мурсили. И в том, что на троне хеттской империи оказался именно Мурсили, а не Пийасили, надо, видимо, «винить» Арнуанду. Не имея прямых наследников, Арнуанда, похоже, оставил по своему завещанию трон самому любимому из братьев – Мурсили.

Мурсили был так молод, что соседние правители даже презирали его за это и называли «дитём»77. Но «дитё» очень быстро показало всем, что с ним шутки плохи: Мурсили оказался талантливым, грамотным полководцем. Его окружение состояло из дельных, опытных военачальников, способных передать юному правителю и полководцу собственные знания. К ним относились «главный виночерпий» Нуванца (он же дядя царя), «главный над людьми дворца» Лупаккис78 – один из лучших полководцев Суппилулиумы - и, наконец, родной брат царя - Пийасили (Шарри-Кужух).

Мурсили получил тяжелое наследство. Могущественная при жизни Суппилулиумы империя хеттов быстро шла к катастрофе.

Эпидемия, начавшаяся в хеттской армии еще при Суппилулиуме, во время его боев с касками79, и усиленная больными военнопленными, захваченными во время похода на Египет80, нещадно косила ряды воинов. Армия, вступившего на трон Мурсили, представляла по своей численности бледную тень от войск отца81.

После смерти Суппилулиумы  на западе Малой Азии от империи отпало и заняло позицию, резко враждебную хеттам, государство Арцава. На востоке хетты явно проиграли борьбу за Митаннийское «наследство»82. В Сирии продолжалась вялотекущая война с Египтом, в котором правил царь Харемхеб83. На севере активизировались каски.

Суппилулиума в последние годы своего правления сосредоточил главные и наиболее боеспособные части хеттской армии на юго-востоке своего государства, где он пытался решить сразу две задачи. Во-первых, полностью подчинить своей власти Сирию. Во-вторых, поставить под свой контроль как можно больше территорий Митаннийской империи, на которые претендовали также Ассирия (правитель Ашшурбалит I) и Алзи (правитель Антаратли)84. Соответственно, это ослабило обороноспособность северных территорий, чем немедленно воспользовались племена горцев – касков, незадолго до этого замиренных силой оружия. Они начали выходить из под власти хеттов и возобновлять свои набеги на хеттские области85.

Едва приняв трон, Мурсили показал себя умным стратегом: не имея достаточно войск, он определил наиболее уязвимые участки протяженных границ государства, на которые направил крупные воинские подразделения. Это были Гаргамиш на юго-востоке страны, которому угрожали армии ассирийской империи, прорвавшиеся к р. Евфрат, и граница на западе, с государством Арцава, чей правитель Уххацитис своей деятельностью провоцировал хеттов на большую войну86.

Отправляя Нуванцу к Гаргамишу, Мурсили так объяснял военачальнику свой замысел: «Когда царь Ассирии услышит, что пехота и боевые колесницы страны Хатти (так хетты официально называли свое государство) прибыли, то он не придет к Гаргамишу (и реку Евфрат переходить не будет)»87. Расчет оказался правильным. Несколько лет в Сирии было спокойно. Ассирийцы реки Евфрат не переходили, а египтяне выжидали на юге: их отряды стояли в стране Амка (современная долина Бекаа).

Закрыв западную и юго-восточную границы от наиболее опасных врагов, Мурсили двинулся к городу Турмитта, чьи земли опустошали своими набегами горцы – каски – бич северных хеттских территорий. Очистив земли Турмитта от отрядов грабителей, Мурсили перенес боевые действия на территорию противника: сжег города Халил и Дудуск и разгромил в битве объединенную армию всех каскайских племен88. Эта победа позволила Мурсили решить проблему, которая уже несколько лет подрывала в глазах соседей авторитет хеттского государства. Союз горных племен касков, центром которых был город Исхупита, своим выступлением против хеттов заставил покинуть Сирию Суппилулиуму. Великий правитель и полководец ушел из Сирии, чтобы расправиться с восставшей Исхупитой89, но умер, так и не решив проблемы Исхупиты. При Арнуванде в землях Исхупиты бесславно умер хеттский военачальник Ханнути90. Теперь же юный полководец, используя растерянность горцев после крупного поражения, обрушился на земли Исхупиты, сжег дотла главный город, и включил захваченные территории со всеми проживающими на ней племенами в состав своего государства91.

Весеннюю кампанию 2-го года своего правления Мурсили начал с похода на касков города Типийа, которые захватили в свои руки хеттские города Цаццис и Иститину, и набегами разоряли Верхнюю землю. Хотя поводом для похода послужил отказ местного правителя Пиххунии дать свои отряды в армию хеттского владыки. Так как войска империи в значительной части комплектовались за счет пехоты и боевых колесниц, присылаемых из областей (постоянных, лично царских, частей, по-видимому, было не так уж много), то подобный пример неповиновения центральной власти в Хаттусе (столица государства) воспринимался особенно болезненно, и, как правило, уничтожался с корнем. Для разгрома Типийи сил, видимо, было все-таки недостаточно, а потому Мурсили ограничился разрушением одного из городов области, а именно, Катхаиддувы. По возвращении, Мурсили еще раз прошелся огнем и мечом по земле города Исхупита, где не все, похоже, осознали, что с новым правителем лучше не шутить92. Затем пришла очередь города Палхуисса. Несчастье горожан заключалось в двух знатных хеттских беглецах, укрывшихся в городе: Паццанны и Нуннуты. Чем провинились эти лица перед Мурсили, нам неизвестно, но каски Палхуиссы поплатились за укрывательство: Мурсили сжег город, а за одним изъял в свою пользу весь зерновой хлеб округи. В Палхуиссе беглецов не оказалось: они к тому времени перебрались в город Каммама. Мурсили пригрозил жителям Каммамы смертью за укрывательство беглых вельмож. Перепуганные горожане убили Пацанну и Ниннуту, но это их не спасло. Войска Мурсили все одно заняли город и установили в нем власть хеттского царя93.

Следующие два года в полной мере раскрыли полководческий талант Мурсили. Речь идет о крупной военной операции на западе малой Азии против государства Арцава и его союзников.

Повод к войне дали жители городов Аттаримма, Хуварсана и Суруда, которые промышляли набегами на хеттские земли. Часть их воинов укрывалась во владении Уххацитиса, и правитель Арцавы наотрез отказался их выдать Мурсили94. После этого обе стороны поняли, что прямое военное столкновение неизбежно, а потому весна 3-го года началась с захвата Уххацитисем области города Миллаванда (гр.: Милет). Хеттские полководцы Гулла и Малацитти набегом разорили область Миллаванды. В ответ Пийама-Инарас, сын Уххацитиса с войском ворвался во владения союзного хеттам Масхуилувы, правителя государства города Мира, но был разбит у г. Импа Масхуилувой. Масхуилува сразу же после победы у г. Импа сам совершил набег на арцавские земли95. Пока шли эти бои на западе, Мурсили сражался с касками: опять восстали жители Палхуиссы. Царь хеттов истребил зерновые на полях Палхуиссы и разбил под г. Куцастарина войско касков г. Писхуры, что шло на помощь Палхуиссе и пыталось зайти Мурсили в тыл. Хеттский полководец гнал касков Писхуры до г. Анцилийа, после чего вернулся и сжег Палхуиссу96. Только после этого  у него появилась возможность заняться делами на западе.

Местом сбора хеттских войск стал г. Салапа. Сюда были стянуты основные силы империи. Из Сирии с отрядами прибыл Пийасили (Шарри-Кужух), брат царя. Здесь же Мурсили узнал новость: и у Уххацитиса, царя Арцавы, парализовало ноги. Таким образом, наиболее опасный противник выбыл из борьбы97.

Из Салапы Мурсили начал наступления с таким расчетом, чтобы фланг его войск прикрывали владения союзного Масхуилувы. Уххацитис, пытаясь спасти свое государство от погрома, выслал навстречу наступающим хеттам своего сына Пийама-Инараса с армией. У города Валма на р. Астарпа произошло сражение, предопределившее судьбу Арцавы. Мурсили одержал полную победу. Апаса сдалась без боя. Уххацитис с семьей бежал на кораблях за море. Однако, до покорения Арцавы было еще далеко. Поэтому на р. Астарпа Мурсили и его брат строят укрепленный лагерь хеттских войск. Отсюда хетты совершают набеги на не покоренные районы Арцавы.

Часть войск Арцавы укрепилась на высокой, скалистой, выдающейся в море, горе Аринанта. Так как боевые колесницы здесь пройти не могли, Мурсили сам, пешком, во главе своей пехоты поднялся на гору и отрезал арцавцев от воды и продовольствия. Жажда и голод заставили защитников горы сдаться. Пятнадцать с половиной тысяч пленных составила доля самого царя. Сколько пленников захватили его солдаты, царь не считал. По мнению Мурсили эти пленники были платой воинам за их службу98.

Зиму Мурсили провел в укрепленном лагере на р. Астарпа. Когда же холода спали, хеттский царь двинулся на город Пуранда. В нем высадился Тапалацунаули с отрядами арцавцев. К тому времени, зимой, умер Уххацитис и его сын Тапалацунаули предпринял попытку вернуть владения отца. Мурсили атаковал Пуранду. Тапалацунаули действовал по классической схеме военных правил того времени: сначала он встретил хеттов в поле, а, проиграв битву, укрылся за стенами Пуранды; когда же увидел, что начавшийся штурм ему не отбить – сбежал с частью войск и жителей. Ему удалось это сделать ночью, вероятно, из-за беспечности или просчетов хеттских командиров, чьи отряды окружали город. Сам Мурсили узнал о бегстве арцавского царя (надо понимать, что после смерти отца Тапалацунаули провозгласил себя царем Арцавы?) лишь утром. Здесь Мурсили поступил грамотно: отправил за Тапалацунаули погоню из пехоты и боевых колесниц, сам же продолжал штурм, пока не взял город99.

Падение Пуранды решило судьбу войны. Тапалацунаули ушел, практически, в одиночку, прочих хетты догнали и захватили. Пийама-Инарас сдался хеттам. Сопротивляться больше было некому. Осталось разгромить только город Липа, не желавший признавать власть завоевателей, и получить беглых арцавцев, которых любезно выдал Мурсили царь Аххиявы (до сих пор не ясно в каком районе Эгеиды или Греции оно располагалось), государства, в которое бежали люди Уххацитиса.

Для закрепления завоеванных территорий ряд городов превращены в крепости, а в них размещены гарнизоны. Бывший противник по сражению под городом Валма Пийама-Инарас, сын Уххацитиса, поставлен правителем завоеванной страны (Хетты предпочитали не менять династии правящих семей)100.

Замирив Арцаву, Мурсили решил наказать неблагодарного и разобраться с союзниками.

Правитель государства «страны реки Сеха» Манапа-Даттас, обязанный своей властью лично Мурсили: именно он, тогда еще хеттский царевич, помогал ему укрыться от преследований брата – Ура-Даттаса - в городе Каркиса, а после смерти Суппилулиумы I, помог взойти на трон101, - предал своего благодетеля и выступил на стороне Уххацитиса. За это Мурсили со всей армией выступил на Манапа-Даттаса. Последний же, похоже, хорошо знал молодого царя: сам спрятался, а навстречу Мурсили послал свою мать. Победоносный полководец склонился к просьбам женщины и простил ее сына и его подданных. Правда, для верности в городах «страны реки Сеха» стали хеттские гарнизоны. Подобная участь постигла страну города Хаппалла (правитель Таргасналли) и… страну города Мира. Союзный Масхуилува, почему-то был лишен собственных телохранителей и гвардии, а в качестве охраны ему выделили шестьсот хеттских воинов. Три города его страны были превращены в хеттские крепости102.

Победа Мурсили над Арцавой была настолько впечатляющей, а его решения по устройству завоеванных территорий настолько разумны, что много лет после этого правитель хеттской империи не имел серьезных проблем на Западе.

На юге границей империи были воды Средиземного моря; на западе – воды Эгейского моря и государство Вилуса (греч. Илион/Троя), дружественное хеттам; на востоке политика правительства Мурсили сводилась к удерживанию статус-кво в Сирии по долине Бекаа с Египтом и укреплении границы на реке Евфрат против Ассирии, осколков Митанни и хурритских государств. Таким образом, замирив Арцаву на западе и имея стабильное положение на востоке и юго-востоке, Мурсили, начиная с 5-го года своего правления, приступил к реализации главной военно-стратегической задачи своего царствования: разгрома и замирения каскских племен – бича северных хеттских территорий.    

Вместо того чтобы отражать постоянные набеги горцев, как это делали его предшественники, Мурсили, опираясь на укрепленные города – военные лагеря для зимовок войск - Анкуву, Катапу и др., начал сам беспрерывными и постоянными походами грабить земли касков, подчиняя себе одну их территорию за другой. То есть он переменил роли: вместо обороняющейся стороны превратился в наступающую.

В 5-й год своего правления Мурсили набегом перебил всех касков горы Асхарпайа, которые перерезали дороги между основными территориями империи и хеттской провинцией Пала103.

Затем наступила очередь «страны Араванны». Ее войска были разбиты, а Араванна признала власть Мурсили104.

6-й год своего правления Мурсили потратил на поход, который наполнил удовлетворением все хеттское общество. Еще при царе Тутхалии III, предшественнике и отце Суппилулиумы I, деде Мурсили, каски горы Тарикарима и земли города Цихаррийа разграбили и сожгли столицу империи – город Хаттусас105. Суппилулиума восстановил столицу, но воздать горцам за набег руки у него не дошли. Это воодушевило касков Тарикаримы, и они продолжали набегами тревожить окрестности столицы. И вот наступил час возмездия. Хеттские войска под руководством Мурсили огнем и мечом прошли гору Тарикарима и землю города Цихаррийа и сделали их необитаемыми. Вопрос о набегах на окрестности столицы был решен окончательно и бесповоротно106.

7-й год правления Мурсили начался с оживления на юго-востоке, в Сирии. Вялотекущая война с Египтом внезапно приняла активные формы. Начались антихеттские выступления в подчиненной хеттам Нухашши, которые возглавил Аитакама, правитель Кадеша, а египетская армия развернула наступление на Сирию. Причем египтян, по-видимому, вел сам царь Харемхеб, опытный и умелый полководец. Передовые египетские отряды вышли в окрестности Гаргамиша (ег.: Кархемыш). Ситуация сложилась столь угрожающей, что Пийасили (Шарри-Кужух) – он же царь Гаргамиша – отправил из Гаргамиша в Хаттусас свою жену и детей107. Когда Мурсили узнал о событиях в Нухашши, то направил в Гаргамиш на помощь брату (Пийасили (Шарри – Кужуху)) военачальника  Кантуццили с отрядами, а, услышав о походе египтян, двинулся с армией сам. Но Мурсили дошел только до города Цилуна. Здесь он получил известие, что египтяне ушли домой. Видимо, в расчеты Харемхеба не входило сражение лично с Мурсили. Тогда оставив Кантуццили и Пийасили (Шарри – Кужуха) разбираться с мятежными нухашшцами108, царь хеттов вернулся к задаче, которую он считал главной – войне с касками.

Мурсили предложил каску Пиххунии, правителю земли города Типийа, вернуть захваченное у хеттов и признать власть империи. Пиххуния прислал дерзкий ответ, в котором обещал явиться с войском в центр хеттских земель, что было (по тогдашним понятиям) объявлением войны, и просчитался. Привыкнув иметь дело с малочисленными отрядами хеттских пограничных гарнизонов, Пиххуния переоценил свои силы и ничего не смог противопоставить основным силам империи, возглавляемым самим царем. Мурсили захватил города и земли Пиххунии и сделал их областью хеттского государства. Города превратил в крепости, наполнил их своими гарнизонами. После этого Пиххуния от безысходности сдался в плен и был уведен в Хаттусас109.

Вернувшись из похода, Мурсили узнал, что войска северо-восточного соседа хеттов – государства Ацци-Хайаса разграбили город империи – Данкуву. То ли Аннийа, правитель Ацци-Хайаса действовал в союзе с египтянами и нухашшцами, то ли рассчитывал, что Мурсили надолго завязнет в Сирии, как это в свое время случилось с его отцом Суппилулиумой, источники нам не сообщают. Первоначально Мурсили, не склонный к большой войне на востоке, попытался уладить дело миром. Он несколько раз предлагал вернуть захваченное и беглых из империи, укрывшихся на территории гос-ва Аннийи, и закрыть вопрос, но каждый раз нарывался на отказ и оскорбления. Убедившись, что миром вопрос не решить, Мурсили с войском явился к Уре, пограничной крепости Ацци-Хайасы. Наступившая зима прервала боевые действия110.

Весной 8-го года Мурсили занимался проблемами Сирии, где шли бои между хеттами и сирийцами, а летом с большим войском выступил на Ацци-Хайаса. Перепуганные хайасцы запросили мира. Мурсили, не склонный раздувать ненужную ему войну, прервал поход и пошел на переговоры, которые заняли оставшуюся часть 8-го и начало 9-го годов111.

В свой 9-й год правления Мурсили отправил военачальника Нуванцу в помощь к Хутупийанцу, правителю области Пала, для похода на город Васумана. Нуванца взял Васуману.

Мурсили находился в городе Куммани на празднике бога Хепит, когда от болезни (эпидемия все еще опустошала территорию империи) неожиданно умер Пийасили (Шарри – Кужух), правитель г. Гаргамиш112. Смерть брата показала, что соседи так и не научились воспринимать Мурсили (он не достиг еще 30-летнего возраста) всерьез. Аннийа, правитель Ацци-Хайаса, тотчас прервал мирные переговоры и послал в хеттскую землю армию (700 боевых колесниц и 10.000 пехоты), правители Нухашши усилили натиск на верные хеттам города Сирии, а царь Ассирии (Эллил-нерари (?)) с армией перешел р. Евфрат и захватил Гаргамиш и его округу. Хайасцы разграбили хеттский город Иститина и осадили г. Каннувара113.

В этой сложной ситуации Мурсили показал себя грамотным полководцем. Он немедленно отправил одну армию в Сирию уничтожать урожай сирийцев, вторую, более сильную, под командованием Нуванцы, направил на помощь Каннуваре, а сам с основными силами выступил против наиболее опасного врага – царя Ассирии. Тактика решительных действий себя полностью оправдала. У Гаргамиша Мурсили разбил в сражении и выбросил за р. Евфрат Эллиль-нерари (ассирийцы явно не ждали ничего подобного, когда шли на Сирию114). В Кадеше собственным сыном, встревоженным, как и все население, перспективой грядущего голода, был убит Аитакама. Нухашши тут же запросило мира и пощады, а в Кадеш вошла хеттская армия115. Под Каннуварой Нуванца разгромил армию Ацци-Хайасы116.

Решив проблему с ассирийцами и наведя порядок в Сирии, Мурсили двинулся отсюда на Ацци-Хайасу. В г. Тегарамма с его армией соединились войска Нуванцы. Здесь же состоялся военный совет. Полководцы убедили царя, что не стоит идти на Ацци-Хайаса в этом году, так как до холодов осталось мало времени. Мурсили счел доводы своих военачальников убедительными и вместо Ацци-Хайаса обрушился на касков. Быстрыми, ночными переходами он внезапно появился в земле города Пиггаинариесса и захватил ее защитников в постелях. На следующее утро внезапной атакой Мурсили захватил г. Ийахриссу, а оттуда захватил г. Таркума. Напуганные каски – жители городов Таптина, Хурсама и Пикурци сдались без боя. Присоединив все эти земли к территории своей державы, Мурсили сжег набегом еще два селения касков – Хаисехлу и Кантиессису, и вернулся в столицу до холодов117.

Весной 10-го года началась военная операция против Ацци-Хайасы. Мурсили с крупной армией вошел в землю Ацци. Не имея сил в открытом бою противостоять армии Мурсили, хайасцы решили ночной атакой ворваться в лагерь отдыхающих хеттских войск и разгромить ставку самого царя. План был хорош, но на высоте оказалась хеттская разведка. Мурсили был вовремя предупрежден о предстоящем нападении и принял контрмеры. Передвигаясь днем без тяжелых доспехов, ночью хеттские войска в полном боевом вооружении сидели в засаде,  ожидая нападения. Хайасцы не заставили себя ждать, и были разгромлены. Избавив себя от угрозы со стороны полевых войск Ацци-Хайасы, Мурсили занялся покорением местных крепостей. Для начала он атаковал город Арипсу, который лежал на скалах посреди моря (Черного) и считался неприступным, и с ходу взял его. Хайасцы, надеявшиеся на неприступность своих горных крепостей, не учли важного момента. Основным своим врагом Мурсили считал касков – горцев, чьи крепости были укреплены ничуть не хуже хайасских, а потому имел войска, обученные воевать именно в горах. Ночная победа Мурсили и, особенно, падение Арипсы, подорвали боевой дух жителей горной Ацци настолько, что они запросили пощады и согласились стать провинцией хеттской империи. Заручившись клятвами жителей Ацци, Мурсили прервал поход и вернулся домой118.

Следующий, одиннадцатый год, Мурсили отдыхал от боев. Весенний поход в сторону Ацци, завершившийся заверениями аццийцев в своей преданности, являлся, в сущности, прогулкой. После него Мурсили вернулся в свою резиденцию в Анкуве, где и провел среди войск остаток года119.

В 12-й год своего правления Мурсили прибыл в г. Салапа и вызвал в него для объяснений Масхуилуву, правителя страны г. Мира, который готовил войну против хеттов. Но Масхуилува сбежал в страну Маса. Мурсили собрал армию и принялся разорять земли Маса, угрожая уничтожить все, если жители Маса не выдадут Масхуилуву. Масхуилува был выдан, Маса включена в состав империи, а в стране г.Мира был посажен правителем Купанта-Инарас, племянник Масхуилувы120.

Хронология дальнейших походов Мурсили не совсем ясна, вследствие фрагментарности источников. Источники, в основном, рассказывают нам о походах Мурсили на касков. 

Подвергаясь постоянным походам Мурсили или его генералов, каски отработали систему оповещения всех соседей в случае появления хеттский войск через специальных гонцов. Это давало возможность подвижным горцам уходить из своих селений до появления отрядов империи. Так, в частности, произошло во время похода Мурсили на касков города Сунупасса. Вестник из г. Малаццийа помог скрыться со всем добром каскам из Сунупассы до прихода хеттских воинов. Зато благодаря дождю, что шел всю ночь и скрыл костры хеттского лагеря от наблюдателей горцев, а также буре, которая поднялась на рассвете, жители Малаццийи прозевали нападение Мурсили на свой город, за что и поплатились жизнью или свободой121. Система, когда каски различных племен помогали друг другу, заставляла Мурсили использовать различные воинские приемы и хитрости.

Так в походе на касков г. Таггаста в 19-й (вар.: 14-й) год правления Мурсили имел небольшой отряд тяжеловооруженных воинов и вспомогательные войска. Каски ждали похода Мурсили, а потому перекрыли основные перевалы и дороги в районе городов Саудуппа, Карахна и Мариста своими отрядами. Было созвано ополчение и хеттам устроили ряд засад. Мурсили, которому его разведка сообщила о приготовлениях противника, затаился с войском и стал ждать. Расчет был на то, что ополченцы – это крестьяне, охотники, ремесленники – долго ждать не смогут, и, побыв в засаде какое-то время, начнут расходиться. Так оно и произошло. Едва засада разошлась по домам, как Мурсили прошел опасное место, оставив на нем свой отряд для охраны. Военачальники Таггасты, узнав о подходе Мурсили, тотчас стянули на дорогу, ведущую к городу, свои отряды, готовясь к сражению. Однако Мурсили и здесь оказался мудрее врага. Он не пошел к Таггасте дорогой, где его ждали. Он свернул в сторону и быстрым ночным маршем прошел к городу Каттитимува, дружественному хеттам и граничащему с Таггастой, и от него атаковал касков. Последние не ожидали нападения с этой стороны и сдали Таггасту. Укрепившись в Таггасте, Мурсили опять же ночным маршем вышел к городу Таккувахина и разорил его земли, и соседнего с ним города Тахантатипа. Попытка касков с р. Куммисмаха оказать помощь Таккувахине была пресечена Мурсили, разгромившего их отряды122.

В свой 21-й (вар.: 16-й) год правления Мурсили воевал с вождем и военачальником касков Питагаталли, владельцем горы Эллурийа, собравшем под свои знамена 9.000 воинов (пехота и боевые колесницы). Питагаталли стоял с армией в городе Сапиддува. Мурсили, чтобы иметь возможность быстро перемещаться, оставил тяжелое вооружение в г. Алтанна и двинулся на противника налегке. Затем, окружив своими передовыми отрядами местность где стоял Питагаталли, чтобы у последнего не было свободы действий, Мурсили сделал вид, что уходит в сторону от Сапиддувы; в сумерках же развернулся и быстрым ночным маршем достиг Сапиддувы на рассвете, совершенно неожиданно для касков. Питагаталли был вынужден принять сражение в невыгодных для себя условиях, и был разбит. Бросив свои боевые колесницы, военачальник касков бежал на гору Эллури; но здесь его настигли хеттские отряды, которые сбросили касков в р. Дахара. После победы над Питагаталли Мурсили без труда ограбил земли города Сапиддува и Питтипара123.

Ночные марши, вероятно. были одним из излюбленных приемов Мурсили. Так во время очередного своего похода на касков земли г. Тиммухала и соседних ему городов, Мурсили прошел к городу Тиммухала ночными маршами и захватил его жителей врасплох124.

Если же обратить внимание на то, что один из основателей Хеттской империи – Аннита – любил ночные штурмы125, а Мурсили постоянно применял ночные марши, то не исключено, что умение воевать ночью было характерной чертой хеттской армии.

В другой год, в походе на касков земли г. Тапапанува Мурсили вошел в местность непроходимую для боевых колесниц. Он спешил армию и сам, пешком, повел войска, идя в авангарде. Каски были разбиты, а их города Тапапанува, Хатинцува, Цитхарийа, Каттесхиса и другие были завоеваны126.

Зимой Мурсили старался не воевать. Например, когда он сражался с касками земли г. Тиммухала и во главе своей пехоты забрался высоко в горы, преследуя военачальника врагов, его застала там зима. Мурсили тут же прекратил преследование и повернул домой127. Однако нежелание Мурсили воевать зимой было связано с его личными привычками, а не с практикой хеттской армии. Так, когда в один из годов правления, между 28-м – 32-м (вар.: между 21-м – 25-м) годами, Мурсили воевал с мятежным ему правителем земли г. Каласма по имени Апару, он захватил города Лалха и Исхупа, а взять город Лакку в котором укрылся Апару не успел, так как наступила зима. Мурсили тут же свернул осаду и ушел зимовать в город Хаттусас. Но это не спасло Апару. Хеттский полководец Тархини в разгар зимы атаковал и взял г. Лакку. Апару был убит. В ту же зиму города земли Каласма воевал другой хеттский военачальник, правитель областей Пала и Туммана, двоюродный брат Мурсили, царевич Хутупийанца. В разгар зимы внезапным маршем захватил он г. Саркуцци, за ним завоевал г. Ципараста, г. Миссуванца земли Валасма128.

В конце правления, когда Мурсили был уже пожилым человеком, он снова появился с армией на берегах Эгейского моря. Тавагалава, военачальник царя Аххиявы, обосновавшийся на территории Лукку (греч. Ликия?) и его союзник Пийамараду – тесть Аваяны и Атпаса – наместника царя Аххиявы в Миллаванде (гр. Милет) – занялись грабежом хеттских территорий в областях Маса и Каркиса. Враждебными были и жители страны города Аттаримма. Мурсили сжег Аттаримму, прошел в Салапу и предложил Тавагалаве уладить недоразумения миром. Ему ответили отказом. Тогда Мурсили направил посла к царю Аххиявы. Пока шли переговоры люди Тавагалавы (его брат Лахурцис и другие) в земле города Яланда, в горах, из засады атаковали Мурсили, который шел с небольшой армией. Мурсили разбил врага, опустошил земли Яланды и вошел в Миллаванду. Пийамараду бежал в Аххияву. Из Миллаванды Мурсили снова обратился непосредственно к царю Аххиявы, отослав к нему в качестве посла своего шурина, с предложением решать недоразумения между обоими государствами не войной, а миром. К сожалению, нам неизвестно чем закончились эти переговоры129.

Источники не сохранили нам описания последних лет правления Мурсили. Не исключено, что в конце своей жизни и военной карьеры ему пришлось действовать на равнинах и в горах Сирии, сражаясь с египетской армией воинственного фараона Сети I. Ответить на вопрос с кем из хеттских «великих царей» Мурсили II или его преемником и сыном Муваталлу воевал царь Египта Сети I удастся лишь в случае разрешения не решенных проблем хеттско-египетской хронологии данного периода.

На основании ниже приложенного списка известных нам походов Мурсили видно, что основная его военно-стратегическая политика была направлена на решение проблемы касков. Мурсили много преуспел в этом, но так ее до конца и не решил. Из документов Хаттусили, младшего сына Мурсили II, будущего царя Хаттусили III, известно что каски возобновили свои набеги на земли империи, как только узнали о смерти своего грозного врага130. Муваталлу, старший сын и преемник Мурсили, занятый войнами на юге, оставил касков своему брату, и проблему пришлось решать Хаттусили III.

В целом, Мурсили показал себя умелым, грамотным полководцем, старательно избегавшим больших войн там, где это было возможно. Не исключено, что такая острожная внешняя политика была связана с эпидемией, терзавшей империю значительную часть правления Мурсили II131. 

 

Походы и битвы Мурсили:

     год                                                      против кого поход

правления    похода

Мурсили

1                         1     на касков гг. Халил и Дудуск; победа в битве над                                   

                                  объединенной армией каскских племен88;

                           2     на касков г. Исхупита91;

2                         3     на касков г. Типийа (правитель Пиххуния); разгром г. 

                                      Катхаидува92;

                              4      на касков г. Исхупита92;

                              5      на касков гг. Палхуисса и Каммама93;

3                            6      на касков г. Палхуисса; победа над армией касков г.

                                      Писхура под Палхуиссой96;

3-4                        7      на государство Арцава; победы над армией Арцавы у г.

                                      Валми, на горе Аринанте, у г. Пуранта, разгром г. Липа132;

5                            8      на касков горы Асхарпайа103;

                              9      на Араванну; победа над армией Араванны104;

6                           10     на касков горы Тарикарима и г. Цихаррийа106;

7                           11     в Сирию, против армии Египта107;

                             12     на касков г. Типийа (правитель Пиххуния)109;

                             13     на государство Ацци – Хайаса110;

8                           14     на г. … 133

                             15     на государство Ацци-Хайаса111;

9                           16     в Сирию; победа под Гаргамишем (Кархемышем) над

                                      Эллил-нерари, царем Ассирии114;

                             17    на касков гг. Пиггаинариесса, Ийахрисса, Таркума, Таптина,

                                     Хурсама, Пикурци, Хаисехла, Кантиссиса117;

10                         18    на государство Ацци - Хайаса; победа в ночной битве над

                                     войсками Ацци – Хайасы; разгром крепости Арипса118;

11                         19    на государство Ацци – Хайаса 119;

12                         20    на государство Маса (за Масхуилувой)120;

? (до 20 (вар.: 15)) 21*  на касков г. Туммана134;

19 (вар.: 14)        22    на касков гг. Таггаста, Исталуппа, Таккувахина,

                                     Тахантатипа; победа над армией касков г. Каббубба и р.

                                     Куммисмаха под Таккувахиной122; 

20 (вар.: 15)        23    на касков г. Туммана123

21(вар.: 16)         24     на касков гг. Сапиддува, Питтипара, горы Эллури; победа

                                     над армией вождя Питагаталли под г. Сапиддува123;

22 (вар.: 17)        25    на касков гг. Паххува, Касилийа и Каласма135;

между 26-30       26    на касков г. Сунупасси и горы Питталахси; Начало войны с                

   (вар.: 19-23)            Апару из г. Каласма136;

между 27-31       27   на касков гг. Таггаста, Исталубба, Каббуббува, Хутпа,

     (вар.: 20-24)           Цагапура, Танхандипа, Таккувахина, горы Капагапа, р. 

                                     Куммисмаха; победа над касками под г. Хутпа137;

между 28-32        28   на касков г. Каласма (правитель Апару)128;

    (вар.: 21-25)            Конец войны с Апару из Каласмы.

неизвестные

годы (после

11-го года)

? (А+1)                  29    на касков гг. Тапапанува, Хатинцува, Цитхарийа,

                                      Каттесхиса126;

? (А+2)                  30   на государство города Маса138;

? (Б+1)                  31   на касков г. Тиммухала127; 

? (Б+2)                  32   на касков гг. Тиммухала, Тийассилта, Циммумма,

                                     Тапапанува, Тахапписуна, Карассува, Хаппиери, Хурна,

                                     Тахасдувара, горы Техсина, р. Марассанта124;

? (Б+3)                  33   на касков г. Кадудупа139;

?                            34   на касков горы Кулитхава140;

?                            35   на касков гг. Цидапарха и Харапаша141;

?                            36   на касков (?) к берегу моря; победа на берегу моря у горы

                                     Ка…142;

? (В+1)                 37    на касков гг. /Сапи/нува, Тухмутара, Сухуруйана, Хурсама,

                                     Тухмийара 143;

? (В+2)                 38    на касков гг. Харциуна, Хакписа, Тухмутара, Хурсама,

                                     Тухмийара,  Турмета, Тапапанува, Атхулиса, р. Дахара, горы

                                      Кашшу (война с вождями касков по имени Пендумлиса и

                                     Пицумуришша)144;

? (В+3)                 39    на касков гг. Дахараму, Ва/ш/хайа, Таритара (война с вождем

                                     касков по имени Пицумуришша)145;

? (В+4)                 40    на касков г. Тетхулийа146;

? (В+5)                41     на касков горы Куватиелсаса, гг. Иступиста, Сунупасси121;

?                          42     на запад, против г. Аттаримма и отрядов государства 

                                    Аххиява, грабящих хеттские земли129. 

___________

* дальше нумерация походов условна.

 

Примечания.

 

1. Автобиография Хаттусили. //  Луна, упавшая с неба. М., 1972, с. 197; KBo V 8 = 2BoTU 61A // KUB XIX 36 = 2BoTU 61B, Vs I, 1-2 // Gotze A. Die Annalen des Mursilis. Leipzig, 1933, s. 146; KUB XIV 16 = 2BoTU 50, Vs I, 21-25 // Gotze, s. 28; KUB XIX 37 = 2BoTU 60, Rs III, 8-9 // Gotze, s. 172.

2. KBo III 4 = 2BoTU 48, Vs I, 41-50, Rs III, 25-26, 30-32, Rs IV, 24 // Gotze, s. 24-28, 76, 126; KBo IV 4 = 2BoTU 58B, Rs III, 49-50, Rs IV, 26-27, 34-35, 47 // Gotze, s. 130, 136-140; KBo V 8 = 2BoTU 61A // KUB XIX 36 = 2BoTU 61B, Vs II, 3-4, Rs IV, 9-11 // Gotze, s. 152, 160; KUB XIV 15 = 2BoTU 51A, Vs I, 7 // Gotze, s. 34; KUB XIV 16 = 2BoTU 51B, Vs II, 22 // Gotze, s. 44.

3.  История Древнего Востока. Зарождение древнейших классовых обществ и первые очаги рабовладельческой цивилизации. М., 1988, ч. 2, c.150 ;Gardiner A.H. The Kadesh inscriptions of Ramesses II. Oxford, 1960, p. 8-10, 29, 40-45.

4. ИДВ, ч. 2, с. 139-149.

5. KBo V 8 = 2BoTU 61A // KUB XIX 36 = 2BoTU 61B, Vs I, 1-3 // Gotze, s. 146; KUB XIV 16 = 2BoTU 50, Vs I, 25-26 // Gotze, s. 28.

6. KUB XIV 16 = 2BoTU 51B, Vs I, 51 // Gotze, s. 56.

7. Gardiner, p. 8-10, 29 ,40-45.

8. Авдиев В.И. Военная история Древнего Египта. Том.2. М., 1959, с. 180-184.

9. KBo III 4 = 2BoTU 48, Vs II, 46-48 // Gotze, s. 58-60; KBo IV 4 = 2BoTU 58B, Rs III, 56, Rs IV, 55 // Gotze, s. 130,140; KBo V 8 = 2BoTU 61A // KUB XIX 36 = 2BoTU 61B, Vs II, 27-28 // Gotze, s. 154; KUB XIV 15 = 2BoTU 51A, Vs I, 21 // Gotze, s. 36; KUB XIX 37 = 2BoTU 60, Vs II, 28-29 // Gotze, s. 170.

10. Горелик М.В. Боевые колесницы Переднего Востока IIIII тысячелетий до н.э. // Древняя Анатолия. М., 1985, с. 192-193.

11. Горелик М.В. Боевые…, с. 193.

12. Гэрни О.Р. Хетты. М., 1987, с. 96; Маккуин Дж. Г. Хетты и их современники в Малой Азии. М., 1983, с. 99.

13. Ламеллярный панцирь представлял собой доспех, в котором пластины (бронзовые, медные или из очень твердой кожи) его составляющие, соединялись непосредственно между собой, без всякой основы, при помощи ремешков, тесемок, шнуров, пропущенных через отверстия, расположенные по определенной системе по всей поверхности пластины. Длина пластин колебалась от пяти до пятнадцати сантиметров. Под ламеллярный панцирь одевалась поддоспешная рубаха; иногда она пришивалась к броне за край ворота. Без поддоспешной одежды металлические панцири, не имевшие мягкой основы, никогда не носили, особенно на Ближнем Востоке, где легко могли получить ожоги. – См. Горелик М.В. Оружие Древнего Востока. М.,1993, 121.

14. Горелик, с. 181; Маккуин, с. 98,103.

15. Авдиев, т.2, с. 186,192; Маккуин, с. 102-103.

16. ИДВ, ч. 2, с. 538-541; Перепелкин Ю.Я. История Древнего Египта. Спб., 2000, с. 271-272.

17. Гомер. Илиада. Л., 1990, с. 92, 93, 313-314; Горелик, с. 63.

18. Горелик, с. 133.

19. Горелик М.В. Боевые…, с. 193.

20. Горелик, с. 121.

21. Гэрни, с. 97-98; Маккуин, с. 103.

22. Авдиев, т.2, с. 192; Горелик, с. 46; Гэрни, с. 97-98, ИДВ, ч.2, с. 161, 165; Маккуин, с.100-103; Монтэ, Пьер. Египет Рамсесов. М., 1989, с. 232.

23. Горелик, с. 161, 181; Гэрни, с. 97-98; ИДВ, ч.2, с. 165; Маккуин, с. 103.

24. Надпись Анниты. // Луна…, с. 37-38.

25. Осада Уршу. // Луна…, с. 90.

26. Guterbock H. The deads of Suppiluliumas as told by his son Mursili II // Journal of Cuneiform Studies. New-Haven, 1956, vol. 10, № 3, p. 92-93 (fr. 26).

27. KBo III 4 = 2BoTU 48, Rs IV, 46-47 // Gotze, s. 136; KBo V 8 = 2BoTU 61A // KUB XIX 36 = 2BoTU 61B, Rs IV, 15-16 // Gotze, s. 162.

28. Gardiner, p. 10, 44.

29. KBo III 4 = 2BoTU 48, Vs II, 41-44, 83-85, Rs III, 32-35, 53-54, Rs IV, 42-43 // Gotze, s. 56, 64, 76, 78-80, 136; KUB XIV 16 = 2BoTU 51B, Rs III, 51-52 // Gotze, s. 56; KUB XIX 37 = 2BoTU 60, Vs II, 44-45 // Gotze, s. 170.

30. Горелик М.В. Боевые …, с. 196-199.

31. Горелик, с. 84, 96, 97, 104, 121, 146, 178.

32. Горелик, с. 158.

33. Горелик, с. 28, 37-39, 58, 61-64, 72; Монтэ, с. 232.

34. ИДВ, ч.2, 100.

35. Горелик М.В. Боевые…, с. 196.

36. Горелик, с. 118, 122, 147, 157-158, 164.

37. Горелик, с. 176.

38. Горелик, с. 60, 70.

39. ИДВ, ч.2, с. 100.

40. Авдиев, т.2, с. 184-186, Монтэ, с. 223-224, 228-229.

41. Перепелкин, с. 268.

42. Авдиев, т.2, с. 190; Gardiner, p. 8-10.

43. Авдиев, т.2, с.187-189; Перепелкин, с. 271.

44. Авдиев, т.2, с. 185.

45. Авдиев, т.2, с. 193, 195; Горелик, с. 104, Монтэ, с. 223-224, 232-233; Перепелкин, с. 272.

46. Горелик, с. 84-85.

47. Авдиев, т.2, с. 192; Горелик, с. 18, 37, 46, 61.

48. Горелик, с. 88, 178.

49. Это хорошо подчеркивается в письмах из Эль-Амарны, в которых подвластные правители просят прислать лучников царя ( См. Mercer S.A.B. The Tell el-Amarna Tablets. Vol. I-II. Toronto, 1939, №№ 70, 108, 116, 129a, 131, 132, 141, 227, 228, 281, 288, 292). Об этом также свидетельствует название египетских соединений при Сети I: соединение (войско) Амона «Могучие луки», соединение (войско) Сэта «Победоносные луки» (См. Стучевский И.А. Рамсес II и Херихор. М., 1984, с. 25).

50. Горелик, с. 67.

51. Горелик, с. 88.

52. Горелик, с. 65-55

53. Горелик, с. 161.

54. Авдиев, т.2, с. 187; Монтэ, с. 234; Перепелкин, с. 272.

55. ИДВ, ч.2, с. 532, 538; Курочкин М.В. Структура, тактика и вооружение египетской армии во времена Тутмоса III – Рамсеса II. Автореферат диссертации. М.,1998, Гл. 2, параграф 3.

56. Авдиев, т.2, с. 195; Курочкин, Гл. 1, параграф 3.

57. Авдиев, т.2, с. 192, 197; Курочкин, Гл. 1, параграф 3; Перепелкин, с. 269.

58. Авдиев, т.2, с. 189-190.

59. Авдиев, т.2, с. 202.

60. Авдиев, т.2, с. 196-199.

61. Авдиев, т.2, с. 207; Монтэ, с. 226-226; Перепелкин, с. 270-272.

62. KBo III 4 = 2BoTU 48, Rs IV, 18-21, 35 // Gotze, s. 122,130; KBo IV 4 = 2BoTU 58B, Vs I, 31-32, Vs II, 16-17, 73 // Gotze, s. 110, 114, 122.

63. Горелик М.В. Боевые…, с. 196-198; ИДВ, ч.2, с. 68-69, 86-87.

64. Горелик, с. 37-39, 57-58, 64, 70-72, 97, 99-100, 146.

65. KBo III 4 = 2BoTU 48, Rs III, 74-75 // Gotze, s. 88/

66. Автобиография Хаттусили. // Луна…, с. 197; Маккуина, с.99.

67. KBo III 4 = 2BoTU 48, Vs I, 40 // Gotze, s. 24; KBo V 8 = 2BoTU 61A // KUB XIX 36 = 2BoTU 61B, Vs I, 19-22 // Gotze, s. 148.

68. Горелик, с. 28, 63, 92, 121-122, 160-161, 181.

69. Гомер, с. 38, 45-46, 92-94, 313-318 и т. д.; Горелик, с. 63.

70. Маккуин, с.99; KBo II 5 = 2BoTU 62, Vs II, 56-57 // Gotze, s. 186; KBo III 4 = 2BoTU 48, Vs II, 27, 57-59, 78 // Gotze, s. 50, 62, 54.

71. KBo III 4 = 2BoTU 48, Vs I, 3-4 // Gotze, s. 14.

72. Garstang J. and Gurney O.R. The Geografy of the Hittite Empire. L., 1959, p. 93.

73. Вторая молитва Мурсили во время чумы. // Луна…, с. 187; Guterbock, // JCS, 1956, v. 10, № 4, p. 107-108 (fr. 31).  

74. Телепину, упоминающийся, как царь-жрец, правитель Халпы, едва ли не правитель Сирии в дни осады Суппилулиумой I Гаргамиша (Guterbock, // JCS, 1956, v. 10, № 3, p. 92-93 (fr. 28)), нигде не упоминается позднее. Даже борьба за Митанни поручена Пиайсили. Отсюда напрашивается вывод, что Телепину умер при жизни отца.

75. Первая молитва Мурсили во время чумы. // Луна…, с. 183.

76. KBo III 4 = 2BoTU 48, Vs I, 5-8, 11-13 // Gotze, s. 14-18; KUB XIX 29 = 2BoTU 49, Vs I, 8-9, Rs IV, 10-11 // Gotze, s. 14, 18.

77. KBo III 4 = 2BoTU 48, Vs I, 14-15 // Gotze, s. 20; KUB XIX 29 = 2BoTU 49, Vs I, 10, Rs IV, 16, 20-21 // Gotze, s. 16-20.

78. Weidner E.F. Politishe Documente aus Kleinasien. T. 1-2. Leipzig, 1923, s. 89.

79. Guterbock, // JCS, 1956, v. 10, № 3, p. 90-92 (fr. 28).

80. Вторая молитва Мурсили во время чумы. // Луна…, с. 187-188.

81. KBo III 4 = 2BoTU 48, Vs I, 10-15, 24 // Gotze, s. 16-20; KUB XIX 29 = 2BoTU 49, Rs IV, 17-20 // Gotze, s. 18-20.

82. Договор Шаттивасы с Суппилулиумой I (Weidner, s. 45-49) и анналы Суппилулиумы I (Guterbock, // JCS, 1956, v. 10, № 4, p. 110 (fr. 35)) описывают нам успехи хеттских войск, возглавляемых Шаттивасой и Пийасили, в борьбе с Шутарной, Ассирией и Алзи. Из анналов же Мурсили II (KUB XIV 16 = 2BoTU 50, Vs I, 16-19 // Gotze, s. 28) следует, что Мурсили опасается нападения ассирийцев на Гаргамиш и Сирию из-за р. Евфрат. То есть напрашивается вывод, что при Арнуанде, за время его болезни, в Митанни все было проиграно.

83. Царь Египта Харемхеб вступил на престол лет за семь до смерти Суппилулимы I, а правил не менее 27 лет (Стучевский, с.14; Redford D. R. On the chronology of the egyptian eighteens dynasty // Journal of Near East Studies. Chicago, 1966, Vol. 25, № 2, p. 123-124).

84. KBo III 4 = 2BoTU 48, Vs I, 16-17 // Gotze, s. 18/

85. KBo III 4 = 2BoTU 48, Vs I, 30-32, Rs III, 67-73 // Gotze, s. 22, 86-88; KBo V 8 = 2BoTU 61A // KUB XIX 36 = 2BoTU 61B, Vs II, 8-22 // Gotze, s. 152; KBo XIV 19 III, 1-4 // Howink ten Cate P. Mursili’s Northwester campaigns additional fragments of his compehensive annals // Journal of Near East Studies. Chicago, 1966, Vol. 25, № 3, p. 175; KUB XIV 16 = 2BoTU 50, Vs I, 20 // Gotze, s. 28; KUB XIV 17 = 2BoTU 54, VsII, 32-39 // Gotze, s. 88.

86. KUB XIV 16 = 2BoTU 50, Vs I, 13-16, 22-24 // Gotze, s. 26-28.

87. KUB XIV 16 = 2BoTU 50, Vs I, 16-19 // Gotze, s. 26-28.

88. KBo III 4 = 2BoTU 48, Vs I, 30-43 // Gotze, s. 22-24.

89. KUB XIX 9, I, 20-23 // Kitchen K.A. Suppiluliuma and the Amarna Pharaons. Liverpool, 1962, p. 3-4; Guterbock, // JCS, 1956, v. 10, № 4, p. 112-113 (fr. 43).

90. KUB XIX 29 = 2BoTU 49, Rs IV, 10-15 // Gotze, s. 18/

91. KBo III 4 = 2BoTU 48, Vs I, 43-48 // Gotze, s. 24-26

92. KBo III 4 = 2BoTU 48, Vs I, 49-53 // Gotze, s. 26-30; KUB XIV 16 = 2BoTU 50, Vs I, 25-30 // Gotze, s. 28-30.

93. KBo III 4 = 2BoTU 48, Vs I, 55-60, BII 20-24 // Gotze, s. 30-36; KUB XIV 15 = 2BoTU 51A, Vs I, 5-21 // Gotze, s. 32; KUB XIV 16 = 2BoTU 50, Vs I, 32-35 // Gotze, s. 32.

94. KBo III 4 = 2BoTU 48, BII 26-27 // Gotze, s. 38-40; KUB XIV 15 = 2BoTU 51A, Rs III, 28-33 // Gotze, s. 52.

95. KUB XIV 15 = 2BoTU 51A, Vs I, 23-32 // Gotze, s. 36-38.

96. KBo III 4 = 2BoTU 48, Vs II, 1-7 // Gotze, s. 42-44; KUB XIV 16 = 2BoTU 50, Vs II, 8-23 // Gotze, s. 42-44.

97. KBo III 4 = 2BoTU 48, Vs II, 15-21 // Gotze, s. 46-48; KUB XIV 15 = 2BoTU 51A, Vs II, 2-7, 13-14  // Gotze, s. 46-48.

98. KBo III 4 = 2BoTU 48, Vs II, 33-46 // Gotze, s. 52-58; KUB XIV 15 = 2BoTU 51A, Rs III, 39-52 // Gotze, s. 54-56.

99. KBo III 4 = 2BoTU 48, Vs II, 50-86 // Gotze, s. 60-66; KUB XIV 15 = 2BoTU 51A, Rs III, B24-B37 // Gotze, s. 58.

100. Garstang J. and Gurney O.R., p. 93, 102.

101. Garstang J. and Gurney O.R., p. 93.

102. KUB XIV 15 = 2BoTU 51A, Rs IV, 14-54 // Gotze, s. 66-74.

103. 2BoTU 53, Vs I, 2-8 // Gotze, s. 76-78; KBo III 4 = 2BoTU 48, Rs III, 39-46 // Gotze, s. 76-78.

104. KBo III 4 = 2BoTU 48, Rs III, 47-56 // Gotze, s. 78-80.

105. Первая молитва Мурсили во время чумы. // Луна…, с. 183; KBo III 4 = 2BoTU 48, Rs III, 57-60 // Gotze, s. 80.

106. KBo III 4 = 2BoTU 48, Rs III, 57-66 // Gotze, s. 80.

107. KUB XIV 17 = 2BoTU 54, VsII, 18-30 // Gotze, s. 86; KUB XIX 31 = 2BoTU 55, Vs II, 1-14 // Gotze, s. 80-82. Можно предположить, что войска вел сам Харемхеб, так как из надписей Харемхеба нам известно, что он совершил ряд походов в Сирию. В числе прочих, взятых Харемхебом в плен, упоминаются хетты (Breasted J.H. Ancient records of Egypt. Vol. III. Chicago, 1906, p.20). Города Сирии, под которыми вел бои Харемхеб входили в состав Хеттской державы: Кадеш, Тунип, Катна, Угарит, Папкхи (на р. Евфрат) (Pritchard J.B. Ancient Near Eastern Texts Relating to the Old Testament. Princeton, 1955, p. 242). К сожалению, мы не знаем, было это при Суппилулиуме I, Арнуанде II или при Мурсили II.

108.  KUB XIV 17 = 2BoTU 54, VsII, 1-31 // Gotze, s. 82-86; KUB XIX 31 = 2BoTU 55, Vs II, 1-14 // Gotze, s. 80-82.

109. KBo III 4 = 2BoTU 48, Rs III, 67-95, Rs IV, 1a // Gotze, s. 86-96; KUB XIV 17 = 2BoTU 54, VsII, 31-39 // Gotze, s. 86-88; KUB XIX 30 = 2BoTU 57, Vs I, 1-21 // Gotze, s. 90-94.

110. KUB XIV 17 = 2BoTU 54, RsIII, 1-25 // Gotze, s. 94-100.

111. 2BoTU 56, Vs II, 6-13 // Gotze, s. 100; KUB XIV 29 + KUB XIX 3 = 2BoTU 58A, Vs I, 1-15 // Gotze, s. 104-16; KUB XIX 30 = 2BoTU 57, Rs IV, 1-13 // Gotze, s. 102-14.

112. KBo IV 4 = 2BoTU 58B, Vs I, 6-9, Vs II, 45-46 // Gotze, s. 108, 116-118; KUB XIV 29, Vs I, 29-31 // Gotze, s. 108.

113. KBo IV 4 = 2BoTU 58B, Vs I, 24-33 // Gotze, s. 110.

114. KBo IV 4 = 2BoTU 58B, Vs I, 39-46, Vs II, 40-48 // Gotze, s. 110-112, 116-118.

115. KBo IV 4 = 2BoTU 58B, Vs II, 1-5 // Gotze, s. 112.

116. KBo III 4 = 2BoTU 48, Rs IV, 16-21 // Gotze, s. 120-122; KBo IV 4 = 2BoTU 58B, Vs II, 16-40, 49-59, 70-78 // Gotze, s. 114-116, 118, 120-122.

117. KBo III 4 = 2BoTU 48, Rs IV, 22-34 // Gotze, s. 124-130; KBo IV 4 = 2BoTU 58B, Vs II, 59-69, Rs III, 11-15 // Gotze, s. 118-120, 124-130.

118. KBo III 4 = 2BoTU 48, Rs IV, 35-43 // Gotze, s. 130-136; KBo IV 4 = 2BoTU 58B, Rs III, 57-72, Rs IV, 2-40 // Gotze, s. 130-138.

119. KBo IV 4 = 2BoTU 58B, Rs IV, 42-55 // Gotze, s. 138-140.

120. Ардзинба В.Г. Договор Мурсилиса II с Купанта-Инарасом из Мира и Кувалии ( I, 30-47, II, 1-11) // Межгосударственные отношения и дипломатия на Древнем Востоке. М., 1987, с. 123-124; KBo III 4 = 2BoTU 48, Rs IV, 56-69 // Gotze, s. 140-142; KBo IV 4 = 2BoTU 58B, Rs IV, 38-42 // Gotze, s. 72; KUB XIV 24 = 2BoTU 59, 2-3 // Gotze, s. 142.

121. KUB XIV 20 = 2BoTU 64, 1-27 // Gotze, s. 194-196.

122. KBo V 8 = 2BoTU 61A // KUB XIX 36 = 2BoTU 61B, Vs I, 1-46 // Gotze, s. 146-150.

123. AboT 63, Rs III + Bo80/e+641/b, 1-42 // Otten H. Neue fragment zu den Annalen Mursilis // Mitteilungen des Instituts fur Orientforschungen. Berlin, 1955, Bd., 3, Hft., 1, s. 168-169; KBo V 8 = 2BoTU 61A // KUB XIX 36 = 2BoTU 61B, Rs III, 1-43 // Gotze, s. 154-160; KBo VIII 34 + Bo2301/c, 1-4  // Howink ten Cate, p. 168.

124. KUB XIX 37 = 2BoTU 60, Rs III, 3-56 // Gotze, s. 172-178/

125. Надпись Анниты. // Луна…, с. 37-38.

126. KUB XIX 39 = 2BoTU 63, Vs II, 1-18 // Gotze, s. 162-164/

127. KUB XIX 37 = 2BoTU 60, Vs II, 1-45 // Gotze, s. 166-170.

128. KBo II 5 = 2BoTU 62, Rs III, 49-69, Rs IV, 1-28 // Gotze, s. 190-194.

129. Sturtevant E.H. The Tawagalawas Text // The American Journal of Semitic Languages and Literatures. Chicago, 1928, vol. 44, № 4, p. 221-228.

130. Автобиография Хаттусили III // Луна,…, с. 194-203.

131. Молитвы Мурсили во время чумы // Луна,… с. 182-191.

132. KBo III 4 = 2BoTU 48, Vs I, 25-37, Vs II, 8-86, Rs III, 1-38 // Gotze, s. 38-76; KUB XIV 15 = 2BoTU 51A, Vs II, 1-42 // Gotze, s. 44-50.

133. 2BoTU 56, Vs II, 1-13 // Gotze, s. 100.

134. KBo V 8 = 2BoTU 61A // KUB XIX 36 = 2BoTU 61B, Rs IV, 9-12 // Gotze, s. 160.

135. KBo V 8 = 2BoTU 61A // KUB XIX 36 = 2BoTU 61B, Rs IV, 1-22 // Gotze, s. 160-162.

136. KBo II 5 = 2BoTU 62, Vs I, 1-19 // Gotze, s. 180=182.

137. KBo II 5 = 2BoTU 62, Vs II, 1-46 // Gotze, s. 182-184.

138. KUB XIX 39 = 2BoTU 63, Vs II, 1-18 // Gotze, s. 162-164.

139. KUB XIX 37 = 2BoTU 60, Rs IV, 1-23 // Gotze, s. 178-180.

140. Bo 2764/c, II,1-21 // Howink ten Cate, p. 170-171.

141. KUB XXXIV 36, 1-10 // Howink ten Cate, p. 171-172.

142. KUB XIV 19, 1-13 // Howink ten Cate, p. 173.

143. KBo VII 17 + 2807/c, I, 1-14 // Howink ten Cate, p. 171.

144. KBo XIV 20 + KUB XXXIV 33 + 34, 1-21 // Howink ten Cate, p. 169-170; KBo XIV 19 II, 1-31 // Howink ten Cate, p. 174-175.

145. KUB XIV 20 II, 1-22 // Howink ten Cate, p. 173-174.

146. KBo XIV 19 III, 1-33 // Howink ten Cate, p. 175-176.

 

Литература.

 

1. Авдиев В.И. Военная история Древнего Египта. Том.2. М., 1959

2. Ардзинба В.Г. Договор Мурсилиса II с Купанта-Инарасом из Мира и Кувалии // Межгосударственные отношения и дипломатия на Древнем Востоке. М., 1987, с. 122-130

3. Гомер. Илиада. Л., 1990

4. Горелик М.В. Боевые колесницы Переднего Востока IIIII тысячелетий до н.э. // Древняя Анатолия. М., 1985, с. 183-202

5. Горелик М.В. Оружие Древнего Востока. М.,1993

6. Гэрни О.Р. Хетты. М., 1987

7. История Древнего Востока. Зарождение древнейших классовых обществ и первые очаги рабовладельческой цивилизации. М., 1988, ч. 2

8. Курочкин М.В. Структура, тактика и вооружение египетской армии во времена Тутмоса III – Рамсеса II. Автореферат диссертации. М.,1998.

9. Луна, упавшая с неба. М., 1972

10. Маккуин Дж. Г. Хетты и их современники в Малой Азии. М., 1983

11. Монтэ, Пьер. Египет Рамсесов. М., 1989

12. Стучевский И.А. Рамсес II и Херихор. М., 1984

13. Перепелкин Ю.Я. История Древнего Египта. Спб., 2000

14. Breasted J.H. Ancient records of Egypt. Vol. III. Chicago, 1906

15. Gardiner A.H. The Kadesh inscriptions of Ramesses II. Oxford, 1960

16. Garstang J. and Gurney O.R. The Geografy of the Hittite Empire. L., 1959

17. Gotze A. Die Annalen des Mursilis. Leipzig, 1933

18. Guterbock H. The deads of Suppiluliumas as told by his son Mursili II // Journal of Cuneiform Studies. New-Haven, 1956, vol. 10, № 2-4

19. Howink ten Cate P. Mursili’s Northwester campaigns additional fragments of his compehensive annals // Journal of Near East Studies. Chicago, 1966, Vol. 25, № 3, p. 162 – 191

20. Kitchen K.A. Suppiluliuma and the Amarna Pharaons. Liverpool, 1962

21. Mercer S.A.B. The Tell el-Amarna Tablets. Vol. I-II. Toronto, 1939

22. Otten H. Neue fragment zu den Annalen Mursilis // Mitteilungen des Instituts fur Orientforschungen. Berlin, 1955, Bd., 3, Hft., 1, s. 153-179

23. Pritchard J.B. Ancient Near Eastern Texts Relating to the Old Testament. Princeton, 1955

24. Redford D. R. On the chronology of the egyptian eighteens dynasty // Journal of Near East Studies. Chicago, 1966, Vol. 25, № 2, p. 113-124

25. Sturtevant E.H. The Tawagalawas Text // The American Journal of Semitic Languages and Literatures. Chicago, 1928, vol. 44, № 4, p. 217-231

26. Weidner E.F. Politishe Documente aus Kleinasien. T. 1-2. Leipzig, 1923

Сокращения.

 

KBo - Keilschrifttexte aus Boghazkoi. Leipzig

KUB - Keilschrifturkunden aus Boghazkoi. Berlin

ИДВ, ч.2 - История Древнего Востока. Зарождение древнейших классовых обществ и первые очаги рабовладельческой цивилизации. М., 1988, ч. 2

 

Summaru

 

In the article "Mursili II is how commander" is ground of cuneiform sources detailed warfare of "The great king of Hatti country" (Hittites) Mursili II of Suppiluliuma I's son, made a conclusion that Mursili II had seemingly counted the main military and strategic problem of his reign had been struggle with Kaska tribes. There was an example of military campaigns of Mursili II. The military business was reviewed and arms of Hittites and their neighbours during Mursili II reign.

 


Общий список